«Правила нашего дома», слайды 28, 29

В семинаре «Правила нашего дома», о котором я рассказываю уже некоторое время, есть одна тема, во время обсуждения которой всегда разгораются жаркие споры, звучат самые разные вопросы, а недоуменные взгляды участников вспыхивают то тут, то там и говорят сами за себя. Особенно это явно сначала, пока мы еще не успели обсудить на примерах то, о чем сегодня речь. Снова и снова я предупреждаю слушателей, что, обсуждая тенденции, мы не имеем в виду крайности, то есть, гениев и детей с серьезными патологиями мозга и/или нервной системы вплоть до неспособности к развитию. Обсуждая реакции и поведение, мы не имеем в виду «святых и чикатил».  Но поначалу, под каким соусом ни зашел бы разговор о тенденциях, обязательно кто-то возражает:
— Но ведь бывает, что ребенок совсем не может!
Не может что угодно. Например, мы говорим о том, что почерки у детей в общих случаях стали намного хуже, чем это было лет тридцать тому назад, не говоря уж о более ранних сроках.
— Но ведь бывает же, что кто-то писать не может совсем, что он дисграфик! — вот такие реплики случаются практически всегда.
Бывает, конечно, бывает. Но сегодня мы не говорим о дисграфиках, — в очередной раз напоминаю я, — это совсем отдельная тема и подробнее об этом явлении лучше беседовать с врачом-дефектологом. Я же, рассказывая о тенденции, говорю о детях, способных писать красиво. Я говорю о детях, чьи родители не особенно заинтересованы в качестве детского письма. Некоторые из них возражают даже, что скоро совсем писать не понадобится, что в школах чуть ли не с первых классов будут вводиться планшеты, и дети будут набирать свои тексты, так зачем печься о каком-то почерке?
К сожалению, и об этом говорят многие известные ученые современности, помимо безусловной пользы ускорения коммуникаций и процессов добывания любой нужной в текущий момент информации, компьютеры приносят детям реальный, научно-обоснованный вред, буквально перепрошивая их мозги таким образом, что люди становятся неспособными простраивать логические цепи, без чего делается невозможным и постижение причинно-следственных связей. Интересно рассказывает об этом доктор наук по физиологии и теории языка, член-корреспондент РАО, заслуженный деятель Высшего образования и заслуженный деятель науки РФ, профессор кафедры общего языкознания СПбГУ, заведующая лабораторией когнитивных исследований и кафедрой проблем конвергенции естественных и гуманитарных наук СПбГУ Татьяна Черниговская. Она показывает прямые связи между чтением и мышлением, способностью писать «по старинке» и простраивать сложные цепи связей в рассуждениях. Она же, кстати, упоминает в одной из своих лекций, что в «серьезных» (выражение Татьяны Владимировны) школах не только нет тенденции к продвижению планшетов в начальных классах, а напротив, педагоги все более ответственно подходят к вопросу ограничения экранного времени, сводя его до минимума в соответствии с теми задачами, которые ставят родители перед своими детьми. «Если вы хотите вырастить сложных людей, ваши дети должны читать сложные длинные тексты», — говорит Черниговская.
После завершения сегодняшнего обзора я дам ссылку на короткое видео, где Татьяна Владимировна говорит об этом. Пока же хочу сказать еще и о каллиграфии, влияние которой на поведение замечено и с точки зрения физиологии-психологии также объяснено учеными. Выписывание, вырисовывание, копирование букв, ежедневные неторопливые старания, тщательность даже в течение очень коротких промежутков времени зримо упорядочивают мышление как ребенка, так и взрослого человека, делают его более восприимчивым к словам и примерам, более внимательным, наблюдательным в мелочах, устремленным, усидчивым и дисциплинированным. Короткие промежутки времени это минут по десять-пятнадцать, всего по четверти часа для результата, но только каждый день, и так, чтобы это было совместным занятием, и вот уже родители с восторгом рассказывают о результатах. К сожалению, именно дисциплина, периодичность становятся препятствием для самих родителей, они начинают буквально отлынивать. Обманывая самих себя, они говорят ребенку: «сделай сегодня сам», и ребенок, не встречая спокойной настойчивости взрослого, оставляет занятие, пользу которого невозможно переоценить. К счастью, в моем опыте работы с родителями довольно много случаев, чтобы я могла заключить из своих личных наблюдений те существенные поведенческие перемены, которые обязательно следуют, если родители умеют замотивировать своих детей к занятиям хотя бы просто чистописанием. Только ни в коем случае нельзя при этом детей ругать. Ищите мотивы, придумывайте призы и поощрения, вовлекайте и увлекайтесь, занимайтесь вместе, повышайте сложность задач, и если вы не испытываете при этом радость, то изображайте, играйте ее для своих детей! Вы очень скоро увидите результаты, которые вас не разочаруют. На статью о каллиграфии я тоже дам ссылку, чего можно не делать, потому что об этом написано и приведено немало убедительных исследований.
— Но ведь бывают же дети, которые никогда и ни за что не сумеют повторить ни одной ровной линии! — обязательно скажет тут кто-нибудь.
Бывают. Бывают такие дети. И все-таки большинство детей к изображению ровных линий способны. И к красивому почерку способны тоже, даже к каллиграфии, какой бы трудной она ни была, как способны они и представлять образно, и мыслить логично, и излагать словесно.
— Но ведь бывают же те, у которых язык не подвешен! Или вообще дети, которые не общаются ни с кем, дети с расстройством аутистического спектра, например, но не когда уж совсем, а так, когда все-таки… — возражая, родитель путается в объяснениях.
Мы говорим не о них, но бывают. Я разучивала топики с такими детьми. Изучала родной язык как иностранный. И что-то нам удавалось, например, однажды с одним мальчиком мы выучили имена одноклассников, которых он в седьмом классе не знал, выучили имена учителей и позже я уже могла задавать вопросы о конкретных людях (как там N?), а не о безликой толпе (что нового в школе?) — ужасные безликие вопросы о безликом, которые так склонны задавать взрослые. С другим мальчиком мы учились… ходить в магазин и задавать вопросы продавцам, чтобы элементарно уметь купить хлеба. Да, мы наизусть учили диалоги, причем у ребенка удавалось вызвать к этому интерес. И была девочка, которая в десять лет не знала, как зовут ее маму. Они жили вдвоем, ребенок был замкнут, мама друзей в дом не приглашала, стесняясь своей девочки, а имени своего просто никогда не упоминала. Это все исключения, и мы не говорим о них в этой беседе. На любое «бывает» можно ответить утвердительно, но не всегда стоит говорить о том, что не входит в рамки темы. Это ведь тоже задача важная — научить наших детей понимать, о чем идет речь. Конечно же, нам надо самим владеть этим искусством, тем более что оно не требует особых усилий, а только внимания к другому человеку. Об исключениях же еще можно сказать, что довольно сложно себе представить весь спектр историй и возможного/невозможного, если не работать с людьми. Исключения бывают всегда. Нам надо научиться допускать возможности перемен в наших детях, сделать это поначалу хотя бы в собственных мыслях, внутри себя.  Для этого нам надо начать меняться самим.

Перед нами следующий слайд. Это тот самый случай и та тема, когда мы коснемся и талантов, и даже гениальности. Смотрите на текст слайда:

Итак, четыре Организующие Функции ОФ: планирование, память, торможение, внимание. Торможению мы уделим особое внимание в следующий раз, а пока просто познакомимся с составляющими. Горячие  ОФ — так хорошо знакомые нам импульсы и порывы. Холодные ОФ — логика, решения логических задач. В сущности, любой талант, любая способность обязательно входит в число ОФ. И сейчас мы вплотную подходим к вопросу воспитания детей с точки зрения образования и таланта.

На вопрос, можно ли вырастить гения, Татьяна Черниговская тоже уже ответила. Нет, гения вырастить нельзя, гений — это данность, это неопределяемая визуально (при рассматривании самого мозга) способность мозга к сверх деятельности в узком направлении. Талант это понятие более пространное, оно и более подвижное. Не зря же говорят: «талантливый человек талантлив во всем». Я бы, конечно, насчет «во всем» усомнилась, но то, что талант «плавает» и  может проявляться в нескольких сферах, это по моим наблюдениям бесспорно. Конечно, талант требует усердия по своему развитию, и тут начинается самое интересное. Во время семинара мы говорим о разных проявлениях таланта в детях и о родительских амбициях. Кто-то мечтательно проводит нить наследования генных способностей, неудачной судьбы родителей и вполне подходящих для реализации таланта обстоятельств жизни детей… Обычно дебаты в этой точке встречи не слишком жаркие, но родителю, мечтающему о славе своего ребенка, кто-нибудь обязательно возражает, что это же не ребенка мечта. Сколько бы ни писали на эту тему популярного, как ни были бы на слуху порицания подобных родительских стремлений, хотя бы один родитель-мечтатель  в коллективе обязательно удивляется: «Как же так? Что плохого в том, что ребенок поднимется выше, станет тем, кем родителю стать не удалось?». Обычно родители сами отвечают на эти вопросы, и ответы эти бывают достаточно категоричные. Когда доходит очередь до ведущего, я рассказываю, что ничего плохого в том, чтобы ребенок сумел стать тем, кем родителю не удалось, не нахожу. Это даже замечательно, если наш потомок стремится к чему-то, с точки зрения родителя мечтанному, и это просто сказочно-хорошо, если он достигает мечты. Но если ребенок не хочет двигаться именно в этом направлении, или же он поначалу двигается, а потом вдруг резко меняет курс, вот тогда важно не впасть в родительское отчаяние, важно не начать наступление на «носителя неоправданных надежд», важно принять его выбор. Получается в результате совсем простая формула:  ребенок должен стать тем, кем он захочет, когда его стремления станут проявленными, а мы получим возможность соглашаться с его решением, даже если оно нас не устраивает, и радоваться, если вдруг наши чаяния совпали.

В моей судьбе случилась однажды подобная ситуация, на семинарах я часто делюсь со слушателями своими личными историями, расскажу ее и тут. Мой отец был врачом, я всегда любила своего отца и, несмотря на сложные наши отношения, восхищалась им. Думаю, что именно поэтому к медикам у меня был особый пиетет. В своем романе «День девятый» я описывала, как его главная героиня, мой прообраз Соня сказала своим родителям, что хочет быть врачом, и как они не поддержали ее. Видимо, Сонино желание, как и мое личное  «хочу», оказалось куда слабее многих моих мотиваций в жизни, врачами ни Соня, ни я не сделались, но зато, когда стал подрастать мой старший сын, я замечтала видеть врачом его. Не буду детально расписывать того,  о чем подробно рассказала в книге, скажу только, что мой сын окончил медицинский институт, ординатуру, и не было предела мой гордости, как не было предела моего горю, когда через год работы в медицине сын оставил ее и ушел в совершенно другую сферу, которая представлялась мне абсолютно чуждой для него. Да, да, так думала я, но сын сделал свой выбор. И мы с мужем приняли этот выбор, интересовались работой сына и радовались его успехам. О том, что моя мечта разбита, я молчала. Ни намеком, ни по случаю, ни как-то еще я не касалась этой темы: нет так нет. Но прошло время, и сын в медицину вернулся. Он начал снова учиться, активно и много, практиковать, двигаться, развиваться. Это была уже другая медицинская специальность, и это был осознанный его выбор, реализация тех способностей, которые я еще в детстве видела в нем. Так сбылась моя мечта, и это был единственно возможный путь для того, чтобы она сбылась. Если же бы мой старший сын в медицину не вернулся, я бы перешагнула через свою мечту, потому что, выращивая детей в рамках человеческих ценностей, в духовности и с рядом определенных табу, я умела дать им свободу и предоставить возможность принимать решения самостоятельно, когда они становились взрослыми. Сейчас они свидетельствуют об этом. Глубоко ошибаются те, кому я кажусь родителем авторитарным. Это то, что называется «с точностью до наоборот», и я когда-нибудь более подробно пооткровенничаю на эту тему и приведу примеры, а пока повторю еще раз то, о чем упоминаю в каждом анонсе: все методы, о которых я рассказываю здесь, испробованы мною в воспитании моих детей и учеников, и все они приносят стойкие положительные результаты. Прямое свидетельство тому — мои дети:  современные свободолюбивые дружелюбно настроенные к миру и умеющие с ним общаться люди.

Нам же предстоит ответить на вопрос, заданный на следующем слайде:

Конечно же, родители неизменно отвечают, что танцующую девочку нужно «похудеть и в балетную школу», попрыгунью с косичками — в гимнастику, увлеченного читателя лучше не трогать, а шахматиста немедленно отправить в крутую шахматную школу! Но давайте посмотрим на первый слайд сегодняшнего обзора. Там написано, что опции с максимальной активацией и так , сами по себе одержат победу над менее активными!

И тут мне хочется снова сказать о себе и своих наблюдениях за множеством детей в своей жизни. Я сама играла в школу и в больницу, когда была маленькой. И никогда не играла, например, в магазин. Если бы мои родители решили отправить меня изучать финансы, я стала бы самым несчастным человеком на земле, впрочем, скорее всего финансист из меня бы совсем не получился. А в некотором смысле врачом и в полной мере педагогом, несмотря на сложный путь, мне все-таки стать удалось. Пусть и не совсем врачом, психофизиология это только маленький сектор того, что мне хотелось бы и что требуется, чтобы врачом считаться, но то, кем я стала, было моим выбором, без нажима и прессинга и свершилось это тогда, когда я стала способной свое намерение  самостоятельно осуществить.
Я знаю множество людей, которые стали во взрослости своей именно тем, во что играли — футболистами, путешественниками, строителями, воспитателями, геологами. Только вот, если возможно навскидку определить процентный состав, я сказала бы, что большинство из них стали тем, что избрали, не сразу, сломав сопротивление родителей, бросив первые специальности и пройдя долгими цепочками семейных стрессов, и это правило действительно за исключением случаев особенно-ярких успехов в спорте. Помимо этого, я могла бы привести в пример людей с несостоявшимися мечтами, и они тоже склонны в большинстве своем обвинять родителей в том, кем они стали, и «куда их запихнули».

В этом месте, следуя сегодняшней фабуле, так и хочется предположить, что непременно придет кто-то и скажет:
— А я знаю одного, который стал , кем хотел, и родители ему помогали!
Да-да-да. Он, конечно же, есть, этот один. И даже не один, а два или несколько. Я же говорю о большинстве. И какие выводы мы можем из сказанного сделать.

Дети в играх детства подсказывают взрослым, кем они могут в своей взрослости стать. Надо очень внимательно следить за тем, как и во что играют ваши дети и… Нет-нет-нет, не хватать ребенка за нос и не тянуть «в сторону мечты», чтобы получился хобот! Аккуратно подталкивать, направлять ребенка именно туда, где у него получается, удается, но… Самое главное, самое существенное «но» именно тут, потому что именно здесь таится великая опасность. Эта опасность называется «талант», крайне ответственное явление, отношение к которому должно быть особенным. И я объясню, почему это так.

Сейчас дети куда менее крепкие, чем были несколько десятилетий тому назад. Они менее стрессоустойчивы, в общей массе своей больше склонны к агрессии, жестокости и истерии.  Дети мира потребления нуждаются в спокойном радостном детстве ничуть не меньше, чем прежде, но возможности для беспечности у них существенно уменьшились. Коротко говоря, дети сейчас с точки зрения состояния нервной системы слабее детей предшествующих поколений. И мы уже говорили о гаджетах, которые ослабляют нервную систему. Поэтому сейчас как никогда ребенку нужно гармоничное развитие, толика покоя, доля простоты. Ребенку, как дому, который строится, нужна арматура в виде человеческих ценностей, крепость и опоры, чтобы стоять в этой жизни крепко. Творения Гауди прекрасны и уникальны, но все их несущие и опорные параметры рассчитаны безукоризненно и, я уверена, с учетом нестандартных линий еще более ответвенно. Если же современный родитель берется «вытягивать» своего ребенка «за талант», то, как правило, он не учитывает свойств самой уникальности, и тогда в переходном возрасте мы видим такие срывы нервной системы, о которых представления не имели. Поэтому попрыгунью с косичками я бы приучала хотя бы понемножку …читать, красиво писать (не подряд, в разбивку, аккуратно, без насилия), смотреть на рыбок, замедляться, дозированно слушать классическую музыку. Всего понемногу, чтобы без протеста, без драмы. Я бы гармонизировала ребенка и укрепляла его. Танцовщицу так же, но без измывательств над телом. Пусть бы она гуляла, дружила с другими детьми, и пусть бы танцевала…умеренно, получая радость, изучая прекрасную музыку. Обеих девочек я бы учила дружить с другими детьми, играть в командные игры, снижала бы желание конкурировать, сторонилась бы конкурсов и борьбы за места. Маленького книгочея я выводила бы во двор, учила бы играть с мячом, нашла бы ему такого учителя-спортсмена, который смог бы его увлечь, водила бы на прогулки, отвлекала бы от образов, чтобы он умел бегать и хотя бы немного считать. Шахматисту я отвела бы время для его любимых игр, но я водила бы его в бассейн, учила бы плавать профессионально, чтобы во время тренировок он не мог просчитывать ходы,  тренировала бы образное восприятие мира в нем. Обоих мальчиков, как и девочек учила бы дружбе, коммуникациям, прививала бы социальные навыки общения.
Дети должны вырасти крепкими и здоровым, у них должны быть возможности развиваться во все стороны, а если «тянуть за талант», мы неизбежно получим искажение личности, и оно будет тем сильнее, чем более ярким будет талант.
Я предлагаю вам совершить самостоятельный экскурс по судьбам сверх-талантливых представителей человечества. Кто из них был счастлив? Многие ли? О ком можно было сказать, что это хороший человек? Ну или хотя бы не невыносимый? Гении, как они жили, и сколько они прожили? Да, они оставили после себя незабываемое, но что они испытывали внутри себя… Неужели это именно то, что мы хотели бы видеть в наших детях?
Гармонично развитый человек проявит свой талант более явно, но не будет нести такого разрушения, которое нередко несут миру яркие дарования… Далай-лама говорит, что в нашем мире нет недостатка в талантливых людях. Но есть явный недостаток в хороших людях. Так он говорит, и я слышала подобные изречения от ученых, уважаемых мною. Если бы от моего выбора что-то зависело, я бы все усилия потратила на то, чтобы в этом мире стало больше хороших людей.

Восстановить свой организм после травм, привести в порядок нервную систему, наладить сон и открыть в себе новые возможности, а также ослабить напряжение в ваших детях, подравнять их осанку, гармонизировать их и уравновесить вам поможет остеопатия, а записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Дмитрий Гайкалов.

И мы продолжим наши обзоры через неделю. Вы можете  своевременно получать статьи с продолжением темы, оформив подписку внизу страницы, на которую попадете по этой ссылке.

По этой ссылке вы можете посмотреть и послушать Татьяну Владимировну Черниговскую, на которую я ссылалась в статье.

По этой ссылке, вы узнаете немало любопытных фактов о влиянии каллиграфии на здоровье и нервную систему человека. Статья выглядит облегченно, но при желании вы сможете найти более убедительную информацию на эту тему и попробовать позаниматься вместе с детьми, потому что 15 минут в день для устойчивого результата это вполне выполнимая задача.

По ссылке дальше представлен короткий отчет БФ «Наша семья» о третьей встрече нашего цикла семинаров.

 

 

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты