«Правила нашего дома», слайды 30, 31, 32

Наши дети то не могут остановиться, то у них не получается вовлечься, то они не в силах заметить, казалось бы, очевидного. Порой это может вывести из равновесия кого угодно: «Ну как же так? Сто раз сказали ребенку, а все мимо, это какой-то талант, по столько раз наступать на одни и те же грабли! Но ведь говорят, что по детству уже можно судить, каким человек будет во взрослой жизни. Что же, так и останется необучаемым?» Но оказывается, большинству родителей рано отчаиваться, правда придется запастись терпением.

Это задача префронтальной коры — гибкость в избегании. Гибкость это наша способность как не настаивать, не лезть на рожон, так и запоминать уроки, усваивать опыт и систематизировать его. Маленькие дети еще не способны к этому, да и не маленькие тоже. Брюс Гуд в своей книге «Мозг прирученный» приводит немало примеров того, как это свойство проявляется в поведении детей.  Один из примеров описан на слайде ниже:

Перед детьми в возрасте до шести лет ставится задача, им нужно «найти клады». На самом деле это какие-то поощрения, может быть маленькие конфетки, может быть что-то еще. «Клады» эти спрятаны в углублениях пола, лунки прикрыты и помечены маленькими лампочками. По команде дети выбегают «на поле» и начинают проверять тайники. Наблюдающему за передвижениями сразу же становится ясно, что движения детей хаотичны, каждый ребенок бегает, не запоминая, где он был только что, и какую лунку с лампочкой уже осматривал. Они по несколько раз прибегают к одним и тем же лункам, поднимают одни и те же крышечки, суетятся, как цыплята вокруг кормушки. Это происходит потому, что префронтальная кора у детей в этом возрасте справиться с координационными задачами пока не может, соответственно, дети не в состоянии свое поведение отследить. И когда взрослые говорят им, например: «Зачем ты смотришь тут, ты же здесь уже был!», то они встречают недоуменные взгляды детей, которые могут в этом возрасте знать все буквы алфавита, уметь читать, но понять в полной мере, что им говорят об отслеживании, они не в силах. В некотором смысле, куда полезнее для будущей жизни ребенка выполнять с ним упражнения, развивающие способности префронтальной коры, чем обучать его раннему чтению, потому что читать в конечном итоге люди научаются все, а вот мыслить далеко не все. Успешными же или нет будут у человека его мыслительные усилия зависит от того, как человек научится связывать причины и следствия. Поэтому для начала с маленькими детьми можно выполнять упражнения, дающие хотя бы понятие избегания. В имитации того же опыта можно взять не более пяти лунок/коробочек/ячеек и не пускать дело на самотек, а проговаривать с ребенком от трех лет каждое действие, например, так:

— В одной из этих лунок лежит конфета. Мы постараемся найти ее, для этого определим сначала, где конфеты нет. Открываем первую лунку, тут нет конфеты, видишь? Нам надо это запомнить. А теперь начнем сначала. Какую лунку мы откроем первой?
В большинстве случаев, несмотря на объяснения, ребенок попытается снова открыть первую лунку. Препятствовать ему в этом не надо, но обязательно повторить все те же пояснения, которые только что звучали, и не дать ему возможности продвинуться дальше.

— Правильно, все отлично. Мы же знаем, что в одной из этих лунок лежит конфета. И мы хотим найти ее, а для этого определим сначала, где конфеты нет. Правильно, мы открываем первую лунку, тут нет конфеты, все верно. Запоминаем: тут конфеты нет. А теперь начнем сначала. Какую лунку мы откроем первой?

Удержите ребенка, пусть он проделывает это упражнение снова и снова, пока не догадается, что первую лунку не надо открывать. Конечно, все дети будут осваивать этот урок с разной скоростью, кто-то поймет, что надо делать, раньше, кто-то позже. Если ваш ребенок после нескольких попыток начинает капризничать, попробуйте вместо него обойти первую лунку, открыть вторую и определить, что и там конфеты нет. Для успешного опыта конфету лучше положить не в последнюю лунку, а в четвертую или третью. Задачей тут будет добиться того, чтобы ребенок запомнил: в первых лунках награды нет. Если, несмотря на доброжелательный тон и выполнение упражнения в виде игры, ребенок расстроится, но урока не усвоит, отложите игру на время, чтобы затем снова к ней вернуться. Ни в коем случае нельзя считать ребенка бестолковым, если первая попытка не удалась. Результат этот говорит только об одном: префронтальная кора вашего малыша еще не готова к выполнению такого рода задач. Когда же со временем эта задача будет решена, поменяйте места нахождения призов и возобновите игру. Ребенок будет упорно стремиться туда, где прежде были «клады», и огорчаться от ваших стараний перенаправить его. Это говорит о том, что выученное поначалу не будет означать готовности коры к успешному решению подобных задач. Ребенок освоил один урок и потребуются старания, чтобы он сумел решать задачи, сходные по условиям. В этой связи мы можем пойти дальше и постараться ответить на вопрос, почему некоторые дети не решают похожих задач в школе. Теперь мы знаем, что это префронтальная кора не отслеживает аналогий. И это призывает нас к терпению и еще раз терпению.

Некоторые опыты, кстати, говорят о том, что много времени для усвоения пройденного вашему ребенку может не понадобиться. Доктор биологических наук, профессор, заведующая кафедрой возрастной психофизиологии факультета клинической и специальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета, руководитель Центра нейрокогнитивных исследований (МЭГ-центр) МГППУ Татьяна Александровна Строганова в одной из общедоступных лекций рассказывает об удивительном свойстве мозга «доучиваться» самостоятельно. Ученые провели опыт, на который пригласили взрослых и детей, рассадили всех перед мониторами и включили программу, в которой по определенным параметрам нужно было опознавать направления движения рыбок. Рыбки в ответ на каждый правильный или неверный выбор подавали определенные звуки, а обучались этой игре, рассказывает Татьяна Александровна, как взрослые — для сравнения, так и дети, причем  в первой группе дети с обычным восприятием, а во второй группе дети с СДВГ. И вот, во время этого эксперимента было установлено удивительное свойство мозга обучаться самостоятельно — после фактического обучения. Как это происходило, я расскажу коротко, а для интересующихся вопросом в конце обзора дам ссылку, где об этом опыте рассказывает профессор Строганова. Здесь же скажу только, что по сравнению со взрослыми здоровые дети показывали невысокие результаты. Они неплохо реагировали на стимулы первые пять минут и последние пять минут, в середине же процесса их успехи приравнивались к случайности, т.е. составляли примерно 50%. После завершения опыта дети ушли домой, и там неделю им ничто о событии не напоминало. Через неделю здоровые дети, чьи показатели, как мы помним, были намного ниже, чем у взрослых, снова пришли для повторения опыта, и вдруг оказалось, что они без всяких тренировок и повторов показывают такие же результаты, как и взрослые! Это явилось сенсацией, и так было установлено, что мозг ребенка способен продолжать свое обучение самостоятельно, получив «закладку» информации, когда ребенок отдыхает, гуляет, ест и спит. «За этот первый эксперимент мы пробудили к жизни какую-то систему, мы ее обучили, и это обучение произошло независимо от нас. Просто за счет того, что мозг детей (самостоятельно) совершал попытки обучиться, он получал обратную связь — немедленную от этих попыток, он ушел не наученный… А после этого дети пришли к нам уже наученными», — рассказывает Татьяна Александровна, не скрывая своего восторга перед удивительными способностями мозга, свойства которого изучает всю жизнь.
В этой же беседе она отмечает, что, к сожалению, дети с СДВГ подобной способности мозга не демонстрируют, и это тоже родителям нужно обязательно учитывать. Это свойство не является безнадежным, Татьяна Александровна рассказывает, что дети с СДВГ обучаются, но не «сами потом», а после  многократных повторов одной и той же информации, когда усвоение происходит как бы внезапно.  К сожалению, латентного, имплицитного обучения («дивный, божественный механизм, когда мозг обучается сам» — Т.А. Строганова) у детей с СДВГ указанный опыт не подтверждает. И мы возвращаемся к возможностям префронтальной коры.

Считается, что кора человека созревает к двадцати одному году. Но мы помним, что мозг — детектор паттернов, и тот основной багаж, который мы называем жизненным опытом, у человека к этому возрасту еще невелик. Основной набор опыта начинается как раз после указанного возраста, этот процесс способен длиться всю жизнь, а того объема, который делает человека способным опыт обобщить и начать отвечать на важнейшие вопросы судьбы, люди достигают к сорока. Это смешно и печально, потому что ответ «к сорока» нередко звучит, когда меня спрашивают о сроках. «Когда же они поймут?», «Когда он найдет себя?», «Когда она перестанет скакать и уже сумеет определиться с выбором?»

В реальность, в реальность! Ведь тут еще одно интересное свойство, знание которого поможет нам не делать скоропалительных выводов о способностях наших детей. Оказывается, подростки лучше запоминают положительный опыт и куда хуже отрицательный или гипотетический. Это значит, что если их похваливать и приводить приятные примеры, мы скорее достигнем результатов, чем если мы станем их ругать или же говорить о том, что могло быть значительно хуже. Подростки используют упрощенные относительно взрослых алгоритмы обработки информации, именно поэтому они более склонны к рискованным поступкам, чем зрелые взрослые, которые учитывают альтернативные варианты развития событий, на что подростки практически не способны. Оказывается тут снова дело в префронтальной коре, которая и отвечает за альтернативы, как и за обработку и анализ отрицательных результатов. Положительный опыт относится к эмоциональной сфере, она созревает значительно раньше префронтальной коры, поэтому подростки в ответ на родительские причитания пожимают плечами: «Ничего же не случилось!». Отделы коры, связанные с сознательным контролем у подростков еще не сформированы, и так же как шестилетки не в силах запомнить, в каких лунках не нашлось «кладов», так и подростки не способны проанализировать родительские «страшилки», относясь к ним как к причудам и покушению на их свободы. Если родители усвоят эти истины, они не будут так переживать и тратить время на бессмысленные нотации, вместо этого они станут искать способы на простых положительных примерах объяснить подросткам, как им лучше поступать, а для дошкольников придумают поступательные упражнения с многократным повторением пройденного. А приемным родителям с детьми, которых какое-то время воспитывала «система», надо помнить, что ЗПР (задержка психического развития) или педагогическая запущенность не абстрактные понятия, а объективные состояния, которые говорят о том, что префронтальная кора у этих детей на какое-то время замедлилась в своем развитии, а значит, сроки ее созревания отодвинулись, и это в лучшем случае.

На семинаре «Правила нашего дома» мы знакомим участников с цветным тестом Ридли Струппа. Это неплохое тематическое переключение после напряженного обдумывания реальных возможностей наших детей и тех невыполнимых требований, с которыми порой родители к ним подходят. Участникам раздаются картинки с заготовками теста, причем порядок слов на картинках не повторяется. Это делается для того, чтобы свести к минимуму попытки участников «обмануть» самих себя, выучить слова, цвета и быстро ответить на вопросы. Мы объясняем присутствующим, что в данном случае быть безупречным нашей целью не является. Наоборот, нам же лучше, если мы отследим тот момент после трех-пяти слов, когда каждый, называющий цвета теста вслух, словно претыкается на миг, делает незначительную паузу в перечислении. Эта пауза показывает, как трудно нашему мозгу пойти не проторенной дорогой, а выбрать оригинальный путь, читая не написанные слова, а называя цвета, которыми они изображены. То есть, имея перед собой предложенную ниже картинку, мы будем читать: «Красный, синий, желтый, зеленый, красный», а не реально написанные слова.

Каждый раз, когда нам удается уговорить участников не соревноваться, не зажмуриваться, чтобы видеть только цвет слов, не снимать для той же цели очков, не обманывать, а проверить себя, мы радуемся, получив неожиданный эффект. И перед нами в действии проблема, связанная со способностью мозга к восприятию, развитие которого мы можем успешно тренировать с нашими детьми дома, используя различные модификации теста Струппа с любым количеством цветов в нем. Это также даст нам возможность тренироваться в синхронизации работы полушарий нашего мозга, потому что цвета и буквы находятся в разных ведомствах мозга, потому-то мы и испытываем затруднения, когда требуется читать не написанные слова, а именно цвета. Навыки в прочтении разных видов тестов Струппа помогают формироваться самоконтролю, а это важнейшее человеческое свойство в любого рода достижениях на протяжении всей жизни. Снова вспомним Брюса Гуда, потому что он утверждает, что дети с наиболее развитым самоконтролем оказываются в жизни не только более успешными и более общительными, но еще и более здоровыми, а также менее склонными к совершению преступлений.

Чем больше мы знакомимся с вопросами способности нашего мозга к обучению, тем больше задач встает перед нами. Иногда в процессе семинара я вижу приунывших родителей, потому что становится ясно, как много зависит от взрослых, и что не столько кружки и секции могут продвинуть наших детей в развитии, сколько скрупулезные занятия с родителями, разнообразные подходы к саморазвитию, без которого взрослым людям сложновато сподвигнуть себя на занятия с детьми. Но приходится признать, что  чем больше  мы знаем о том, как устроены, тем больше у нас возможностей свои устройства использовать с наивысшим кпд. А из сегодняшнего обзора мы выносим следующее:

    • нужно принять необходимость многократных повторов простого действия для усвоения той информации, которое это действие несет — и это с детьми до семи лет;
    • префронтальная кора до семи лет торможения ребенку обеспечить не может, поэтому  требовать от ребенка, чтобы он «уяснил» некое следствие простого действия, неправильно, но его можно в этом в положительной подаче тренировать;
    • мозг здорового ребенка может «доучиться» сам, если, и это важно, оставить ребенка в покое, не «навешивать» на него негативных ярлыков, а дать возможность вернуться к задаче спустя время;
    • ребенок с СДВГ «сам» не доучится, ему необходимо создать возможность многократных повторений действия для формирования навыка, и делать это необходимо в позитивной форме;
    • подросток обучается на упрощенных относительно взрослого человека алгоритмах, поэтому моделировать плохие ситуации, чтобы подросток задумался, или создавать неприятную для подростка атмосферу во время «донесения» до него какой-либо информации неэффективно, и мы помним одну из наших основных установок: чтобы все упорядочилось, нужна любимая картинка;
    • чем больше взрослый человек знает о том, «как это работает», тем проще ему к своим знаниям прибегать.

Нам надо запастись терпением и знаниями, чтобы наши дети развивались гармонично. Не так важно, кем станет ребенок в жизни, как важно, каким он станет в ней. Истории известны примеры родительской жестокости в стремлении сделать из своего ребенка профессионала, побить рекорды, достичь результатов, занять первую тумбу — это тема занимает у нас целый полномасштабный семинар «Деструктивное родительство», и там мы подробно узнаем о тех поломках, которые такие родители устраивают в системах организма и судьбах своих детей.

Восстановить свой организм после травм, привести в порядок нервную систему, наладить сон и открыть в себе новые возможности, а также ослабить напряжение в ваших детях, подравнять их осанку, гармонизировать их и уравновесить вам поможет остеопатия, а записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Дмитрий Гайкалов.

В завершение обзора — отрывок из лекции многократно упоминаемого мною носителя всевозможных научных регалий профессора Татьяны Владимировны Черниговской:

Послушаешь такое и решишь: стоит узнавать как можно больше, чтобы подходить к воспитанию грамотно. Пусть ребенок вырастет крепким, здоровым, и пусть он будет хорошим человеком. Тогда результаты непременно подчинятся ему, потому что он вырастет способным ставить себе цели и достигать их сам. Ниже обещанные ссылки.

 

Ссылка на любопытное описание теста Ридли Струппа

Ссылка на очень интересную беседу с Татьяной Александровной Строгановой

По ссылке дальше вы узнаете о четвертой встрече нашего цикла семинаров по гранту.

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты