«Книга жизни» для приемных детей

Когда-то в непростом мире приемных семей случилась одна история.

Приемный ребенок очень хотел узнать хоть что-то о своих кровных родителях, которых смутно помнил, и тогда его новые родители нашли данные о его родне, даже добыли фотографии, уселись рядышком со своим ребенком и, листая новый альбом, рассказали ему некую историю, которая примирила ребенка с действительностью. Эти родители умели рассказывать, они тонко чувствовали даже малейшие перепады настроения ребенка, и потом сумели верным руслом провести разговор. Они пообещали ребенку, что и дальше будут помещать его фотографии на страницы альбома, а сам альбом назвали «Книгой жизни». И вполне удовлетворенный ребенок убежал играть, выбросив все из головы.

О своем опыте приемные родители рассказали друзьям, а те своим, пока эта история не коснулась некоего чиновника, склонного обобщать. И наделенный властью чиновник, исходя исключительно из добрых побуждений, издал указ: всем приемным родителям настоятельно рекомендовать создание «Книги жизни» для своих приемных детей, дабы не разрывалась связь с корнями, и дабы дети не искали ответов кроме тех, что ему их новые родители предложат. Указ был немедленно «спущен сверху», тут же подхвачен и растиражирован «на местах». И вот уже представители «мест» начали приглашать приемных родителей для бесед, пошли внушения на тему того, что скрывать прошлое кровных родственников неправильно, к этому был приписан стыд за самого ребенка, который мастерски прикреплялся чиновниками к желанию приемных родителей не причинять своим детям излишнюю боль… И началась череда развала семей, в которых дети жили в надежности, любви и даже не задумывались о том, какой аист их принес. Это произошло потому, что чиновники, как всегда, не учли простого фактора: нет ни одного универсального средства в таких деликатных вопросах, как информирование ребенка о том, что он — «не родной». В какие бы фантики не была завернута эта горькая пилюля, ничто не может изменить ее вкуса. Проглотить это угощение способен не каждый, даже для взрослого человека рассказ о том, что его родители были к нему несправедливы, не воспитывали его, уезжали от него, не занимались им, бесконечно критиковали его и т.д. — часто неизбывная травма. И весь этот перечень входит в то, что чувствует ребенок из детского дома. Особенно если ему предъявляют фотографии испитых или иссохшихся лиц под умильные речи, что мы своего прошлого не стыдимся, и что он, ребенок, именно отсюда, от этих лиц произошел.

Не то, не то! Неправильный акцент, недальновидный подход. Для многих детей «не родной» — это приговор. Для многих детей информация о том, что их родители «не настоящие», останавливает их счастливое детство, делает возвращение к прежней безмятежности невозможным. Но я не ставлю задачей в этой статье говорить о том, как можно глобально данную проблему решить ко всеобщему удовлетворению. Никак не решить одним подходом, каждый случай индивидуален. Тут скажу только, что «под гребенку» заставлять приемных родителей устраивать своим детям мероприятие с «Книгой жизни» я считаю преступлением. Потому что далеко не каждый взрослый способен на деликатную беседу, потому что далеко не каждый ребенок может такое известие пережить, и потому что никогда заранее неизвестно, чем это обернется: печальным откровением, которое надо переварить, или экзекуцией, после которой жизнь перевернется.

Мне жаль, что я не могу перечислить здесь имена тех родителей, кто со слезами на глазах рассказывал мне историю о том, как они не хотели, но послушали сопровождающего психолога и ребенку такую «Книгу жизни» предъявили. Список этих людей внушительный, а истории их по-настоящему горьки.

Я говорю с детьми из детских домов о генетике. Кровные родители не могут быть предметом осуждения, потому что они подарили жизнь, но они не могут быть и предметом подражания, потому что они же во многих случаях чуть эту жизнь не загубили, живя без учета других людей, в том числе и своих детей. Поэтому я против книги жизни. Там, на заре многих событий, ничего, похожего на жизнь, не было, а было вместо этого сплошное уродство и ограничение, из которого многие  — слава Богу, что спаслись.

И все-таки, кровные родители, которые ничего, кроме самой жизни, детям путного не оставили, не должны предаваться забвению. Они нужны для того, чтобы осмысливать, из чего сложились, вернее, из чего сломались их судьбы. Необходимо понимать, чтобы не вляпаться в свой собственный слом, что в их характерах сделало победу невозможной для них. С чем надо считаться, что учитывать, чему противостоять — все это куда проще понимать, если знаешь хоть что-то о характере своих матерей и отцов, а если не знаешь, надо тем тщательнее наблюдать за собой.

Рассказываю о своем отце, чей опорно-двигательный аппарат я унаследовала. Плохой, ущербный, слабо-связочный. Мой отец с надломленным позвоночником прожил всю жизнь, рано перестал ходить, а к древней своей старости он не мог даже на бок повернуться сам, хотя парализован не был. В молодости его позвоночник не нес добавочных нагрузок, как это было у меня при беременностях, и моя спина от этого слабела. У отца не было операции на позвоночнике и на ногах, как у меня, значит, я, его наследник по плоти, в группе риска. То есть — у меня в этом плане плохая наследственность, отягощенная болезнями, я это знаю. Если я не буду следить за собой и себя грузить правильным спортом, если стану себя баюкать и жалеть, избегать нагрузок, я выйду из строя куда раньше, чем мой отец.

Да, это плохая наследственность. Но какая разница, коснулась она тела или характера? А никакой. Знаешь, что нечто тебе передано кровью твоей деструктивное — борись за жизнь, отрабатывая свое слабое или разрушительное свойство. И если у тебя в роду кто-то пил, даже если он упился до смерти, это не стыдно знать о себе. Но стыдно, зная это, не выяснить, не осознать, что за черта характера толкнула человека на питье. Потому что большинство пьющих людей погибли не потому что пили, а пили они, потому что погибли, потому что еще раньше позволили разрушительным чертам характера погубить себя неважно каким путем.

Я не испытываю никакого сожаления по отношению к людям — взрослым и детям, чьи родители не сумели прожить достойную жизнь. Мне не за что их жалеть, потому что это сделали не они, а именно их родители. Этих людей — взрослых и детей — я учу беспристрастно опознавать в себе слабые и деструктивные черты и бороться с ними. Большинству из нас хоть в чем-то с наследственностью не повезло. Но это только указывает нам, с чем нам предстоит иметь дело, где наши слабые места, что надо взять под контроль и держать, держать под контролем всегда. Быть в группе риска — это ответственность, я помогаю ее осознать и повзрослеть.

Однако все в ваших руках, а потому не забудьте заглянуть на сайт «Найди свой путь к здоровью»  

Наши страницы иллюстрируются волшебницей и сказочницей Натальей Арчаковской.

Записаться на консультацию можно по Whatsapp или Facebook Messenger.

 

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты