Адаптация приемного ребенка

«Все зависит от опыта и дерзновения»

— Как правильно готовить свое окружение к тому, что в семью придет приемный ребенок?

— Всегда кто-то один выступает инициатором. Так что уговаривать все равно приходится — свою вторую половину  или детей. А бывает, что уговоры не нужны — второй супруг просто подхватывает эту идею. В нашей семье зачинщиком была я. Я работала в детском доме, но муж, он военный в отставке, уже понимал, к чему это может привести, и был готов.

Наша история приемства началась более 20 лет назад. Тогда это было, кстати, гораздо сложнее осуществить, чем сейчас. Мои пятеро детей уже взрослые, состоявшиеся люди, имеющие свои семьи, своих детей. Они очень дружны, в мобильных телефонах у них даже есть общая группа «Братство», где они постоянно на связи. Была ли между ними ревность? Думаю, да, но в зачаточном состоянии. Каждый день у меня находилось время на каждого, когда я общалась с одним конкретным ребенком. И когда меня спрашивали, кого ты больше любишь, я отвечала: того, кто напротив меня. С кем я сейчас, в того и переливаюсь. Я очень следила за тем, чтобы быть справедливой. И папа, конечно, должен входить в список не обделяемых вниманием и любовью персон. В семье все крутится вокруг женщины, без этого никак.

— А что все-таки делать, если кровные дети не поддерживают мысль родителей о приемном ребенке?

— Если кровные дети в подростковом возрасте выказывают недовольство таким вашим решением  — значит, в этой семье уже что-то не так. В этом случае сначала лучше навести порядок на своей площадке. А уж потом заселять ее теми, кому нужно повышенное внимание и наша собственная дисциплина. Семья должна быть коллективом единомышленников. Иначе это не семья, а живущие в одном месте люди.

У меня уже были кровные дети, когда мы брали в семью детей. Они были наполнены состраданием. Я готовила их даже в мелочах. Допустим, пеку пироги — и они спрашивают: мам, это нам или в детский дом? И я отвечала: вот вам  по паре, остальное в детский дом. Так что делиться они были готовы еще раньше, чем к нам пришли дети. Сын сам как-то даже спросил меня, возьмем ли мы кого-то. И я их предупреждала   — будет трудно.

Вот поэтому желательно, чтобы все действующие лица, вся семья послушали лекции, уяснили какие-то общие правила, подготовились. Но не всегда это бывает. Чаще к нам на тренинги приходит тот, кто родил идею, кто лидер в этой ситуации. Он берет на себя ответственность.

— Как родителям готовиться к тому, какого возраста ребенка они берут в семью?

— Это зависит от опыта родителей. А еще от способности обучаться. От дерзновения. Главное чтобы не было косности. Если есть свои кровные дети, то лучше брать ребенка младше, чтобы не было доминирования. Ведь обычно доминирует старший. Он становится проводником традиций, установок. Пусть лучше это будет кровный ребенок. Надо считаться с правилами дома. Если будет наоборот, и старшим окажется приемный ребенок, он может вышибить из кровного ребенка то, что в него вкладывали родители. Думаю, этот момент нужно тоже преподавать на наших семинарах и тренингах для приемных родителей.

Приемный ребенок приходит со своими ценностями. Бывает, что у него еще остались привычки и традиции от его кровной семьи — если он совсем мало пробыл в детском доме. И тогда он не сразу от них избавляется. Иногда в памяти ребенка остаются добрые традиции его семьи: например, мама моей дочки очень любила читать. И я использовала эту традицию для нашего взаимного притяжения, предлагала дочери почитать ту или иную книгу, которая нравилась и мне, и когда-то — ее маме. Мама ее умерла, и мы никогда ее не вычеркивали из жизни. Ничто хорошее, доброе выдавливать из ребенка не нужно.

Даже старшие кровные дети все равно испытывают сначала затруднения, когда приходит приемный ребенок. Уменьшилось пространство, родительское внимание, «внеслась» новая энергия, которая пока бьется и не может ужиться в новом гнезде. Это требует времени и терпения — от нас всех. У каждой лодки все же  свое водоизмещение. Общих рекомендаций тут быть не может, нет штампов для всех приемных семей. Но рассчитывайте силы. А еще нужны знания, милосердие, строгость.

Матрицы любви

— На дискуссионных встречах фонда «Арифметика добра» некоторые приемные родители признаются, что не знают, как строить воспитательную линию в отношении приемного ребенка. Боятся проявить жесткость, строгость. Жалеют ребенка. Как правильнее действовать?

— Если провести аналогию с льдинкой, то когда мы хотим, чтобы она растаяла, она превратится в лужу. Если мы хотим придать ей какую-то форму, нужно положить ее в эту форму, и она ее постепенно примет. Если мы начинаем с «жалелки», это хорошо не кончится. Уважение к ситуации, которую пережил ребенок, сочетание это со знаниями особенностей его возраста, судьбы и характера — это правильно. А бояться нельзя. Если есть страх — туда не надо ходить. В моей жизни не было ситуаций, когда я боялась. Думаю, это зависит от характера.

Адаптация приемного ребенка в доме — это непросто. Готовьтесь к труду. Ведь когда мы идем копать картошку, никто из нас не ожидает, что мы будем загорать на солнышке. Будет пот на спине. И трудно будет долго, ребенок — это не линейное существо. Он будет то приближаться к вам, то отдаляться, то пытаться перекроить границы, сплошная синусоида.

— Многие приемные родители мечтают взять в семью малыша. Подростков брать боятся. Поездка потенциальных усыновителей и подростков из детских домов в Казань вскрыла эти страхи и помогла многим взрослым пересмотреть свое отношение к ребенку переходного возраста.

—  Конечно, подготовка к такому выбору нужна. Если человек не растил раньше детей и сразу берет подростка — это очень сложно. Ведь нужно знать, какова она на ощупь — любовь к ребенку. Она сопрягается с нашей ответственностью, с его зависимостью, каким бы он ни был ершистым, колючим, это все равно ребенок. Если в нас уже есть матрицы любви, они помогут взрастить новое чувство. В идеальном случае — рождается новая любовь. Хотя иногда и не рождается. Но я не понимаю, как можно жить в одном доме и не любить. Для меня это нереально.

Ищите внутренний ресурс

— Не во всех приемных семьях априори возникает любовь. И многие потенциальные приемные родители боятся: а вдруг не «щелкнет»? Боятся возвратов. Как избежать этого?

— Есть такой ответ, я показываю этот слайд на своих лекциях, это цитата из моего романа «День девятый». Вот волчица и волчонок. «Как я могу его любить, если этот щенок не пахнет мной?» — «Ты плохо его лизала». Вся наша жизнь — это работа над собой. Это ребенок, и ты взял за него ответственность. Если ты сейчас его вернешь — ты его разрушишь. Возможно, я категорична — но я не вижу для себя ситуации, когда бы это стало возможно. Я бы костьми легла, но не вернула. Это — мое! Пусть неправильное, или больное, или «не такое».

— Приемным семьям, наверное, в любом случае нужна поддержка извне?

—  Да, нельзя вариться в собственном соку. Очень часто приемной семье — как вообще любой — нужна поддержка. Иногда нужно мужество, чтобы выслушать о себе что-то непростое и неприятное, может быть, чтобы преобразовать себя и свою ситуацию. Но чтобы возвратов было меньше — обязательно стоит идти к специалистам, к психологам, а еще — делиться наболевшим с уже опытными приемными семьями.

— Становится ли сейчас меньше возвратов приемных детей в детский дом?

— Я двадцать лет назад пришла работать в детский дом. И еще тогда это существовало. Иногда детей приводили под дверь детского дома и просто убегали. Я не знала тогда, кого больше жалеть, ведь и взрослым сложно — как потом с этим жить?

Если человек заявляет: «Я отдаю ребенка назад», — его уже не отговорить, решение принято. Хотя, возможно, внутренне он надеется, что его отговорят. Но я не буду этого делать.

Конечно, бывает, когда приходят родители и признаются: «Я не знаю, что мне делать». Тогда я задаю тысячу вопросов, иногда странных. Чтобы понять, как и чем живет семья. Готовых схем нет. Но постепенно мы чутьем находим ту штуку, которая там все портит. И меняем ситуацию. Это процесс взаимного доверия и взаимного поиска.

— Многие приемные родители жалуются на эмоциональное выгорание. Каков ваш рецепт избавления от выгорания?

— Эмоциональное выгорание — это дань моде. Распиаренная проблема. И теперь уже многие родители считают своим правом падать в эмоциональное выгорание. Мать, конечно, может устать. Но если мы развиваемся, склонны узнавать все больше, обновлять базу компьютера, который у нас в голове, и избавляться от вирусов, то мы будем идти в ногу со временем. Монотония мешает жить, она и приводит к эмоциональному истощению. А чтобы этого не было, жизнь должна быть насыщенной. Надо работать.

Казалось бы, в семью входит приемный ребенок — какая уж тут монотонность жизни, каждый день новый стресс! Но нет. Одно и то же ежедневно: ребенок бузит, мама не знает, как с этим справиться. Противоборства, конфликты — длящиеся. Поэтому надо вносить в жизнь что-то новое, не зацикливаться. Фонд, кстати, делает прекрасные вещи для того, чтобы занять всю семью. Дети играют, рисуют, лепят, творят  — родители в этот момент общаются, дискутируют, тренируются.

Все заняты, все переключаются. Вообще, вокруг нас куча вещей, которых мы не знаем, — познавайте. Надо копать ямки и искать, искать…  Для меня, как для матери пятерых детей, непонятно, как можно выгореть. Есть проблема — значит, есть задача, которую надо решить. Для меня это только новый стимул для работы и для поиска решений.

Интервью Анны Ильиничны Гайкаловой — педагога, психолога, практического психофизиолога, автора курса семинаров «Целый-невредимый». Источник здесь.

Однако все в ваших руках, а потому не забудьте заглянуть на сайт «Найди свой путь к здоровью»  

Наши страницы иллюстрируются волшебницей и сказочницей Натальей Арчаковской.

Записаться на консультацию можно по Whatsapp или Facebook Messenger.

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты