Перечень ссылок на все обзоры по семинару «правила нашего дома»

Установочный семинар цикла «Правила нашего дома»

1. Для кого это все предназначено
2. Родовая доминанта и почему детям полезно иногда огорчаться
3. Поисковая активность, ее преимущества. Как распознать
4. Как бороться с безволием и какими мы хотим видеть своих детей
5. Роль правил и как опознать представителей «Поколения шатких ног»
6. Состояние Потока и открытия психологов-позитивистов
7. Что такое «любимая картинка» и почему это важно
8. Человек — это звучит… как?
9. Почему детство вытянулось, но не повзрослело
10. Наглядные примеры или «раковина — последняя тарелка»
11. Родитель как тренер. Преимущества
12. Сложные тексты = сложные люди
13. Как не повторять ошибок. Вопросы самоконтроля
14. Мусоропровод самоопределения
15. Дети выбирают добрых
16.«Не верь, не бойся, не проси»

В завершение предлагаем вам видеоролик, который задуман, как реклама ремней безопасности, но мы видим его смысл в том, как важно соблюдать правила, для того, чтобы быть и оставаться благополучным и успешным в жизни, а порой для того, чтобы попросту выжить в ней.

 

Будьте благополучны и счастливы, до новых встреч!

Повторение пройденного. Проверим себя.

Сейчас, когда наши будущие слушатели определяют для себя, подходит ли им курс «Целый-невредимый», мне представляется важным не зазывать на семинары тех, кто устроен иначе,  и кто по своим жизненным принципам считает важнейшими совсем другие цели. Мне кажется верным и уместным подчеркнуть мировоззренческую позицию авторского курса и его основные, установочные вехи. Это важно, чтобы внутренне мы стремились к одним ценностям, чтобы они совпадали у нас.
В самом деле, взрослые, ставящие бизнес-успех для себя и своих детей на первые места на шкале жизненных ценностей, могут оказаться, мягко говоря, неудовлетворенными там, где главным составляющим успешно проживаемой жизни позиционируются достоинство и человечность. Именно поэтому я постаралась в обзорах своего первого семинара дать максимальное количество именно мировоззренческих установок, чтобы не вводить в заблуждение никого. Я не обесцениваю важности уровня жизни, вовсе не отвергаю ценности материальных благ и так же, как все нормальные люди, заинтересована их себе обеспечить, но я бы хотела не поступиться совестью ради того, чтобы мой уровень жизни рос. Так же и с образованием, оно чрезвычайно важно, но не оно определяет, какую по ценности жизнь мы проживаем, насколько счастливы мы в ней, насколько удовлетворены. Нам надо усиливать в себе и воспитывать в детях определенные свойства, при которых, как это сказано на первой странице сайта, где не случайно в эмблеме Роза Ветров, цельность и несокрушимость личности и семьи будут неизменными, откуда бы ни дул ветер.

Успех любого обучения становится возможным для нас, когда, прочитав что-либо или посмотрев какой-либо видео-сюжет, мы понимаем: да, это о нас, этот воздух нам подходит, мы согласны им дышать, это именно то, что мы искали.

 

Теперь пройдем по основным вехам первого семинара, чтобы повторить пройденное, и может быть — чтобы посмотреть на некоторые вещи словно впервые.  Нам надо убедиться, что эти позиции, как основополагающие, нас устраивают. Согласие или спокойствие, удивление или даже легкое раздражение, если эти чувства будут сопровождаться желанием подумать о сказанном ниже, развить мысль, задержаться на формулировке, узнать, как добиться поставленных целей, — если вы испытаете это, тогда нам безусловно стоит вместе пройти весь цикл наших семинаров.

Итак, проверим себя:

— без того, что в мире всегда называлось добродетелями, человек счастливым быть не может;

— научить способен только тот, кто умеет это делать сам: теоретик обучит теории, но в практике его польза окажется относительной;

— состояние Потока достижимо не только от природы, но и от овладевания специальными знаниями и навыками, которые сначала потребуют стараний, а затем с лихвой компенсируют любой труд;

— нам надо понимать и уметь назвать словами цели, которые мы ставим перед собой относительно наших детей и нас самих, нам надо уметь назвать словами те качества, которые мы хотим сформировать в наших детях;

— нам надо знать, какие мы и каковы наши реальные ценности, чтобы не требовать от людей невозможного;

— без хорошего примера не обойтись, но недостаточно только показывать хороший пример детям, нужно уметь рассказать о том, что ребенок видит, и о том, что он проживает;

— наши дети беспомощны и нежизнеспособны не от природы, а оттого что мы неправильными установками о воспитании делаем их такими;

— обученная беспомощность (термин М. Селигмана и В. Роттенберга), как следствие воспитания, в будущем формирует «поколение на шатких ногах»;

— для того, чтобы наш выросший ребенок спокойно воспринимал огорчения и неудачи, он должен познакомиться с огорчениями и неудачами в детстве и научиться спокойно воспринимать разочарования и отказы;

— большинство вопросов, которые выкрикивают родители в эмоциональном возбуждении, бесполезны, они только обостряют ситуацию и отдаляют понимание и мир в семье;

— способность уметь сказать «нет» немного значит, если человек не в силах сказать жизни «да»;

— нужно принять необходимость многократных повторов простого действия для усвоения информации, которую это действие несет — и это с детьми до семи лет, но и позже любой навык также формируется многократными повторениями одного и того же действия;

— «научить ребенка думать» не равно «дать ему образование», для более успешного построения мыслительных связей необходимо ориентировать ребенка на внешний мир;

— накапливание знаний без культивирования в детях высокоморальных качеств разрушительно влияет на психику и затормаживает прогресс;

— префронтальная кора до семи лет успешного торможения ребенку обеспечить не может, поэтому требовать от ребенка, чтобы он «уяснил» любые следствия простых действий, неправильно, а понимания можно достичь только тренировками, в которых ребенок заинтересован;

— мозг здорового ребенка может «доучиться» сам, если, и это важно, оставить ребенка в покое, не «навешивать» на него негативных ярлыков, а дать возможность вернуться к задаче спустя время;

— ребенок с СДВГ «сам» не доучится, ему необходимо создать возможность многократных повторений действия для формирования навыка, и делать это необходимо в позитивной форме;

— подросток обучается на упрощенных относительно взрослого человека алгоритмах, поэтому моделировать плохие ситуации, чтобы подросток задумался, или создавать неприятную для подростка атмосферу во время «донесения» до него какой-либо информации неэффективно;

— мозг это детектор паттернов, человек реагирует на окружающий мир готовыми формами, поэтому долг и задача родителей осознанно формировать этот «пульт управления» в детях, не пуская процесс самоопределения на самотек;

— чтобы все упорядочилось, нужна любимая картинка;

— чем больше взрослый человек знает о том, «как это работает», тем проще ему к своим знаниям прибегать;

— родителям не стоит быть излишне доверчивыми и использовать на своих детях новомодные теории воспитания, не проверенные временем;

— гармония достигается уравновешиванием холодных и горячих импульсов и порывов;

— нам всем необходимо определить ведущие черты характера в себе и своих детях, как положительные, так и отрицательные черты, потому что именно они берут на себя управление нами в особенно важные минуты нашей жизни и тем самым определяют нашу судьбу, которую мы можем менять, управляя собой.

Программа «Целый-невредимый» дает достаточно разноплановой информации, для того, чтобы каждый ее участник смог выбрать уже на подступах к ней, кем он хочет в этой жизни быть: носителем обработанного опыта, получаемого постоянно, или жертвой людей и обстоятельств, с которыми он  столкнулся в пути. Выбирающие считать себя причиной событий своей жизни — желанные гости нашей программы.

 

Восстановить свой организм после травм, привести в порядок нервную систему, наладить сон и открыть в себе новые возможности, а также ослабить напряжение в ваших детях,  гармонизировать их и уравновесить вам поможет остеопатия. Семейный доктор-остеопат отследит малейшие нарушения вашего здоровья и не даст болезни развиться. Записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Дмитрий Гайкалов.

16. Не верь, не бойся, не проси

«Не верь, не бойся, не проси!» — как часто можно слышать эти красивые слова, с которыми, если принять их за серьезные рекомендации на жизненном пути, жить окажется невозможным. Но так устроен наш мозг, его несложно загнать в ловушку, тем более если увлечение чем-либо становится популярным. И вот уже кто-то вдохновленно наставляет своего ребенка: «Не верь! Не бойся! Не проси!»
А мы ничего не напутали? И как тогда жить? Как можно жить на этой земле, если никому не верить? Это же страшное одиночество, это что-то невозможное, да разве так способен жить человек, если… Если он не на зоне, не в ссылке в нечеловеческих условиях среди врагов? На мой взгляд, даже и там без веры в людей жить невозможно, а тут, где мы свободны в пределах наших законов, тут разве правильно не верить людям? Может быть, я мыслю архаично, но мне такой сценарий жизни кажется убогим и бесплодным. Верю вам и верю в вас, — говорю я своим близким, а что касается «дальних», то тут не стоит вопрос, верить им или нет. Мыслить самостоятельно, взвешивать аргументы и факты, общаться по законам социума. Верить или не верить — мы задаемся этим вопросом именно тогда, когда отношения наши с кем-либо переходят на короткую дистанцию. И ведь это очевидно для каждого. Как же получилось, что этот лозунг, его первая часть так крепко вжилась в умы?
«Не бойся», часть вторая. Мне кажется, это просто слова. Если в человеке живет страх, они бессмысленны, если человек отважен или же не боится, потому что не умеет представлять последствий, то это лишние слова. Мы рождаемся без памяти об опасности. Некоторые виды животных получают такую память генетически, а человек нет, поэтому передать потомкам информацию о том, что представляет угрозу для жизни, есть долг родителя, его непосредственная задача. Нам снова не нужно бояться или не бояться. Нам надо знать, в каких ситуациях нужна особенная осторожность (например, любое дело или игра с огнем), чего лучше не делать совсем (например, ходить по карнизу высокого этажа), а где мы в относительной безопасности (например, на тротуаре, где все равно рекомендуется посматривать под ноги). Не работает второй призыв, разве только написать его на флажке и размахивать им над головой на потеху тем, кто не привык размышлять.
Не проси, лозунг третий. Это как? Не быть попрошайкой? Научите ребенка трудиться, не отменяйте вашего сказанного «нет», не отодвигайте «все, достаточно» ни на пять, ни на пятнадцать минут, чтобы не выработать в ребенке привычку клянчить, и он ни о чем не попросит! Вам даже придется учить его просить в исключительных случаях, потому что человек, которому вбили на уровне табу «никогда не проси», в ситуации, когда необходимо попросить помощи, чувствует себя ущербным и несчастным — всего-то из-за стратегической ошибки обучающих.  Надо, необходимо уметь попросить! Это так же важно уметь, как быть способным оказать помощь тому, кто ее попросил у нас, и не почувствовать надменности благодетеля, не записать человека в должники, не посчитать, оказав помощь, что теперь можно человеком руководить. Это целое искусство — принимать и отдавать легко. Для того, чтобы умение просить и отзываться на просьбу о помощи нам служило исправно, нам надо трудиться. Об этом я тоже рассказываю на семинарах.

О каких друзьях говорится на слайде внизу, кого мы должны знать в лицо? Это наши Помощники, те самые качества, с обсуждения которых мы начинали семинар. Качества, которые назвали обязательными для счастья и успешности психологи позитивисты, качества, которые изображены у нас на одном из первых слайдов семинара в виде цветка. Помните, желтый слайд с «ромашкой» в этом обзоре там были доброта, ответственность, искренность и многое другое, что мы хотели бы видеть в наших выросших детях? Отзывчивость, это именно то свойство, которое понадобится человеку, способному попросить и отозваться на просьбу помочь другому человеку. Вообще, людям, способным верить, способным попросить себе помочь, легко помогающим и осознающим чувство края, т.е. не «безбашенным»,  ценящим жизнь — им светлее и радостнее жить на земле.  Это так же касается умения дарить подарки и принимать подарки. Не замечали, что люди, не способные подарок принять, совсем не могут попросить о помощи, для этого им надо буквально ломать себя? Эти штуки связаны между собой, «не попрошу» и «не надо мне ничего дарить» связаны страхом зависимости, благодарности, которую положено испытывать к дарителю и помогающему, видите, как все непросто и нелинейно. А кто боится быть благодарным? Кто боится себя связать обязательствами перед другими людьми? И как это сочетается с предыдущим лозунгом «не проси»? То-то и оно, что этот троичный лозунг может быть принят в условиях крайнего ожесточения, страха, сколько бы его адепты не призывали нас не бояться, цитата адресована к перепуганным насмерть людям. Она прекрасна и уместна в романе Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Но тот, кто научил вас применять ее в обычной жизни, обманул вас.

Верь — в себя, в друзей, в лучшие качества людей. Умей попросить о помощи, ты этим не унизишь себя. Береги жизнь… Конечно, эти слова не поднимешь на древко, потому что они далеки от того, что сейчас называется «понтами». Но они куда больше похожи на  пожелание, которое может исходить от любящего жизнь  человека. Надо быть аккуратнее с лозунгами, потому что они формируют наши паттерны, те самые, которые потом решают за нас, как нам поступать.

Ложь. Как часто родители негодуют, что их дети им врут. Но стоит попросить посчитать, сколько раз за день они сами солгали или слукавили, как адекватные взрослые смущаются: правда, чего это мы? Бывает, конечно, что в ответ на мой вопрос  родитель распахивает глаза: «Я никогда не вру!». Это для меня означает «Вавилон», мы говорим на разных языках. Правда, с учетом первого семинара, я еще могу надеяться оказаться услышанной: в жизни мы постоянно меняем информацию, передергиваем факты, подгоняем их под удобные для нас схемы, и на семинаре доказать это не сложно. Мы лукавим с людьми, а если не делали бы этого, то прослыли бы невежами и грубиянами, а то и похуже — черствыми и жестокими людьми.
Значит, не ложь сама по себе нам страшна. Родителей пугает невозможность воздействия на детей, невозможность их контроля. Если бы тем же самым родителям мы предложили представить, как их ребенок, воспитанный честным с категоричностью, с которой они этой честности от него требуют, называет свою учительницу толстой коровой, начальника — тупым хамом, подружку, которая слишком настойчиво вынуждает его делать что-то нежелательное, — конопатой фросей, на вопрос, почему опоздал на работу, отвечает «потому что мне тут все опротивело»… Родители в ужасе замахали бы руками: «Нет, мы не об этом! Он должен быть вежливым! Нам надо, чтобы он был честным именно с нами!» Но человек не может быть честным в одном и нечестным в другом. То есть, мы, конечно, лавируем, но процент честности распределяется у людей примерно одинаково по всему «периметру охвата»… Понаблюдайте и проанализируйте. Это действительно так. «Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом», от Луки 16.10, и я с удовольствием снова цитирую Евангелие. (*Какое-то количество лет своей жизни я посвятила изучению религий, в частности, Евангельских притч. Я занималась этим прицельно, ища научные объяснения сказанному в Священных писаниях. И я нашла эти подтверждения, причем, некоторые из них с точки зрения науки стали ясными сравнительно недавно. Для меня остается открытым вопрос, как могли древние наши предки знать то, о чем стало известно их потомкам через столько сотен лет*А.Г.)

Теме лжи у меня посвящен отдельный семинар со множеством примеров и проработкой разных видов лжи и подходов к ней. Семинар этот находится в разработке и на сайте пока не представлен. А во время первой встречи наша задача всего лишь снять напряжение с темы лжи и наметить план: мы разберемся с тем, как и себя успокоить, и детям не навредить, «выжимая» из них тотальную правдивость, которая в жизни может оказаться весьма сложным и неоднозначным свойством. Куда лучше научить детей верить своим близким, а для этого нам надо снова менять себя. Дело в том, что если мы доверия в наших детях не вызываем, то это совершенно точно не их проблема, а наша. Именно об этом мы и будем говорить в семинаре «Ложь и фантазии», а до того момента я предлагаю участникам встречи посмотреть дома фильм «Изобретение лжи», предупреждая, что в самом начале им придется перетерпеть весьма пошлый момент. Если смужаться и его пережить (смайл), то дальше будет все хорошо, а закончится просто замечательно. Это фильм о стране, в которой все говорили правду, правду и ничего, кроме правды.  Вот отрывок из этого фильма, улыбнитесь:

 

С извинениями сейчас тоже не все однозначно.
— Почему мой ребенок должен извиняться, если он не считает себя виноватым? — порой может гневно спросить кто-то из родителей.
Но дело вовсе не в том, виноваты мы или нет, и тут нам нужно соблюсти чувство меры, чтобы снова не погрузиться в глубокую философию.
Далее мое мировоззренческое.
Я вспоминаю картины прежних времен. Представляю себе улицу, по которой идут два джентльмена, каждый с тростью, каждый в шляпе. Минуя друг друга, они случайно прикасаются друг ко другу плечами, даже не задевают, а именно касаются слегка. Тут же оба приподнимают шляпы, слегка кланяются друг другу и практически одновременно произносят: «Простите!» Потом оба следуют дальше, не вспоминая об инциденте.
В этом эпизоде для меня простое достоинство. Я бы даже формулировку такую учредила, потому что свойство это именно рядовое, как и событие, о котором не стоит вспоминать. А что мы можем представить этому поведению современное и диаметральное? Два человека летят, задевают друг друга, звучит: «Куда прешь?!» и хорошо, если дело не заканчивается дракой. К сожалению, это вполне обычная картина сегодняшнего дня, картина поведения людей, достоинства лишенных. Для меня, тут надо оговориться обязательно, достоинство находится по одну сторону баррикад, а самооценка по другую. Человек, обладающий чувством собственного достоинства, о самооценке никогда не возьмется рассуждать, он не будет тратить себя на наращивание этого искусственного фактора. Поэтому именно по другую сторону, там, где живет «куда прешь», в моей реальности самооценка и находится.
Нелогичное происходит. Мировая тенденция сейчас состоит в том, чтобы границы государств утрачивали свое значение, чтобы люди, народности и языки смешивались, чтобы мы могли беспрепятственно передвигаться и существовать в любой точке земли. Но личные границы тем сильнее охраняются, чем яростнее разносятся границы внешние. Я не вижу в этом знаков гармонии, в моем понимании всемирное проникновение всех везде должно и людей делать открытыми и доступными друг для друга — в своей неодинаковости, в своих правах говорить и думать то, что для них правильно или возможно. Доброжелательность людей друг ко другу должна расти, но растет воинственность. «Я хочу и имею право бывать везде самим собой, а ты не имеешь права мне в этом мешать даже репликой, не говоря уж о том, чтобы коснуться меня». В этом я вижу наращивание искусственного, рукотворного homo homini lupus est — человек человеку волк. Это сделано людьми, потому что, и мы говорили об этом, человеческие дети рождаются добрыми и открытыми доброте.
— Простите, Бога ради;
— Простите великодушно;
— Простите, люди добрые;
Ни одна из этих фраз не нуждается ни в каком понятии вины, ни одна. Каждая из этих фраз это только самоуважение, которое не допускает нарушения комфорта другого человека даже на йоту.
Он должен извиняться, толкнув другого, тем более — сделав что-то «на зло». И в массе других случаев он должен… Хотя бы потому, что если он не срастется со словом «долг», если слова и идея «я должен» (исключая деньги, речь не о них) не войдут в подкорку как определение поднятия себя к некоторым принципам поведения и мышления, он вряд ли вырастет достойным человеком, и все, по отношению к чему он вырос без должествования, он перенесет в свою взрослую жизнь.
Конец мировоззренческого фрагмента.

До завершения нашего первого семинара нам осталась всего пара обзоров. В последней статье по семинару «Правила нашего дома» я планирую дать ссылки на все слайды темы, изменив названия с нумерации слайдов на отражающее их суть, чтобы все «Правила» были представлены удобно и доступно для вас.
Восстановить свой организм после травм, привести в порядок нервную систему, наладить сон и открыть в себе новые возможности, а также ослабить напряжение в ваших детях, подровнять их осанку, гармонизировать их и уравновесить вам поможет остеопатия. Семейный доктор-остеопат отследит малейшие нарушения вашего здоровья и не даст болезни развиться. Записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Дмитрий Гайкалов.

По ссылке, завершающей эту страницу, вы можете посмотреть отчет БФ «Наша семья» о том, каким оказался наш седьмой семинар.

15. Дети выбирают добрых

В прошлый раз мы говорили о морали, доказывали необходимость ее осознания. В цивилизованном обществе она существует в любом случае, может быть разной, как любой свод правил любой группы людей, но не существовать среди осмысленной жизни она не может. Вот и канадский профессор психологии и когнитивной науки в Йельском университете Пол Блум, предполагает в связи с этим, что дети рождаются с готовыми «проростками морали» и описывает такой многократно повторенный с разными детьми опыт.
Перед годовалыми детьми разыграли сценку, настоящий кукольный театр. Куклам нужно было открыть коробку, одна «помогала» открывать, другая «мешала» — запрыгивала на коробку и отталкивала руку. После того, как «плохая» кукла многократно победила «хорошую», детям-участникам предложили выбор, в какую куклу они хотят играть. Вопреки предположению, что дети выберут куклу-победителя, все произошло наоборот. Малыши предпочитали играть с куклой-помощницей, несмотря на то, что она оказалась явно слабее куклы «плохой». Годовалые дети тянули ручки к кукле-помощнице, а двухлетки «угощали» хорошую куклу и не давали лакомство «плохой».
Следующий эксперимент переключал внимание детей с кукол на поведение взрослых, хотя куклы в эксперименте участвовали тоже.
Две актрисы взяли по кукле и, встав на некотором отдалении, стали показывать их малышам в возрасте год и девять месяцев. Они по-разному поворачивали этих кукол, чтобы стало лучше видно, какие те замечательные, а потом направились в сторону детей, демонстрируя намерение игрушки им отдать. По дороге одна актриса «случайно» уронила куклу, другая же дошла до детей, протянула им куклу, но в последний момент «передумала», почти выхватив ее у ребенка из рук. Актрис попросили вернуться обратно, опыт для закрепления информации повторили. Затем, обеих актрис попросили отойти в сторонку, кукла осталась лежать там, где ее оставили, а детям предложили взять игрушку и отдать ее одной из актрис. Трое из четырех детей, пишет Пол Блюм, отдали куклу той, что пыталась им дать ее, но не смогла.
К сожалению, в описании именно этого опыта не сказано, как вел себя четвертый ребенок, отдал ли куклу «плохой тете» или не стал играть совсем. Однако в других случаях ясно показано, что один из пяти или один из четырех детей довольно часто выбирает негативного персонажа и сам с удовольствием изображает «плохих». Это довольно высокий процент, но надо отметить, что он не говорит нам о том, что «плохим» вырастет и ребенок, предпочитающий плохого персонажа. Точно так же выбор положительных героев нам не гарантирует в будущем этих детей ничего, ведь мы помним, что гарантий в этом мире нет, но есть вероятности. На детей повлияет множество факторов, их выборы и предпочтения будут формироваться разными средами и разными людьми. И все же, если мы намерены сознательно формировать паттерны мозга наших детей, стоит проводить подобные эксперименты в своих маленьких коллективах, чтобы установить, к чему тяготеют дети. Так же несомненным остается факт, что большинство детей изначально тянутся к добру, от природы предпочитают хороших и добрых персонажей для взаимоотношений и игры. Пол Блюм подчеркивает: малыши понимают, что существуют «хорошие парни» и стараются с ними подружиться!

В предыдущих обзорах мы немало говорили о важности выработки навыков и, учитывая, что неизбежность рефлекторного реагирования для человека обусловлена его физиологией, о чем мы подробно говорим в семинаре «Кто хозяин в доме или новый взгляд на выгорание», важность выработки навыков становится несомненной. Нам необходимо сделать так, чтобы наши рефлексы служили нам, а не оказывали «медвежьи услуги». Для этого есть только один путь — это правильные рефлексы нарабатывать. Однако  примитивным классическим способом, а именно «стимул-реакция», нашей задачи в полной мере не решить, необходим пример родительской жизни,  окружения, собственных реакций, того, что мы демонстрируем нашим детям ежедневно. Ни одной из этих составляющих (выработка навыков и личный пример) недостаточно для успешного воспитания. Нам необходимо соединять оба этих слагаемых успеха для того, чтобы прийти к цели и научить наших детей сначала правильно реагировать на события, затем делать верные выборы и в конечном результате стать свободными осознанными людьми.

Только что просмотренный файл предлагает участникам решить задачку, подробности которой ведущий семинара описывает устно. Условия задачи таковы: один мальчик сидит спиной к другому под кокосовой пальмой. Другой мальчик бросает палку и сбивает кокос, который падает к ногам первого участника эксперимента. Вопрос, кому по праву принадлежит кокос, если в условии задачи дано, что ни один ребенок голода не испытывает.
По большому счету, поправка относительно голода чисто условна. Однако она необходима, и это понятный нам факт, что чем менее окажется воспитанным участник эксперимента, тем скорее именно голод определит его выбор, и чем более очерчены нравственные принципы ребенка, тем более долгий срок он сумеет сопротивляться голосу плоти.
Во время обсуждения этого сюжета участники бывают как категоричны, так и нерешительны. Кто-то занимает выжидательную позицию, пока сторонники диаметральных решений обмениваются аргументами.
— Кто сбил, того и кокос!
— Ну да, это прямо «кто первый встал, того и тапки», а как же то, что второй мальчик кокос поймал? И он же не видел, что первый его сшиб!
— Все равно, кто добыл, тот и победил.
— Но кокос же просто и буквально упал человеку в руки, тут любой возьмет себе!
— А разве он не заметил, что где-то еще упала и палка?
— Мог и не видеть, при чем тут? Поймал и все!
Случается, что кто-то сетует, мол, упала бы палка первому ловцу кокосов на голову, он бы не ошибся, кто сбил кокос. Участники спора смеются и добывают все новые аргументы, пока кто-то не скажет:
— Ну можно же договориться?

Понятие справедливости может быть весьма субъективным. «Равенство-братство» тоже, как это уже неоднократно доказано, весьма иллюзорны в плане обязательств. Равенства не существует, разве что по заданным параметрам, а братство штука физиологическая. Если же мы говорим о братстве, как о категории общения и отношения человека к человеку, то тут как раз об умении договариваться и идет речь.
Как выясняется, понятие справедливости существует и у некоторых животных, человек же, как существо животных превосходящее, конечно же должен уметь учитывать многие обстоятельства любой ситуации для того, чтобы вынести вердикт. Мы видим на слайде выше портрет Франса де Вааля (Францискус Бернардус Мария (Франс) де Вааль (нидерл. Fransiscus Bernardus Maria (Frans) de Waal; родился 29 октября 1948 года, в Хертогенбосе, Нидерланды) — нидерландского приматолога и этолога. Он также профессор поведения приматов кафедры психологии Университета Эмори в городе Атланта, США. Директор центра Living Links Center в Национальном центре исследования приматов Йеркеса, и ниже я предлагаю видео, которое демонстрируется во время семинара и всегда вызывает бурную реакцию его участников.

Замечательно осознать, что даже обезьяны понимают разницу между справедливостью и ее отсутствием. Франс де Вааль в своей книге «Истоки морали» рассматривает это свойство животных, предполагая, что такие качества, как нравственность и мораль встроены в нас изначально. «Мораль — вовсе не изобретение человечества, как нам нравится думать», — утверждает ученый и приводит блестящие примеры альтруизма братьев наших меньших. Я приведу ссылку на книгу «Истоки морали» для тех, кому интересна тема. Для меня блестящие примеры базовой нравственности говорят о том, что мы имеем огромные возможности, чтобы повернуть себе на службу те свойства, которые заложила в нас сама природа.

Мы продолжаем обсуждать вопросы важности человеческого общения, познания самих себя и того, что оказывается наиболее важным для успешной жизни человека. Американский философ и психолог Уильям Джеймс предложил нам весьма интересный взгляд на самих себя. Все, что человек имеет, все, что может назвать своим, все, во что он вкладывает душу, собственно его и составляет. Можно сказать: «Я это — мои дети, моя семья», «Я это мой родной город, моя музыка», «Я это мои родители, мои корни, моей будущее», «Я это моя рыбалка, моя машина, моя собака» или «Я это мои поставки, мои товары, моя прибыль». Человек может быть  романтиком, как наши авторитетные этологи, на которых я так часто ссылаюсь, или прагматиком, как Рассел Белк, Йоркский профессор маркетинга, назвавший это свойство отождествлять себя со всем, что дорого, «Расширением я». Кем бы человек ни был,  его ведущий выбор отразится в его формулировке себя, и я предлагаю участникам семинара посмотреть на себя с этой точки зрения, говоря «Я — это…», именно таким образом коротко рассказать о себе.

Однажды я предложила получить этот опыт на одном из занятий ШПР (школа приемных родителей), где вела семинар. Это всегда замечательно, когда участники  словно начинают смотреть дальше темы, которая обсуждается, высматривать что-то дальше помещения, в котором мы находимся, оглядывать мысленно свою жизнь. Расширение уже говорило на разные голоса, люди улыбались друг другу и самим себе, кто-то сказал: «Я это мой Питер, мои путешествия, мои друзья», а кто-то:» Я это мои предки, мои могилы, моя память», и вдруг одна из участниц произнесла: «Я- личность!»

То, с чем мы соглашаемся, и против чего протестуем, может дать обильную пищу для пытливого ума. Тест на расширение хорош тем, что человеку становится понятна не только сфера ответственности каждого говорящего, не только способность его раздвинуть привычные рамки и выйти из плена стереотипов,  но так же и кто испытывает сложности в общении с людьми, кто находится «вне зоны действия сети». Наш внутренний протест это всегда знак остановиться и подумать, чем он обусловлен, какая грань нашего «я» задета и почему. Одинаково интересно увидеть, что причиной тому кто-то сторонний, «напоровшийся» на грань или же «сам-я», чья грань торчит наружу, как сломанное ребро, терзая своего владельца и окружающих. Если мы собираемся научить наших детей общаться с миром людей и принимать этот мир, нам, безусловно, следует начать с работы над собой.

Восстановить свой организм после травм, привести в порядок нервную систему, наладить сон и открыть в себе новые возможности, а также ослабить напряжение в ваших детях, подравнять их осанку, гармонизировать их и уравновесить вам поможет остеопатия. Семейный доктор-остеопат отследит малейшие нарушения и не даст болезни развиться, а записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Дмитрий Гайкалов.

Кто такой Пол Блюм
Что такое «Медвежья услуга»
Кто такой Франс де Вааль
Франс де Вааль, «Истоки морали» — книгу с потрясающими примерами альтруизма животных читать он-лайн

По ссылке, завершающей эту страницу, вы можете посмотреть отчет БФ «Наша семья» о том, каким оказался наш шестой семинар.

14. Мусоропровод самоопределения

Сейчас не слишком принято говорить о морали. Мне думается, это не потому, что потребность в ней отмерла, а потому только, что тема эта требует, даже вынуждает нас остановиться или хотя бы притормозить для анализа и раздумий. Темп нашей жизни однако сейчас таков, что замедление его может выглядеть невозможным, новые технологии будоражат наши аппетиты и настойчиво приглашают следовать за собой. И все-таки для сохранения равновесия стоит иногда делать паузы, тем более что и мозг наш устроен так, что ему необходима остановка. Нет, остановка не умственной деятельности, мы уже упоминали об этом, и ниже я дам фрагмент из лекции Андрея Курпатова, где он говорит об этой особенности нашего мозга. Требуется остановка самого носителя мыслительного аппарата, человека, потому что мозг не умеет одновременно потреблять информацию и обрабатывать ее. В этом и есть ловушка — незаметная среди заманчивых предложений цивилизации: многие из нас сейчас буквально «пасутся» на ниве интернета, постоянно поглощая что-то интересное, «добытое» в нем. Обрабатывать же полученную информацию мозг, особенно мозг подростка, не успевает. И поэтому сегодня я приглашаю своих читателей немного снизить темп, спокойно и по возможности без эмоций прочесть текст ниже, а потом отойти от компьютера хотя бы на полчаса. За это время мозг обработает полученное и выберет из него подходящее именно вам. Это и будет оптимальным вариантом, потому что во всем, что нам предлагается, мы ищем то, что соответствует нашим представлениям о жизни или тому уровню представлений, к которому мы уже созрели перейти.

Ниже отрывок из рассказа врача-психотерапевта Андрея Курпатова о том, что мозг не способен одновременно получать информацию и обрабатывать ее, поэтому после набора информации нам (а детям особенно, в прошлый раз мы говорили об этом) необходимо делать паузу, чтобы мозг мог самостоятельно эту информацию обработать. Некий молодой человек задал Андрею Курпатову вопрос, не кажется ли ему, что «сейчас люди тупеют, и чем дальше, тем хуже. Что с этим происходит?» Для тех, кто заинтересуется, я дам полновесный вариант ответа в завершении обзора.

 

А теперь о морали.

Мораль возникла, когда люди осознали, что одни поступки помогают им жить, а другие мешают. Например, если накричать на ребенка, то сразу же к мирной беседе переключиться будет трудно, если сгоряча запустить тарелкой в стену и разбить ее, то осколки придется убирать. Даже если стекло никого не поранит, все равно следствие действия налицо. Если совершить какое-то доброе дело по отношению к постороннему человеку, на душе почему-то становится светлее и легче, даже если этот человек помощи не заметил. Если улыбнуться пешеходу, который, переходя улицу, опасливо косится на твою машину, точно ли она тормозит, то вот тут — интересно — от встречной улыбки станет лучше на сердце, а «неблагодарный» пешеход, который не улыбнется в ответ, настроение водителю может подпортить. И вот, объясняем мы детям, из череды таких поступков становится ясно: похоже, что стоит улыбнуться в ответ на чью-то улыбку, поблагодарить в ответ на вежливость просто потому, что от этого становится немного светлее на земле.
Привычка замечать следствия своих поступков и анализировать факты помогает мышлению ребенка развиваться успешно, поэтому родители, которые и для себя, и для своих детей проводят такую сравнительную работу, протягивая от действия к осмыслению цепи причин и следствий, оказывают своим детям огромную помощь. Именно так и возводятся моральные своды. Это «хорошо и плохо», это «можно и нельзя». Для верующих людей это добродетель и греховность, для верящих в судьбу и воздаяние — поступки, приводящие к заслугам, или наказуемые действия, причем неважно, откуда придет расплата: от людей, от Бога или сработает закон бумеранга, знакомый даже атеистам. Мораль хранит от лобовых ударов этого летучего серпа. Не гарантирует сохранности лба, в этом мире вообще ничто ее не гарантирует. Мы же помним, что гарантий нет, но есть вероятности. И вот, мораль повышает вероятности сохранности человека в этом сложном мире и помогает преодолевать трудные периоды жизни тем, кто пониманием нравственных законов оснащен.

Мораль напрямую коррелирует с культурой. В какую сторону бы мы не посмотрели, мы увидим подтверждение этому: чем более явны параметры культуры, ее основные законополагающие установки, тем более четко сформулированы и моральные требования. Ребенок, воспитанный в рамках культуры и морали, не ощутит их оковами никогда. Наоборот, ему будет проще принимать решения в жизни, его будет меньше «раскачивать» от искушений, он будет менее падок на соблазны, более устойчив. Для того, чтобы мы согласились с тем, что иметь моральные установки хорошо, стоит задать всего один вопрос: вы хотели бы, чтобы ваш сын женился на культурной девушке с твердыми понятиями морали? Вы хотели бы, чтобы ваша дочь вышла замуж за культурного и морально устойчивого человека? Моим читателям сразу становится понятно, что в поисках искренних ответов лучше задать вопрос не о себе, а о том, кого ты любишь больше себя. Так легко родителям ответить «да» на этот вопрос. Встречаются, правда, возражающие: «Пусть сама/сам решает, за кого/на ком, это их выбор, это их право!» Если такой человек упорствует, мы расстаемся на время споров, потому что тут явное непонимание темы, ведь разговор идет  совсем не о правах. Никогда не давайте сбить себя с мысли, отклонить тему от курса. Так делают любители споров, не способные или не желающие извлечь пользу из того, что им предлагают. Любой человек в глубине души понимает разницу между «хорошо» и «плохо». Помните «Повелителя мух»? Если не довелось прочесть книгу, посмотреть фильм или сюжет забыт, можно обновить память, посмотрев этот фильм вновь. Я дам ссылку на него в конце обзора, это прекрасная иллюстрация того, к чему приводят определения различных моральных качеств и того, как меняется человек, подчиняясь тем или иным законам общества или законам внутри себя. Воистину, создавая свои моральные законодательства, мы сами творим свою судьбу. И вот слайд презентации, о котором идет разговор.

Сейчас много говорится о том, что дети должны сами определяться в жизни. Я и на семинарах нередко встречаю людей, которые уверенно рассказывают о том, как было принято их решение не передавать ребенку своей культуры, не приобщать его к своей вере. «Пусть вырастет и определится сам!» — так обычно говорят родители, выбравшие не отвечать за то, кем станет их сын или дочь. Может быть, я бы не спорила с ними, если бы не видела то упорство, с которым эти родители продвигают в сознание детей программу обязательного образования, как боятся они, что их дети не сдадут экзамены, не смогут поступить в ВУЗы или вылетят оттуда, едва поступив. В этой связи интересно понаблюдать за уже упомянутыми сегодня причинами и следствиями, составить некое подобие статистики хотя бы для домашнего пользования. Если не полениться, то, возможно, наши наблюдения совпадут. А я заметила следующее: если родители передают детям свои убеждения и традиции, начиная от способов общения между людьми, отношения к старшим или к тем, кто отличается от большинства, до отношения к религии и определения личной ответственности в действиях, то около семидесяти процентов детей не требуют особенного нажима на них для продолжения образования после школы. Если способы общения в семье живые, откровенные, углубленные, если родители не просто декларируют правила, но демонстрируют детям жизнь, предъявляют ее в образах и рассказах, этот показатель повышается примерно до восьмидесяти пяти — девяноста процентов. Соответственно, чем меньше родители «вкладывают» ценностей и своих убеждений в детей, тем ниже процент добровольного следования этих детей за родительскими предложениями, когда наступает их черед. Дружба и равенство между родителями и детьми, вводимые в норму последнее время, резко снижают процент успешности взаимоотношений в подростковом возрасте. Если дети не познают в раннем детстве нерушимого авторитета родителей, то позже, когда взрослым становится так нужно, чтобы их слушали, это оказывается практически невозможным. То есть, выводы из сказанного в последнем абзаце просты: переданные традиции, верования и устои максимально повышают вероятность успешного продолжения образования детьми после школы и, главное, хороших, взаимно нужных отношений родителей и детей, когда дети взрослеют. Конечно, несмотря на то, что я всегда напоминаю: «Я не говорю о крайностях!», надо напомнить снова: все это работает, если верования и устои, если мораль преподносятся без агрессии, фанатизма и строгих догм. Если правила демонстрируются самой жизнью родителей, и если они находят способы для образной передачи любой информации детям. Мы уже говорили и будем повторять это снова и снова: долг родителя, среди прочих, осознать свои ценности и передать их детям. Помните? — «Закодировать в сознании культурные различия!» (Брюс Гуд). Если бы человеческие детеныши рождались с генетическим знанием хотя бы об опасности, если бы они вставали на две ноги без примера прямохождения, если бы заговорили в стране молчания, если бы были способны в ранние годы обучаться на гипотетических отрицательных примерах, мы бы еще имели право самоустраняться. Но нет, как мы говорили в предыдущем обзоре, до 21 года готовность подростка мыслить сложными алгоритмами сомнительна, и только после этого возраста, возможность появляется, но жизненного опыта в это время еще практически нет! Как правило, после этого возраста и начинается активный набор жизненного опыта, который и позволяет делать выборы. Человек очень поздно созревает, это объективно, поэтому мне представляется не только легкомысленным оставлять его вне свода правил и морали, но со стороны родителей даже жестоким. Вторая причина, по которой родители могли бы устраниться и не передавать своих традиций и верований детям, это если бы мы жили в стерильном мире. Очевидно, что ни самоопределение, ни стерильность не есть наша данность, а выборы следует делать, вооружившись знаниями, как минимум, знанием физиологии. Поэтому, помня о том, что в этом мире ничто никому не гарантировано, я выбираю повышать вероятности успеха для детей, их будущим не рискуя. Мы можем рисковать собой и ходить непроверенными маршрутами жизни сколько угодно. Вот это действительно наше право — рисковать собой. Но не другими людьми, утверждая непроверенное. И не своими детьми.

Вернувшись к тексту слайда выше, важно сказать еще вот что. Детям не очевидно, что то, как думает каждый «я», может не совпадать с тем, что думает другой человек или группа людей. Поэтому родителям необходимо буквально работать над формированием уважения к устоям общества в ребенке. Нам надо знакомить нового человека с разными традициями и учить детей, как правильно вести себя там, где принципы поведения отличаются от привычного. Для этого нам необходимо быть настроенными от себя вовне, к другим людям, к тому, что стоит за их словами, буквально — за намерениями людей. Но это уже высший пилотаж. А начинать совершенствоваться в этом надо с простого. Например, в вашем доме принято снимать обувь, входя, и дальше можно ходить босиком или в носках. И вдруг вы приходите в дом, где хозяева настоятельно простят вас надеть тапки. В моей реальности (это важный аспект, я делюсь тем, что думаю, тем, что по моим наблюдениям получается, то есть, причинами и следствиями, но не настаиваю на повторе кем-либо своих выборов кроме тех, за кого непосредственно отвечаю), так вот в моей реальности очевидно, что в этом случае стоит тапки надеть.
— Я не хочу надевать чужие тапки, это негигиенично! — могут возразить мне.
— А для хозяев этого дома негигиеничны чужие носки на их полах, — могу предположить я.
Мы пришли в чужой дом, и вежливым мне представляется сделать так, как предлагают хозяева дома, особенно если их предложения настойчивы.
— А если я не хочу, если мне неприятно?
— Есть два варианта: приносить свои тапки с собой или в этот дом не ходить, встречаться с человеком в другом месте. А чтобы не получилось, как в басне «Журавль и лисица», лучше, если это место будет не вашим домом, где вы снова столкнетесь с различием традиций.
Таких примеров обращения внимания на других людей, настройки на то, что для них важно, на семинарах мы приводим множество. Это прекрасный способ познания мира, и подобные примеры нас буквально окружают повсюду, но мы скользим мимо, не замечаем различий сами, а если замечаем, то склоняемся делать так, как нравится нам, пренебрегая другими людьми. И уж тем более мы не обучаем этому внимательному уважению к окружающему миру наших детей. Способность к общению в это время в обществе стремительно падает, наши развитые, грамотные в цифровом мире дети заметно теряют способность взаимодействовать с окружающей реальностью, если в ней внезапно погаснет свет…

Если после сказанного читателям захочется что-нибудь изменить, начинать безусловно лучше с себя.

Что-то написано о внутренних зверях на слайде выше. В общем, человек общественное животное, этот факт нам давно известен. Мы от рождения и самой природой приспособлены к тому, чтобы жить в стае. Мы разные, и сейчас в любом обществе довольно громко звучат призывы к толерантности. В то же время тенденция не образовывать детей в плане культуры и традиций, но добиваться их образования  для дальнейшей деятельности по самообеспечению (как ты собираешься жить?!), концентрация на «я» приводит к неспособности человека, которого так воспитали, понимать себя и других. Посмотрите, что происходит, разве это не противоречие, что, уничтожая границы государств,  множество разнонациональных «я» все больше закукливаются в коконы обособленности от других людей? Способность понимать себя, социальная зрелость и свобода невозможны, если не протягивать связи между подобными себе, даже если их традиции иные. К сожалению, я вижу, как беспомощны и несчастны часто оказываются адепты современных веяний по самоопределению детей. Их дети находятся в реальной опасности перед миром, который им родители не предъявили, от которого оберегали, делая упор на некоем «праве» определять себя и важности «я». Но человек — это по-любому существо внутри свода правил, будь то правила монастыря или публичного дома. Это все равно то, что он сам установил для себя, как норму и допустимость. Разница в таких установках в том, что воспитывающие родители осознанно формируют паттерны мозга своих детей, а уклоняющиеся родители позволяют детям становиться приемниками и хранителями случайно нападавших в их головы концепций — из интернета, с улицы, от негативных лидеров, на призывы которых так падки дети. Мне же представляется важным и необходимым передать потомкам знания о том, что определено их родителями как важное, нужное, ценное, значимое. Пусть это станет своеобразной арматурой для дальнейшего свободного набора информации и опыта детьми. Если наши ценности определены, если работа над формированием моральных принципов узаконена, вероятность благополучия ребенка в его самоопределении повышается в разы, а так же возрастает вера в родителя, чьи слова о ценностях не пустые. Возрастает и доверие ему.

Ссылка на просмотр он-лайн фильма «Повелитель мух»

Ссылка на просмотр он-лайн мультфильма «Журавль и лисица»

Видео, где Андрей Курпатов дает полный ответ на вопрос молодого человека, которому показалось, что люди вокруг становятся тупее.

Восстановить свой организм после травм, привести в порядок нервную систему, наладить сон и открыть в себе новые возможности, а также ослабить напряжение в ваших детях, подравнять их осанку, гармонизировать их и уравновесить вам поможет остеопатия, а записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Дмитрий Гайкалов.

По ссылке дальше вы узнаете о том, как прошел пятый семинар нашего цикла. Мы успешно продвигаемся, группа интенсивно работает, взаимодействует, набирает опыт и уже применяет его на практике дома, общаясь со своими детьми и родными людьми.

13. Как не повторять ошибок. Вопросы самоконтроля.

Наши дети то не могут остановиться, то у них не получается вовлечься, то они не в силах заметить, казалось бы, очевидного. Порой это может вывести из равновесия кого угодно: «Ну как же так? Сто раз сказали ребенку, а все мимо, это какой-то талант, по столько раз наступать на одни и те же грабли! Но ведь говорят, что по детству уже можно судить, каким человек будет во взрослой жизни. Что же, так и останется необучаемым?» Но оказывается, большинству родителей рано отчаиваться, правда придется запастись терпением.

Это задача префронтальной коры — гибкость в избегании. Гибкость это наша способность как не настаивать, не лезть на рожон, так и запоминать уроки, усваивать опыт и систематизировать его. Маленькие дети еще не способны к этому, да и не маленькие тоже. Брюс Гуд в своей книге «Мозг прирученный» приводит немало примеров того, как это свойство проявляется в поведении детей.  Один из примеров описан на слайде ниже:

Перед детьми в возрасте до шести лет ставится задача, им нужно «найти клады». На самом деле это какие-то поощрения, может быть маленькие конфетки, может быть что-то еще. «Клады» эти спрятаны в углублениях пола, лунки прикрыты и помечены маленькими лампочками. По команде дети выбегают «на поле» и начинают проверять тайники. Наблюдающему за передвижениями сразу же становится ясно, что движения детей хаотичны, каждый ребенок бегает, не запоминая, где он был только что, и какую лунку с лампочкой уже осматривал. Они по несколько раз прибегают к одним и тем же лункам, поднимают одни и те же крышечки, суетятся, как цыплята вокруг кормушки. Это происходит потому, что префронтальная кора у детей в этом возрасте справиться с координационными задачами пока не может, соответственно, дети не в состоянии свое поведение отследить. И когда взрослые говорят им, например: «Зачем ты смотришь тут, ты же здесь уже был!», то они встречают недоуменные взгляды детей, которые могут в этом возрасте знать все буквы алфавита, уметь читать, но понять в полной мере, что им говорят об отслеживании, они не в силах. В некотором смысле, куда полезнее для будущей жизни ребенка выполнять с ним упражнения, развивающие способности префронтальной коры, чем обучать его раннему чтению, потому что читать в конечном итоге люди научаются все, а вот мыслить далеко не все. Успешными же или нет будут у человека его мыслительные усилия зависит от того, как человек научится связывать причины и следствия. Поэтому для начала с маленькими детьми можно выполнять упражнения, дающие хотя бы понятие избегания. В имитации того же опыта можно взять не более пяти лунок/коробочек/ячеек и не пускать дело на самотек, а проговаривать с ребенком от трех лет каждое действие, например, так:

— В одной из этих лунок лежит конфета. Мы постараемся найти ее, для этого определим сначала, где конфеты нет. Открываем первую лунку, тут нет конфеты, видишь? Нам надо это запомнить. А теперь начнем сначала. Какую лунку мы откроем первой?
В большинстве случаев, несмотря на объяснения, ребенок попытается снова открыть первую лунку. Препятствовать ему в этом не надо, но обязательно повторить все те же пояснения, которые только что звучали, и не дать ему возможности продвинуться дальше.

— Правильно, все отлично. Мы же знаем, что в одной из этих лунок лежит конфета. И мы хотим найти ее, а для этого определим сначала, где конфеты нет. Правильно, мы открываем первую лунку, тут нет конфеты, все верно. Запоминаем: тут конфеты нет. А теперь начнем сначала. Какую лунку мы откроем первой?

Удержите ребенка, пусть он проделывает это упражнение снова и снова, пока не догадается, что первую лунку не надо открывать. Конечно, все дети будут осваивать этот урок с разной скоростью, кто-то поймет, что надо делать, раньше, кто-то позже. Если ваш ребенок после нескольких попыток начинает капризничать, попробуйте вместо него обойти первую лунку, открыть вторую и определить, что и там конфеты нет. Для успешного опыта конфету лучше положить не в последнюю лунку, а в четвертую или третью. Задачей тут будет добиться того, чтобы ребенок запомнил: в первых лунках награды нет. Если, несмотря на доброжелательный тон и выполнение упражнения в виде игры, ребенок расстроится, но урока не усвоит, отложите игру на время, чтобы затем снова к ней вернуться. Ни в коем случае нельзя считать ребенка бестолковым, если первая попытка не удалась. Результат этот говорит только об одном: префронтальная кора вашего малыша еще не готова к выполнению такого рода задач. Когда же со временем эта задача будет решена, поменяйте места нахождения призов и возобновите игру. Ребенок будет упорно стремиться туда, где прежде были «клады», и огорчаться от ваших стараний перенаправить его. Это говорит о том, что выученное поначалу не будет означать готовности коры к успешному решению подобных задач. Ребенок освоил один урок и потребуются старания, чтобы он сумел решать задачи, сходные по условиям. В этой связи мы можем пойти дальше и постараться ответить на вопрос, почему некоторые дети не решают похожих задач в школе. Теперь мы знаем, что это префронтальная кора не отслеживает аналогий. И это призывает нас к терпению и еще раз терпению.

Некоторые опыты, кстати, говорят о том, что много времени для усвоения пройденного вашему ребенку может не понадобиться. Доктор биологических наук, профессор, заведующая кафедрой возрастной психофизиологии факультета клинической и специальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета, руководитель Центра нейрокогнитивных исследований (МЭГ-центр) МГППУ Татьяна Александровна Строганова в одной из общедоступных лекций рассказывает об удивительном свойстве мозга «доучиваться» самостоятельно. Ученые провели опыт, на который пригласили взрослых и детей, рассадили всех перед мониторами и включили программу, в которой по определенным параметрам нужно было опознавать направления движения рыбок. Рыбки в ответ на каждый правильный или неверный выбор подавали определенные звуки, а обучались этой игре, рассказывает Татьяна Александровна, как взрослые — для сравнения, так и дети, причем  в первой группе дети с обычным восприятием, а во второй группе дети с СДВГ. И вот, во время этого эксперимента было установлено удивительное свойство мозга обучаться самостоятельно — после фактического обучения. Как это происходило, я расскажу коротко, а для интересующихся вопросом в конце обзора дам ссылку, где об этом опыте рассказывает профессор Строганова. Здесь же скажу только, что по сравнению со взрослыми здоровые дети показывали невысокие результаты. Они неплохо реагировали на стимулы первые пять минут и последние пять минут, в середине же процесса их успехи приравнивались к случайности, т.е. составляли примерно 50%. После завершения опыта дети ушли домой, и там неделю им ничто о событии не напоминало. Через неделю здоровые дети, чьи показатели, как мы помним, были намного ниже, чем у взрослых, снова пришли для повторения опыта, и вдруг оказалось, что они без всяких тренировок и повторов показывают такие же результаты, как и взрослые! Это явилось сенсацией, и так было установлено, что мозг ребенка способен продолжать свое обучение самостоятельно, получив «закладку» информации, когда ребенок отдыхает, гуляет, ест и спит. «За этот первый эксперимент мы пробудили к жизни какую-то систему, мы ее обучили, и это обучение произошло независимо от нас. Просто за счет того, что мозг детей (самостоятельно) совершал попытки обучиться, он получал обратную связь — немедленную от этих попыток, он ушел не наученный… А после этого дети пришли к нам уже наученными», — рассказывает Татьяна Александровна, не скрывая своего восторга перед удивительными способностями мозга, свойства которого изучает всю жизнь.
В этой же беседе она отмечает, что, к сожалению, дети с СДВГ подобной способности мозга не демонстрируют, и это тоже родителям нужно обязательно учитывать. Это свойство не является безнадежным, Татьяна Александровна рассказывает, что дети с СДВГ обучаются, но не «сами потом», а после  многократных повторов одной и той же информации, когда усвоение происходит как бы внезапно.  К сожалению, латентного, имплицитного обучения («дивный, божественный механизм, когда мозг обучается сам» — Т.А. Строганова) у детей с СДВГ указанный опыт не подтверждает. И мы возвращаемся к возможностям префронтальной коры.

Считается, что кора человека созревает к двадцати одному году. Но мы помним, что мозг — детектор паттернов, и тот основной багаж, который мы называем жизненным опытом, у человека к этому возрасту еще невелик. Основной набор опыта начинается как раз после указанного возраста, этот процесс способен длиться всю жизнь, а того объема, который делает человека способным опыт обобщить и начать отвечать на важнейшие вопросы судьбы, люди достигают к сорока. Это смешно и печально, потому что ответ «к сорока» нередко звучит, когда меня спрашивают о сроках. «Когда же они поймут?», «Когда он найдет себя?», «Когда она перестанет скакать и уже сумеет определиться с выбором?»

В реальность, в реальность! Ведь тут еще одно интересное свойство, знание которого поможет нам не делать скоропалительных выводов о способностях наших детей. Оказывается, подростки лучше запоминают положительный опыт и куда хуже отрицательный или гипотетический. Это значит, что если их похваливать и приводить приятные примеры, мы скорее достигнем результатов, чем если мы станем их ругать или же говорить о том, что могло быть значительно хуже. Подростки используют упрощенные относительно взрослых алгоритмы обработки информации, именно поэтому они более склонны к рискованным поступкам, чем зрелые взрослые, которые учитывают альтернативные варианты развития событий, на что подростки практически не способны. Оказывается тут снова дело в префронтальной коре, которая и отвечает за альтернативы, как и за обработку и анализ отрицательных результатов. Положительный опыт относится к эмоциональной сфере, она созревает значительно раньше префронтальной коры, поэтому подростки в ответ на родительские причитания пожимают плечами: «Ничего же не случилось!». Отделы коры, связанные с сознательным контролем у подростков еще не сформированы, и так же как шестилетки не в силах запомнить, в каких лунках не нашлось «кладов», так и подростки не способны проанализировать родительские «страшилки», относясь к ним как к причудам и покушению на их свободы. Если родители усвоят эти истины, они не будут так переживать и тратить время на бессмысленные нотации, вместо этого они станут искать способы на простых положительных примерах объяснить подросткам, как им лучше поступать, а для дошкольников придумают поступательные упражнения с многократным повторением пройденного. А приемным родителям с детьми, которых какое-то время воспитывала «система», надо помнить, что ЗПР (задержка психического развития) или педагогическая запущенность не абстрактные понятия, а объективные состояния, которые говорят о том, что префронтальная кора у этих детей на какое-то время замедлилась в своем развитии, а значит, сроки ее созревания отодвинулись, и это в лучшем случае.

На семинаре «Правила нашего дома» мы знакомим участников с цветным тестом Ридли Струппа. Это неплохое тематическое переключение после напряженного обдумывания реальных возможностей наших детей и тех невыполнимых требований, с которыми порой родители к ним подходят. Участникам раздаются картинки с заготовками теста, причем порядок слов на картинках не повторяется. Это делается для того, чтобы свести к минимуму попытки участников «обмануть» самих себя, выучить слова, цвета и быстро ответить на вопросы. Мы объясняем присутствующим, что в данном случае быть безупречным нашей целью не является. Наоборот, нам же лучше, если мы отследим тот момент после трех-пяти слов, когда каждый, называющий цвета теста вслух, словно претыкается на миг, делает незначительную паузу в перечислении. Эта пауза показывает, как трудно нашему мозгу пойти не проторенной дорогой, а выбрать оригинальный путь, читая не написанные слова, а называя цвета, которыми они изображены. То есть, имея перед собой предложенную ниже картинку, мы будем читать: «Красный, синий, желтый, зеленый, красный», а не реально написанные слова.

Каждый раз, когда нам удается уговорить участников не соревноваться, не зажмуриваться, чтобы видеть только цвет слов, не снимать для той же цели очков, не обманывать, а проверить себя, мы радуемся, получив неожиданный эффект. И перед нами в действии проблема, связанная со способностью мозга к восприятию, развитие которого мы можем успешно тренировать с нашими детьми дома, используя различные модификации теста Струппа с любым количеством цветов в нем. Это также даст нам возможность тренироваться в синхронизации работы полушарий нашего мозга, потому что цвета и буквы находятся в разных ведомствах мозга, потому-то мы и испытываем затруднения, когда требуется читать не написанные слова, а именно цвета. Навыки в прочтении разных видов тестов Струппа помогают формироваться самоконтролю, а это важнейшее человеческое свойство в любого рода достижениях на протяжении всей жизни. Снова вспомним Брюса Гуда, потому что он утверждает, что дети с наиболее развитым самоконтролем оказываются в жизни не только более успешными и более общительными, но еще и более здоровыми, а также менее склонными к совершению преступлений.

Чем больше мы знакомимся с вопросами способности нашего мозга к обучению, тем больше задач встает перед нами. Иногда в процессе семинара я вижу приунывших родителей, потому что становится ясно, как много зависит от взрослых, и что не столько кружки и секции могут продвинуть наших детей в развитии, сколько скрупулезные занятия с родителями, разнообразные подходы к саморазвитию, без которого взрослым людям сложновато сподвигнуть себя на занятия с детьми. Но приходится признать, что  чем больше  мы знаем о том, как устроены, тем больше у нас возможностей свои устройства использовать с наивысшим кпд. А из сегодняшнего обзора мы выносим следующее:

    • нужно принять необходимость многократных повторов простого действия для усвоения той информации, которое это действие несет — и это с детьми до семи лет;
    • префронтальная кора до семи лет торможения ребенку обеспечить не может, поэтому  требовать от ребенка, чтобы он «уяснил» некое следствие простого действия, неправильно, но его можно в этом в положительной подаче тренировать;
    • мозг здорового ребенка может «доучиться» сам, если, и это важно, оставить ребенка в покое, не «навешивать» на него негативных ярлыков, а дать возможность вернуться к задаче спустя время;
    • ребенок с СДВГ «сам» не доучится, ему необходимо создать возможность многократных повторений действия для формирования навыка, и делать это необходимо в позитивной форме;
    • подросток обучается на упрощенных относительно взрослого человека алгоритмах, поэтому моделировать плохие ситуации, чтобы подросток задумался, или создавать неприятную для подростка атмосферу во время «донесения» до него какой-либо информации неэффективно, и мы помним одну из наших основных установок: чтобы все упорядочилось, нужна любимая картинка;
    • чем больше взрослый человек знает о том, «как это работает», тем проще ему к своим знаниям прибегать.

Нам надо запастись терпением и знаниями, чтобы наши дети развивались гармонично. Не так важно, кем станет ребенок в жизни, как важно, каким он станет в ней. Истории известны примеры родительской жестокости в стремлении сделать из своего ребенка профессионала, побить рекорды, достичь результатов, занять первую тумбу — это тема занимает у нас целый полномасштабный семинар «Деструктивное родительство», и там мы подробно узнаем о тех поломках, которые такие родители устраивают в системах организма и судьбах своих детей.

Восстановить свой организм после травм, привести в порядок нервную систему, наладить сон и открыть в себе новые возможности, а также ослабить напряжение в ваших детях, подравнять их осанку, гармонизировать их и уравновесить вам поможет остеопатия, а записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Дмитрий Гайкалов.

В завершение обзора — отрывок из лекции многократно упоминаемого мною носителя всевозможных научных регалий профессора Татьяны Владимировны Черниговской:

Послушаешь такое и решишь: стоит узнавать как можно больше, чтобы подходить к воспитанию грамотно. Пусть ребенок вырастет крепким, здоровым, и пусть он будет хорошим человеком. Тогда результаты непременно подчинятся ему, потому что он вырастет способным ставить себе цели и достигать их сам. Ниже обещанные ссылки.

 

Ссылка на любопытное описание теста Ридли Струппа

Ссылка на очень интересную беседу с Татьяной Александровной Строгановой

По ссылке дальше вы узнаете о четвертой встрече нашего цикла семинаров по гранту.

12. Сложные тексты = сложные люди

В семинаре «Правила нашего дома», о котором я рассказываю уже некоторое время, есть одна тема, во время обсуждения которой всегда разгораются жаркие споры, звучат самые разные вопросы, а недоуменные взгляды участников вспыхивают то тут, то там и говорят сами за себя. Особенно это явно сначала, пока мы еще не успели обсудить на примерах то, о чем сегодня речь. Снова и снова я предупреждаю слушателей, что, обсуждая тенденции, мы не имеем в виду крайности, то есть, гениев и детей с серьезными патологиями мозга и/или нервной системы вплоть до неспособности к развитию. Обсуждая реакции и поведение, мы не имеем в виду «святых и чикатил».  Но поначалу, под каким соусом ни зашел бы разговор о тенденциях, обязательно кто-то возражает:
— Но ведь бывает, что ребенок совсем не может!
Не может что угодно. Например, мы говорим о том, что почерки у детей в общих случаях стали намного хуже, чем это было лет тридцать тому назад, не говоря уж о более ранних сроках.
— Но ведь бывает же, что кто-то писать не может совсем, что он дисграфик! — вот такие реплики случаются практически всегда.
Бывает, конечно, бывает. Но сегодня мы не говорим о дисграфиках, — в очередной раз напоминаю я, — это совсем отдельная тема и подробнее об этом явлении лучше беседовать с врачом-дефектологом. Я же, рассказывая о тенденции, говорю о детях, способных писать красиво. Я говорю о детях, чьи родители не особенно заинтересованы в качестве детского письма. Некоторые из них возражают даже, что скоро совсем писать не понадобится, что в школах чуть ли не с первых классов будут вводиться планшеты, и дети будут набирать свои тексты, так зачем печься о каком-то почерке?
К сожалению, и об этом говорят многие известные ученые современности, помимо безусловной пользы ускорения коммуникаций и процессов добывания любой нужной в текущий момент информации, компьютеры приносят детям реальный, научно-обоснованный вред, буквально перепрошивая их мозги таким образом, что люди становятся неспособными простраивать логические цепи, без чего делается невозможным и постижение причинно-следственных связей. Интересно рассказывает об этом доктор наук по физиологии и теории языка, член-корреспондент РАО, заслуженный деятель Высшего образования и заслуженный деятель науки РФ, профессор кафедры общего языкознания СПбГУ, заведующая лабораторией когнитивных исследований и кафедрой проблем конвергенции естественных и гуманитарных наук СПбГУ Татьяна Черниговская. Она показывает прямые связи между чтением и мышлением, способностью писать «по старинке» и простраивать сложные цепи связей в рассуждениях. Она же, кстати, упоминает в одной из своих лекций, что в «серьезных» (выражение Татьяны Владимировны) школах не только нет тенденции к продвижению планшетов в начальных классах, а напротив, педагоги все более ответственно подходят к вопросу ограничения экранного времени, сводя его до минимума в соответствии с теми задачами, которые ставят родители перед своими детьми. «Если вы хотите вырастить сложных людей, ваши дети должны читать сложные длинные тексты», — говорит Черниговская.
После завершения сегодняшнего обзора я дам ссылку на короткое видео, где Татьяна Владимировна говорит об этом. Пока же хочу сказать еще и о каллиграфии, влияние которой на поведение замечено и с точки зрения физиологии-психологии также объяснено учеными. Выписывание, вырисовывание, копирование букв, ежедневные неторопливые старания, тщательность даже в течение очень коротких промежутков времени зримо упорядочивают мышление как ребенка, так и взрослого человека, делают его более восприимчивым к словам и примерам, более внимательным, наблюдательным в мелочах, устремленным, усидчивым и дисциплинированным. Короткие промежутки времени это минут по десять-пятнадцать, всего по четверти часа для результата, но только каждый день, и так, чтобы это было совместным занятием, и вот уже родители с восторгом рассказывают о результатах. К сожалению, именно дисциплина, периодичность становятся препятствием для самих родителей, они начинают буквально отлынивать. Обманывая самих себя, они говорят ребенку: «сделай сегодня сам», и ребенок, не встречая спокойной настойчивости взрослого, оставляет занятие, пользу которого невозможно переоценить. К счастью, в моем опыте работы с родителями довольно много случаев, чтобы я могла заключить из своих личных наблюдений те существенные поведенческие перемены, которые обязательно следуют, если родители умеют замотивировать своих детей к занятиям хотя бы просто чистописанием. Только ни в коем случае нельзя при этом детей ругать. Ищите мотивы, придумывайте призы и поощрения, вовлекайте и увлекайтесь, занимайтесь вместе, повышайте сложность задач, и если вы не испытываете при этом радость, то изображайте, играйте ее для своих детей! Вы очень скоро увидите результаты, которые вас не разочаруют. На статью о каллиграфии я тоже дам ссылку, чего можно не делать, потому что об этом написано и приведено немало убедительных исследований.
— Но ведь бывают же дети, которые никогда и ни за что не сумеют повторить ни одной ровной линии! — обязательно скажет тут кто-нибудь.
Бывают. Бывают такие дети. И все-таки большинство детей к изображению ровных линий способны. И к красивому почерку способны тоже, даже к каллиграфии, какой бы трудной она ни была, как способны они и представлять образно, и мыслить логично, и излагать словесно.
— Но ведь бывают же те, у которых язык не подвешен! Или вообще дети, которые не общаются ни с кем, дети с расстройством аутистического спектра, например, но не когда уж совсем, а так, когда все-таки… — возражая, родитель путается в объяснениях.
Мы говорим не о них, но бывают. Я разучивала топики с такими детьми. Изучала родной язык как иностранный. И что-то нам удавалось, например, однажды с одним мальчиком мы выучили имена одноклассников, которых он в седьмом классе не знал, выучили имена учителей и позже я уже могла задавать вопросы о конкретных людях (как там N?), а не о безликой толпе (что нового в школе?) — ужасные безликие вопросы о безликом, которые так склонны задавать взрослые. С другим мальчиком мы учились… ходить в магазин и задавать вопросы продавцам, чтобы элементарно уметь купить хлеба. Да, мы наизусть учили диалоги, причем у ребенка удавалось вызвать к этому интерес. И была девочка, которая в десять лет не знала, как зовут ее маму. Они жили вдвоем, ребенок был замкнут, мама друзей в дом не приглашала, стесняясь своей девочки, а имени своего просто никогда не упоминала. Это все исключения, и мы не говорим о них в этой беседе. На любое «бывает» можно ответить утвердительно, но не всегда стоит говорить о том, что не входит в рамки темы. Это ведь тоже задача важная — научить наших детей понимать, о чем идет речь. Конечно же, нам надо самим владеть этим искусством, тем более что оно не требует особых усилий, а только внимания к другому человеку. Об исключениях же еще можно сказать, что довольно сложно себе представить весь спектр историй и возможного/невозможного, если не работать с людьми. Исключения бывают всегда. Нам надо научиться допускать возможности перемен в наших детях, сделать это поначалу хотя бы в собственных мыслях, внутри себя.  Для этого нам надо начать меняться самим.

Перед нами следующий слайд. Это тот самый случай и та тема, когда мы коснемся и талантов, и даже гениальности. Смотрите на текст слайда:

Итак, четыре Организующие Функции ОФ: планирование, память, торможение, внимание. Торможению мы уделим особое внимание в следующий раз, а пока просто познакомимся с составляющими. Горячие  ОФ — так хорошо знакомые нам импульсы и порывы. Холодные ОФ — логика, решения логических задач. В сущности, любой талант, любая способность обязательно входит в число ОФ. И сейчас мы вплотную подходим к вопросу воспитания детей с точки зрения образования и таланта.

На вопрос, можно ли вырастить гения, Татьяна Черниговская тоже уже ответила. Нет, гения вырастить нельзя, гений — это данность, это неопределяемая визуально (при рассматривании самого мозга) способность мозга к сверх деятельности в узком направлении. Талант это понятие более пространное, оно и более подвижное. Не зря же говорят: «талантливый человек талантлив во всем». Я бы, конечно, насчет «во всем» усомнилась, но то, что талант «плавает» и  может проявляться в нескольких сферах, это по моим наблюдениям бесспорно. Конечно, талант требует усердия по своему развитию, и тут начинается самое интересное. Во время семинара мы говорим о разных проявлениях таланта в детях и о родительских амбициях. Кто-то мечтательно проводит нить наследования генных способностей, неудачной судьбы родителей и вполне подходящих для реализации таланта обстоятельств жизни детей… Обычно дебаты в этой точке встречи не слишком жаркие, но родителю, мечтающему о славе своего ребенка, кто-нибудь обязательно возражает, что это же не ребенка мечта. Сколько бы ни писали на эту тему популярного, как ни были бы на слуху порицания подобных родительских стремлений, хотя бы один родитель-мечтатель  в коллективе обязательно удивляется: «Как же так? Что плохого в том, что ребенок поднимется выше, станет тем, кем родителю стать не удалось?». Обычно родители сами отвечают на эти вопросы, и ответы эти бывают достаточно категоричные. Когда доходит очередь до ведущего, я рассказываю, что ничего плохого в том, чтобы ребенок сумел стать тем, кем родителю не удалось, не нахожу. Это даже замечательно, если наш потомок стремится к чему-то, с точки зрения родителя мечтанному, и это просто сказочно-хорошо, если он достигает мечты. Но если ребенок не хочет двигаться именно в этом направлении, или же он поначалу двигается, а потом вдруг резко меняет курс, вот тогда важно не впасть в родительское отчаяние, важно не начать наступление на «носителя неоправданных надежд», важно принять его выбор. Получается в результате совсем простая формула:  ребенок должен стать тем, кем он захочет, когда его стремления станут проявленными, а мы получим возможность соглашаться с его решением, даже если оно нас не устраивает, и радоваться, если вдруг наши чаяния совпали.

В моей судьбе случилась однажды подобная ситуация, на семинарах я часто делюсь со слушателями своими личными историями, расскажу ее и тут. Мой отец был врачом, я всегда любила своего отца и, несмотря на сложные наши отношения, восхищалась им. Думаю, что именно поэтому к медикам у меня был особый пиетет. В своем романе «День девятый» я описывала, как его главная героиня, мой прообраз Соня сказала своим родителям, что хочет быть врачом, и как они не поддержали ее. Видимо, Сонино желание, как и мое личное  «хочу», оказалось куда слабее многих моих мотиваций в жизни, врачами ни Соня, ни я не сделались, но зато, когда стал подрастать мой старший сын, я замечтала видеть врачом его. Не буду детально расписывать того,  о чем подробно рассказала в книге, скажу только, что мой сын окончил медицинский институт, ординатуру, и не было предела мой гордости, как не было предела моего горю, когда через год работы в медицине сын оставил ее и ушел в совершенно другую сферу, которая представлялась мне абсолютно чуждой для него. Да, да, так думала я, но сын сделал свой выбор. И мы с мужем приняли этот выбор, интересовались работой сына и радовались его успехам. О том, что моя мечта разбита, я молчала. Ни намеком, ни по случаю, ни как-то еще я не касалась этой темы: нет так нет. Но прошло время, и сын в медицину вернулся. Он начал снова учиться, активно и много, практиковать, двигаться, развиваться. Это была уже другая медицинская специальность, и это был осознанный его выбор, реализация тех способностей, которые я еще в детстве видела в нем. Так сбылась моя мечта, и это был единственно возможный путь для того, чтобы она сбылась. Если же бы мой старший сын в медицину не вернулся, я бы перешагнула через свою мечту, потому что, выращивая детей в рамках человеческих ценностей, в духовности и с рядом определенных табу, я умела дать им свободу и предоставить возможность принимать решения самостоятельно, когда они становились взрослыми. Сейчас они свидетельствуют об этом. Глубоко ошибаются те, кому я кажусь родителем авторитарным. Это то, что называется «с точностью до наоборот», и я когда-нибудь более подробно пооткровенничаю на эту тему и приведу примеры, а пока повторю еще раз то, о чем упоминаю в каждом анонсе: все методы, о которых я рассказываю здесь, испробованы мною в воспитании моих детей и учеников, и все они приносят стойкие положительные результаты. Прямое свидетельство тому — мои дети:  современные свободолюбивые дружелюбно настроенные к миру и умеющие с ним общаться люди.

Нам же предстоит ответить на вопрос, заданный на следующем слайде:

Конечно же, родители неизменно отвечают, что танцующую девочку нужно «похудеть и в балетную школу», попрыгунью с косичками — в гимнастику, увлеченного читателя лучше не трогать, а шахматиста немедленно отправить в крутую шахматную школу! Но давайте посмотрим на первый слайд сегодняшнего обзора. Там написано, что опции с максимальной активацией и так , сами по себе одержат победу над менее активными!

И тут мне хочется снова сказать о себе и своих наблюдениях за множеством детей в своей жизни. Я сама играла в школу и в больницу, когда была маленькой. И никогда не играла, например, в магазин. Если бы мои родители решили отправить меня изучать финансы, я стала бы самым несчастным человеком на земле, впрочем, скорее всего финансист из меня бы совсем не получился. А в некотором смысле врачом и в полной мере педагогом, несмотря на сложный путь, мне все-таки стать удалось. Пусть и не совсем врачом, психофизиология это только маленький сектор того, что мне хотелось бы и что требуется, чтобы врачом считаться, но то, кем я стала, было моим выбором, без нажима и прессинга и свершилось это тогда, когда я стала способной свое намерение  самостоятельно осуществить.
Я знаю множество людей, которые стали во взрослости своей именно тем, во что играли — футболистами, путешественниками, строителями, воспитателями, геологами. Только вот, если возможно навскидку определить процентный состав, я сказала бы, что большинство из них стали тем, что избрали, не сразу, сломав сопротивление родителей, бросив первые специальности и пройдя долгими цепочками семейных стрессов, и это правило действительно за исключением случаев особенно-ярких успехов в спорте. Помимо этого, я могла бы привести в пример людей с несостоявшимися мечтами, и они тоже склонны в большинстве своем обвинять родителей в том, кем они стали, и «куда их запихнули».

В этом месте, следуя сегодняшней фабуле, так и хочется предположить, что непременно придет кто-то и скажет:
— А я знаю одного, который стал , кем хотел, и родители ему помогали!
Да-да-да. Он, конечно же, есть, этот один. И даже не один, а два или несколько. Я же говорю о большинстве. И какие выводы мы можем из сказанного сделать.

Дети в играх детства подсказывают взрослым, кем они могут в своей взрослости стать. Надо очень внимательно следить за тем, как и во что играют ваши дети и… Нет-нет-нет, не хватать ребенка за нос и не тянуть «в сторону мечты», чтобы получился хобот! Аккуратно подталкивать, направлять ребенка именно туда, где у него получается, удается, но… Самое главное, самое существенное «но» именно тут, потому что именно здесь таится великая опасность. Эта опасность называется «талант», крайне ответственное явление, отношение к которому должно быть особенным. И я объясню, почему это так.

Сейчас дети куда менее крепкие, чем были несколько десятилетий тому назад. Они менее стрессоустойчивы, в общей массе своей больше склонны к агрессии, жестокости и истерии.  Дети мира потребления нуждаются в спокойном радостном детстве ничуть не меньше, чем прежде, но возможности для беспечности у них существенно уменьшились. Коротко говоря, дети сейчас с точки зрения состояния нервной системы слабее детей предшествующих поколений. И мы уже говорили о гаджетах, которые ослабляют нервную систему. Поэтому сейчас как никогда ребенку нужно гармоничное развитие, толика покоя, доля простоты. Ребенку, как дому, который строится, нужна арматура в виде человеческих ценностей, крепость и опоры, чтобы стоять в этой жизни крепко. Творения Гауди прекрасны и уникальны, но все их несущие и опорные параметры рассчитаны безукоризненно и, я уверена, с учетом нестандартных линий еще более ответвенно. Если же современный родитель берется «вытягивать» своего ребенка «за талант», то, как правило, он не учитывает свойств самой уникальности, и тогда в переходном возрасте мы видим такие срывы нервной системы, о которых представления не имели. Поэтому попрыгунью с косичками я бы приучала хотя бы понемножку …читать, красиво писать (не подряд, в разбивку, аккуратно, без насилия), смотреть на рыбок, замедляться, дозированно слушать классическую музыку. Всего понемногу, чтобы без протеста, без драмы. Я бы гармонизировала ребенка и укрепляла его. Танцовщицу так же, но без измывательств над телом. Пусть бы она гуляла, дружила с другими детьми, и пусть бы танцевала…умеренно, получая радость, изучая прекрасную музыку. Обеих девочек я бы учила дружить с другими детьми, играть в командные игры, снижала бы желание конкурировать, сторонилась бы конкурсов и борьбы за места. Маленького книгочея я выводила бы во двор, учила бы играть с мячом, нашла бы ему такого учителя-спортсмена, который смог бы его увлечь, водила бы на прогулки, отвлекала бы от образов, чтобы он умел бегать и хотя бы немного считать. Шахматисту я отвела бы время для его любимых игр, но я водила бы его в бассейн, учила бы плавать профессионально, чтобы во время тренировок он не мог просчитывать ходы,  тренировала бы образное восприятие мира в нем. Обоих мальчиков, как и девочек учила бы дружбе, коммуникациям, прививала бы социальные навыки общения.
Дети должны вырасти крепкими и здоровым, у них должны быть возможности развиваться во все стороны, а если «тянуть за талант», мы неизбежно получим искажение личности, и оно будет тем сильнее, чем более ярким будет талант.
Я предлагаю вам совершить самостоятельный экскурс по судьбам сверх-талантливых представителей человечества. Кто из них был счастлив? Многие ли? О ком можно было сказать, что это хороший человек? Ну или хотя бы не невыносимый? Гении, как они жили, и сколько они прожили? Да, они оставили после себя незабываемое, но что они испытывали внутри себя… Неужели это именно то, что мы хотели бы видеть в наших детях?
Гармонично развитый человек проявит свой талант более явно, но не будет нести такого разрушения, которое нередко несут миру яркие дарования… Далай-лама говорит, что в нашем мире нет недостатка в талантливых людях. Но есть явный недостаток в хороших людях. Так он говорит, и я слышала подобные изречения от ученых, уважаемых мною. Если бы от моего выбора что-то зависело, я бы все усилия потратила на то, чтобы в этом мире стало больше хороших людей.

Восстановить свой организм после травм, привести в порядок нервную систему, наладить сон и открыть в себе новые возможности, а также ослабить напряжение в ваших детях, подравнять их осанку, гармонизировать их и уравновесить вам поможет остеопатия, а записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Дмитрий Гайкалов.

И мы продолжим наши обзоры через неделю. Вы можете  своевременно получать статьи с продолжением темы, оформив подписку внизу страницы, на которую попадете по этой ссылке.

По этой ссылке вы можете посмотреть и послушать Татьяну Владимировну Черниговскую, на которую я ссылалась в статье.

По этой ссылке, вы узнаете немало любопытных фактов о влиянии каллиграфии на здоровье и нервную систему человека. Статья выглядит облегченно, но при желании вы сможете найти более убедительную информацию на эту тему и попробовать позаниматься вместе с детьми, потому что 15 минут в день для устойчивого результата это вполне выполнимая задача.

По ссылке дальше представлен короткий отчет БФ «Наша семья» о третьей встрече нашего цикла семинаров.

 

 

11. Родитель как тренер. Преимущества

На семинаре нового цикла «Правила нашего дома», который состоялся 16-го ноября, мы говорили о навыках и рефлексах, о том, что проще всего нам даются те действия, которые мы осуществляем машинально. Нельзя сравнить старания человека, впервые взявшего в руки руль, или его усталость от преодоления первого маршрута с нерегулируемыми перекрестками с легкостью, которую он будет испытывать от тех же действий через год. В самом деле, очень часто мы устаем уже от одних размышлений на тему того, что нам предстоит совершить что-то непривычное, и особенно сильна наша усталость в случае если нам чего-то делать не хочется. В то же самое время мы можем механически осуществлять массу действий и вовсе не уставать. Раздражение и усталость будут у нас связываться с неприятным или неосвоенным видом деятельности, тогда как привычный труд останется без акцентов, словно его и не было. Конечно, сказанное не есть абсолютная формула, и все же вряд ли кто-то в жизни встречал человека, уставшего за ужином от монотонных движений руки с зажатой вилкой в ней. Или, если в семье принято застилать постель сразу же, едва человек встал, то именно многократные повторения этих действий рано или поздно уведут наши раздумья в сторону от подушек и одеял. Человек будет застилать постель и думать о чем угодно, только не о постели, потому что привычные действия скользят мимо сознания, а претыкаемся мы именно на том, к чему привычка у нас отсутствует. Попробуйте уговорить подростка свою постель убрать, если с детства за ним убирала мама или няня. Он и зубы чистить не станет, а будет ныть и ссориться, если в детстве его не приучили. Хотя, казалось бы, какой это труд — почистить зубы. И вот, мы приводили многие примеры, стараясь определить, верно ли наше предположение об усталости от непривычного. В конце концов большинство слушателей вынуждено было согласиться, что дела, выполняемые «на автомате», усталость вызывают в последнюю очередь. Значит, сделали вывод мы, стоит научить детей как можно большему количеству дел и довести до автоматизма множество мелочей, чтобы облегчить потомству дальнейшую жизнь. Потому что да, чем больше умеешь делать, тем легче тебе живется. Вот такая простая формула.

В рассуждениях на эту тему один из слушателей задал вопрос, как увязать две, казалось бы, противоположные необходимости. Одна из них — выработка навыков, рефлексов, которые сами по себе являются стереотипами действий, а другая — борьба со стереотипами, в которых так успешно увязает наш мозг, лишая тем самым нас возможности о многих вещах рассуждать объективно. Это был вопрос определения чувства меры, золотой середины, той самой способности и реже таланта, к которой мы постоянно возвращались в наших примерах. Того свойства, без которого успешная жизнь невозможна из-за отсутствия в ней равновесия, гармонии, устойчивости.

Друг или раб? — этот вопрос звучал в предыдущем обзоре. Раб лампы Джинн от прообраза рабства отказаться не в силах, в данном случае это означает, что по природе своей он не вожак. Он знает себя, и его выбор — быть ведомым, но его право при этом — решать самому, кому или чему он намерен подчиняться. И вот всемогущий Джинн становится рабом кувшина, иначе говоря, он осуществляет главный выбор жизни — служить Добру или служить Злу. Перед нами демонстрация определения золотой середины, когда некто решает служить добру, не изменяя себе самому.

В другом примере из видео в обзоре второго слайда мы рассматривали гусеницу и задавали себе вопрос, как помочь «вылупиться» живому существу: стоит ли разрезать кокон? Опыт ученого показал, что бабочка, освобожденная из своего кокона искусственно, практически нежизнеспособна. Нам предстояло ответить на вопрос, как же быть, если на старание живого существа прорвать оболочку и выбраться на свободу без сострадания смотреть невозможно. Ведь так хочется облегчить любимому жизнь!

И вот тот самый вопрос. Как вырабатывать навыки и традиции, если они являются стереотипами, а наша задача научиться мыслить самостоятельно, то есть от стереотипов освободиться? Это представляется чем-то невыполнимым, замкнутым кругом.

 

Да не будут обижены пекари, и, конечно же, вовсе не в одной медицине для верного решения необходимо научаться учитывать тысячи мелочей окружающего мира. Это можно назвать шахматами жизни, когда мысленно просчитываются различные ситуации, которые могут возникнуть после того или иного действия человека. К сожалению, сегодняшний мир, несмотря на возрастающую сложность технологий, с той же скоростью стремится к упрощению суждений. Возникает чудовищный дисбаланс между возможностями человечества и тем, насколько человек осознан, оперируя ими. Мы говорим о том, что социум сейчас, как правило, проводит совсем другие ценности, не те, которые устанавливает вдумчивая семья. И поскольку с этим невозможно не согласиться, то очевидной становится необходимость родителей усилить старания по формированию в детях способности свои решения взвешивать, оценивать последствия намеченных шагов. Золотая середина не так сложна в достижении, если с ранних лет настойчиво, как чистить зубы, приучать детей рассматривать и взвешивать плюсы и минусы последствий своих выборов, лучшие и худшие исходы. Насколько это реально и нужно, легко представить, приведя в пример аналитиков бизнеса, ту науку и то усердие, к которым они прибегают для успеха и прибыли. Заинтересованность в материальной выгоде понятна, просчет рисков никого не удивит. Точно так же должно не удивлять человека предложение просчитать вероятности последующих после его выбора шагов в мире нематериальном. И конечно же, для того, чтобы приучать к такому мышлению детей, взрослым надо освоить его самим. Начать же можно с того, как мы принимаем решения.

Мы снова вспоминаем на семинаре одну из наших ведущих фраз. Чтобы все упорядочилось нужна любимая картинка. Напомню, касательно других — детей, партнеров — это означает бессмысленность нотаций или вычитывания претензий в разъяренном состоянии, к чему склонно большинство людей. Когда человек обижен, ожесточен, расстроен, уязвлен, испуган — он доводов не воспримет. Если вы хотите, чтобы вас услышали, создайте приятную атмосферу, потерпите, пока улягутся страсти с обеих сторон, убедитесь, что партнер по происшествию расслаблен. Иногда я напоминаю, что в спазме трудно чему-то проникнуть внутрь, а вот в расслабленном состоянии запросто. Это касается предметов и точно так же касается информации. Сделайте, чтобы было приятно или хотя бы спокойно и тогда попробуйте объяснить. Если ваша цель быть услышанным, особенно если вы имеете дело с дорогими людьми, придется позаботиться и о форме тоже. И все это я к тому, что так же важно создать любимую картинку, оставаясь наедине с самим собой. Принимать серьезное решение никогда не стоит в ожесточении, в обиде, в злости. Известная поговорка «отморожу пальчик, пусть мамке будет плохо» как раз о таких состояниях. Не делать выводов в эмоциях — к этому тоже стоит как можно раньше начинать приучать детей.
— Ты сейчас рассержен, отложи решение, ты станешь сильным, если научишься переключать себя в таком состоянии и уже успокоенным возвращаться к обдумыванию.
— Я знаю, как тебе обидно сейчас, давай поедем кататься на велосипедах, чтобы сбросить пар, а позже на эту тему поговорим.
И вот неплохой пример того, как можно вести себя в одной из неблагополучных ситуаций, приводит уже известный нам врач психотерапевт Андрей Курпатов.

Конечно, тут явно присутствует чувство юмора и некоторый взгляд свысока. Мы не ровня нашим детям, и об этом подробно говорим на семинаре «Главные ошибки хороших родителей». Чувство юмора спасительно, дети чувствуют его и воспринимают, как самообладание, если, конечно, наша заинтересованность не поддельная. Мне нравится, как Деклер Джоан сравнивает деятельность успешного родителя с функциями тренера: «воспитание требует значительного вовлечения и терпения, по сути, оно почти не отличается от работы любого тренера. Если хотите, чтобы ваш ребенок преуспел в бейсболе, вы не отказываетесь от игры, а выходите во двор и начинаете его тренировать. Точно так же, если хотите, чтобы ваш ребенок справлялся с чувствами, стрессом и развивал здоровые отношения, вы не должны закрываться или игнорировать выражение отрицательных эмоций; вы должны найти с ним общий язык и направлять его». Позицию тренера желательно занять как можно раньше и не покидать ее. На каждом этапе совместной жизни у родителя-тренера будет так много задач, которые решить необходимо, так много навыков, которые желательно ребенку привить, что такой родитель не сможет подпасть под искушение поиграть с ребенком в ровню. Или ты тренер и прививаешь жизненно-важные умения, или ты якобы ровня, и тогда тебе будут противостоять по законам стаи, в которой должен быть вожак. Если родитель отказывается быть вожаком, ребенок вынужден стремиться занять свободное место. Я не завидую детям, чьи родители сложили с себя обязанность возглавлять «стаю». Эти дети очень неуверенно себя чувствуют на земле, хоть и выглядят достаточно наглыми сопротивленцами. Самая лучшая роль, которую может занять родитель, это роль тренера — дружественного умельца, в разы превосходящего по возможностям ребенка, которого он обучает. Рядом с таким родителем ребенок чувствует себя в безопасности, а это в детском развитии дорогого стоит.  Кстати, целесообразно остаться в этой позиции и относительно самого себя, правда, акценты тут будут несколько смещены. Если что-то произошло, и вы впали в эмоции, проконтролируйте себя и не принимайте внезапных решений. Надо остыть и дождаться расслабления, чтобы другие мысли смогли проникнуть внутрь вас. Тогда возможно мы сумеем приблизиться к той самой золотой середине, которая всегда есть наш выигрыш и наша удача. А завершу я сегодняшний обзор коротким видео со словами Садхгуру, на которого уже ссылалась. Это о том же, о золотой середине, о взвешенности решений и о том, как замечательно устроено, что сбываются не все наши мечты.

Конечно, сказанное не означает, что не стоит мечтать, да и что это за жизнь  без планов и, тем более, мечты. Но навык к взвешиванию решений и усреднению желаний по принципу золотой середины бесценен как для нервной системы, стрессоустойчивости человека, так и для его судьбы в целом, потому что закон перехода количества в качество работает в прямой пропорции только до определенной отметки, которая как раз на этой самой условной середине и расположена. Все, что свыше, начинает работать против человека, и если мы беспристрастно посмотрим на судьбы известных нам людей, эта закономерность не скроется от нас. Мы окажем бесценную помощь самим себе, если не отмахнемся от необходимости работать над навыком золотой середины, а нашим детям в эпоху стремительно возрастающих возможностей мира потребления — поистине неоценимую.

По следующей ссылке вы можете прочесть ознакомительный фрагмент книги Джоан Деклер и Джона Готтмана «Эмоциональный интеллект ребенка. Практическое руководство для родителей». Я предлагаю его использовать не столько для последования, сколько для расширения кругозора и размышлений, и напоминаю, что любая попытка «загнать человека в таблицу» имеет множество погрешностей, поэтому там, где мы имеем дело с тестами, необходимость мыслить самостоятельно возрастает в разы.

Восстановить свой организм после травм, привести в порядок нервную систему, наладить сон и открыть в себе новые возможности, а также ослабить напряжение в ваших детях, подравнять их осанку, гармонизировать их и уравновесить вам поможет остеопатия, а записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Дмитрий Гайкалов.

И мы продолжим наши обзоры через неделю. Вы можете  своевременно получать статьи с продолжением темы, оформив подписку внизу страницы, на которую попадете по этой ссылке.

А здесь представлен короткий отчет БФ «Наша семья» о второй встрече нашего цикла семинаров.

10. Наглядные примеры или «раковина — последняя тарелка»

Некоторые животные способны разделять сигналы опасности, показывая, откуда именно данная опасность исходит. Например, мартышки-верветки по-разному кричат при виде леопарда, питона или орла. Три различных знака опасности для наземных животных — исключение и редкость, а большинство животных имеют в арсенале всего один клич и этим ограничиваются. Правда, у многих видов в чести сигнал, исходящий от старого животного или птицы. Например, в стае галок испуганный крик молодой птицы не производит на стаю впечатления, тогда как вскрик старой птицы немедленно поднимает стаю на крыло. Об этом явлении как преимуществе я подробно рассказываю в семинаре «Традиции и ритуалы».

К сожалению, память об опасности человеком генетически не наследуется. Новый человек в этом смысле приходит в жизнь как бы «обнуленным», и его родители вынуждены буквально закладывать в его сознание все то, что считают разрушительным и смертоносным или доблестным и выживательным в опыте предков. Идеально, когда нам удается проанализировать как положительный опыт предков, так и отрицательный для того, чтобы работать с ним. Иногда это какая-то черта, которая передается из поколения в поколение. Например, прижимистость или чрезмерная артистичность, когда человек начинает «выступать» и его своеобразно «заносит». О таком говорят «ради красного словца не пожалеет мать-отца». Дело-то тут, как правило, не в самом «словце», а в том состоянии воодушевления, в котором человек перестает отслеживать некую условную норму поведения и выходит за невидимые границы того, что в спокойном состоянии сам бы себе установил. Таких черт, которые генетически наследуются, немало, и их хорошо бы опознавать, потому что даже положительные свойства, оставленные без интеллектуального контроля, приносят своим владельцам немало бед.
Например, доброта. Если посмотреть пристально, то большинство родителей тех детей, которые потом попали в детские сиротские учреждения — добрые люди. Именно добрые, о которых говорят «такой последнюю рубашку отдаст». Именно они, не умеющие остановиться, определить середину, ту самую линию, по одну сторону которой нельзя не помочь другу, а по противоположную — нельзя в чем-то конкретном ему помогать, потому что это пойдет на вред обоим. Много таких историй прошло передо мной за время работы в детском доме и позже шире — в системе, и каждый раз, когда я узнавала подробности какой-то несложившейся жизни, я видела, что решающий шаг к слому судьбы человек сделал либо от какого-то незнания, непонимания причин и следствий, либо из побуждений безотказного сердца. Очевидно, что даже такое, казалось бы универсальное, качество как доброта, в бесконтрольном состоянии не может считаться безусловно хорошим свойством. Значит, даже положительные наследуемые черты надо контролировать, «обкультуривать» их. И держать под строгим контролем врожденные негативные. Для этого надо, как минимум, их вычленить.

На первом семинаре я всегда обозначаю это, как нашу задачу: нам надо научиться находить ведущие (как положительные, так и отрицательные) черты в каждом человеке, особенно в близких и в первую очередь в себе. Для успешной судьбы нам обязательно нужно знать «по именам» те свойства, которые в решающий момент берут на себя управление нами. Хорошие наши свойства нужно «обточить», как точил свое полено Папа Карло, ведь такой чудесный мальчик, как Буратино, мог появиться из только очень хорошего материала (в этом месте напрашивается смайл, от которого в статье все труднее удержаться). Плохие же наши свойства должны быть опознаны и взяты под контроль. Черты характеров наших родителей, наших спутников замечательно так же распознать. Тогда мы, возможно, научимся сильно не обижаться и не гневаться, если в дорогом нам человеке вдруг бесконтрольно вспыхнула его природная негативная черта. Мы научимся понимать, что происходит. В идеале наша задача научить тому же детей. В осознанном возрасте это умение очень поможет им в жизни и приблизит к тому, что я называю «управление процессами», когда события перестают быть бесконтрольными для нас, и когда мы обретаем способность вести корабль нашей судьбы заданным курсом.

Коллективная мудрость предков. Для того, чтобы продвигаться на пути ее постижения, нам надо приучить себя ничему новомодному не верить на слово и не впадать в такое заманчивое высмеивание прошедших времен. Каждое время, как бы банально это ни звучало, несло в себе сумму свойств, и хорошо бы не передергивать историю, а научиться извлекать уроки из нее. Для этого нам надо обязательно знакомиться как с негативными примерами (не забывать плохого), так и не отбрасывать позитивные, что часто происходит, когда мы чем-то задеты лично. Тогда мы заодно сбрасываем и доброе, а чтобы «не выбрасывать мальчика вместе с водой», нам нужно научиться управлять своими эмоциями. В курсе семинаров этому посвящены четыре встречи: два занятия по теме «Стресс и позитивное мышление», одно «Эмоции и самоуправление» и одно «Конфликты», где мы получаем своеобразные схемы ведения переговоров. Я не большой сторонник схем, потому что ими сложно воспользоваться, если что-то в процессе пойдет не так, как заложено в самой схеме. Куда больше мне нравится «вид изнутри», когда мы начинаем сами ощущать, как меняется курс беседы или развития событий. Я называю это «поймать волну» и объявляю это как одну из задач курса: Я хочу, чтобы каждый родитель сумел «поймать свою волну», ощутить ее направленность и силу, сумел, как серфингист, овладеть ею. Тогда бывает достаточно небольшого усилия, чтобы дальше по неверному курсу не устремляться. К этим темам скоро будет добавлен семинар «Как говорить с детьми», и тогда тема самоуправления будет выведена в отдельный цикл. Сейчас хорошо бы сделать пометку: в каждом времени и в каждом строе есть, чему можно поучиться, и надо не чураться обучения «от противного» или уроков с противником, чтобы запомнить для себя, чего именно и почему делать не следует, иначе каждый раз, когда кто-то использует прием, взятый с «неправильной стороны», мы будем застигнуты врасплох. Не стоит никакого явления полностью отметать, к тому же, прообраз всего большого мы можем встретить и в малом, т.е. в характере людей, что мы и делаем, говоря, например, что тут какой-то человек «разразился бурей» или «расцвел, как цветок».

Врач психотерапевт Андрей Курпатов утверждает, что правила важнее, чем ценности. Даже не так, а — цитирую буквально: «Нет ценностей, есть правила». С этим не стоит спорить, даже если для нас ценности важны, потому что они, действительно (снова цитата того же автора) как дышло, они поворачиваются в зависимости от  мировоззрения человека, как раз в зависимости от правил сообщества, в котором он живет, и я уже приводила подобный пример в прошлом обзоре, когда говорила о воровстве. Действительно, правила, то, как они сформулированы, и то, насколько прочно они укоренены, сами по себе предоставят возможность сформироваться ценностям. Мы тогда и говорим о морали, упомянутой на слайде выше, которая, в сущности является сводом правил. Если в семье неотменным правилом является мыть руки перед едой или перед тем, как потрогать что-либо съестное на кухне, например, переложить из холодильника на стол, то опрятность как ценность войдет в обиход ребенка со временем. То же происходит с любой малой традицией в доме. Застилать постель, убирать за собой недоеденное или, например, вымыть раковину после мытья посуды. «Раковина — последняя тарелка», — так я говорила своим детям, когда они росли, и теперь привычка вымыть раковину в заключение уборки посуды есть у всех моих детей, которые стали самостоятельными и живут отдельно от нас, своих родителей. И вот это все — маленькие ценности, которые мы формируем ежедневным обращением внимания на них. Большие ценности формируются, в сущности, так же. Но для их организации нужны примеры из мира внешнего, и чем ценности значительнее, тем правила поведения во внешнем мире должны представляться чаще и наглядней. Пример: сейчас у нас в стране, в первую очередь в больших городах, медленно, но верно входит в обращение правильное поведение людей на пешеходных переходах. На перекрестке нет машин, а люди стоят и ждут зеленого сигнала. Традиция формируется медленно, ценность выковывается не один год, но организованная в виде правила, принятая большинством, она спасет жизнь многим людям — как пешеходам, так и водителям авто. Чем основательнее спасительная ценность, тем дольше приходится трудиться, чтобы она начала исправно служить на благо.

Слова, написанные на слайде, который вы только что видели, тоже принадлежат Брюсу Гуду, чья книга «Мозг прирученный» послужила первоначальной фабулой для построения семинара «Правила нашего дома». Ругаем, назидаем, хвалим, просто рассказываем о чем-то, все это для того, чтобы передать детям правила поведения в обществе. Знаешь правила, владеешь ими, войдешь во многие двери. Именно поэтому каждый родитель посильно старается понимание правил поведения в обществе ребенку передать. К сожалению, сейчас это старание необходимо вывести на более осознанный уровень, потому что многое, над чем родители трудятся дома, социум, едва ребенок покидает стены дома, срубает.
Раньше, в период моей молодости, в этом плане родителям было легче, потому что улица, двор, школа поддерживали те принципы, которые исповедовала среднестатистическая, скажем так, семья. Сейчас не так, и многое из родительских стараний перечеркивается или подвергается сомнению. Я уже упоминала в одном из обзоров, что сейчас во многих школах детям запрещается делиться друг с другом учебниками, ручками или карандашами. Это подается под соусом заботы, «ребенок должен приучиться не забывать важные для уроков предметы дома». Это важно, быть собранным, уметь сложить портфель с вечера и прочее, но разве не важнее выручить друга? На мой взгляд, эти вещи можно смело уравнять, во всяком случае, ни одной из них я бы без конкретного случая не пожертвовала ради второй. Родители, однако, сталкиваются с этими правилами и запретами  и не знают, как им быть. Молча подчиняться? Возражать на собрании? Пробовали, бесполезно, потому что это установки, «спущенные сверху», а не фантазии учителей. Обычно я предлагаю обучение компромиссу. Ронять авторитет педагогов неправильно, потом это ударит по авторитету самих родителей, но объяснить, никого не обвиняя, что учителя тоже могут следовать правилам, которые установил кто-то другой, и раз они работают тут, им приходится так себя вести, но все-таки правильно будет выручить друга… Длинная цепочка причин и следствий, но лучше научиться как можно раньше складывать звенья. Тут можно сослаться и на правила семьи, сказать: «У нас в семье всегда выручают друзей». Конечно, мы понимаем, что тем самым учим ребенка непослушанию. Я думаю, впрочем, что скорее мы учим его мышлению, взвешиванию каждого отдельного совета или приказа с внешней стороны.

Ниже вы увидите небольшой видеосюжет из прекрасной сказки «Волшебная лампа Алладина». К словам, которые произносит там Алладин, обращаясь к Джинну, я прибегаю часто, и всякий раз, когда слышу «мне сказали сделать, я и сделал», «указание было, что я могла» и прочее подобное, я могу прибегнуть к этой цитате, вспомнить этот прекрасный эпизод. Помните, когда дервиш завладел лампой, он велел Джинну отнести Алладина в пустыню и там его убить… Посмотрим этот короткий эпизод.

Друг или раб? В каком возрасте можно устроить для своего ребенка встречу с этим вопросом, будет, бесспорно, решать каждый родитель. Но ведь не всякий взрослый приучился задавать этот вопрос самому себе, получая какую-то установку или выслушивая чей-то настоятельный совет. Друг или раб? Мне кажется, этот пример настолько наглядный, что его стоит показывать детям даже уже в первом классе, если вдруг там потребуют не делиться учебником с другом.
Мы будем говорить уже в этой теме о том, что ребенку необходимо научиться слушаться, подчиняться взрослому. Будем говорить о том, что не всякое решение взрослый человек должен с ребенком обсуждать. Но дисциплинарные рамки, которые должны ставить родители для детей, пока дети растут, не означают, что те же родители не могу приучать ребенка к самостоятельному мышлению. Это вопросы авторитета и иерархии, все это в цикле семинаров представлено широко, в установочном же семинаре  мы только скользим по верхам. Но вопрос «Друг или раб» на всю жизнь, а умение на него отвечать своего рода путеводная звезда для человека, если он сумел приучить себя задавать себе этот вопрос и честно себе на него отвечать.

В заключение этого обзора мне хочется коснуться темы самооценки, о которой сейчас так много говорят. Мне представляется, что самооценка происходит из породы дутых величин. Самоуважение, к примеру, в самооценке не нуждается. Если человек приучен преодолевать свои слабости, то он осознает свою способность к преодолению и снова о самооценке не печется, потому что уверен в себе. Меня иногда спрашивают: «Как стать сильным человеком?» Мне известен только один способ тренировки, дающей в итоге такую силу: каждый день делать что-то, чего не хочешь, то есть — справляться в первую очередь с собой. Это и для взрослых, и для детей. Сильно не хочется? Пойди и сделай. А потом прислушайся к самооценке. Тебе будет неинтересно рассматривать ее, потому что в этот момент жизни ты будешь собой удовлетворен. И я коснулась этой темы не случайно, а именно из-за Алладина, видео о котором у меня находится в теле  презентации к совсем другому семинару, но я  иногда меняю течение событий, если мне представляется эта перемена уместной. Мы видели в отрывке, как молнии рассекали небо, когда Джинн принимал решение, когда выбирал, друг он или раб. Это действительно мука мученическая, сломать стереотип приказа, ослушаться, чтобы поступить по совести. Но вдруг, если не научиться делать это уже в первом классе, совесть потом не проснется? И вот когда Джинн все-таки выбрал, какое счастье испытал он! Ему показались бы глупостью любые вопросы о самооценке, потому что он победил свой страх и свою ведомость. И Джинн ликовал.
У этого отрывка есть небольшое продолжение. Я предлагаю посмотреть его с продолжением еще раз…

Такой маленький фрагмент. Такой короткий вопрос. Но, заданный саму себе вовремя, он может сотворить судьбу. Ответь себе, друг ты или раб, и ты будешь первым. Это великое счастье — жить, повинуясь совести внутри себя.
Восстановить свой организм после травм, привести в порядок вашу нервную систему, наладить сон и открыть в себе новые возможности, а также ослабить напряжение в ваших детях, подравнять их осанку, наладить сон вам поможет остеопатия, а записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Дмитрий Гайкалов.

И мы продолжим нашу беседу через неделю. Вы можете  своевременно получать статьи с продолжением темы, оформив подписку внизу страницы, на которую попадете по этой ссылке.

Короткий отчет БФ «Наша семья» о первой встрече

9. Почему детство вытянулось, но не повзрослело

В своей книге «Мозг прирученный» Брюс Гуд говорит о том, что в результате эволюции мозг наших предков рос, увеличивался в объеме и стал общественным. Человеческая стая была сплоченной, традиции и навыки, а так же свод сигналов опасности и ее отмены передавался из поколения в поколение от родителей детям и в эпосе между поколениями. Сейчас, отмечает ученый, наблюдается обратная тенденция. Люди разделяются, кажется, все в мире нацелено на то, чтобы связи между людьми разрывались. Мозг тем временем стал уменьшаться в размерах, отмечает Брюс Гуд, и поневоле напрашивается мысль о некоем возвратном процессе. Даже карикатуры такие появились, на них изображен наш далекий предок в эволюционном поступательном распрямлении к состоянию цивилизованного человека и затем вновь в процессе сгибания, утрачивании способности прямохождения, сидя за компьютером. Это, безусловно, шутка, но, как мы видим сейчас, не лишенная смысла. Хочется найти способы, чтобы остановить деградацию. К сожалению, и для меня очевидно, на данном этапе человеческого развития это возможно только на уровне личности, потому что на уровне общества процесс имеет именно тот вектор, который нас к вырождению и ведет.

Это говорится и пишется с единственной целью: нам надо осознать серьезность задачи, которая перед нами стоит. Вспомнилось сейчас давно забытое «Пролетарии всех стран, соединяйтесь», так вот теперь нам не до каст и сословий. Нам надо разворачивать себя, своих детей, каждого, кто способен осознать разделение, к восстановлению утраченного единства. Личное сознание и еще не до конца утраченное общественное необходимо направлять к переключению внимания на других людей, к формированию внутри себя мотиваций для этого, к пониманию, что если даже мозг уменьшается в обратную сторону от способного к общественному формированию, то нам грозит стремительное разделение и затем легкая форма вырождения одиночек, которую осуществит эволюция. Она всегда производит это с ослабленным видом любой популяции. К теме вырождения мы возвращаться будем, оказывается ученые предсказывали его еще в середине прошлого столетия, и сейчас симптомы, обозначенные в тот период, налицо. Пока же вернемся к основным пунктам «правил».

Итак, человек — общественное животное. Тут, кстати, вполне уместно вспомнить о родительской бывшей присказке «я из тебя человека сделаю». Вошло в моду последнее время эту фразу осмеивать и бурно протестовать: «Что это такое из него надо «делать» специальное? Да вы просто не мешайте расти! Ребенок в этой жизни определится сам, он от рождения уже человек!». Мы об этом говорили в прошлый раз, помните Максима Горького? Ну а как же, «человек это звучит гордо». Хотелось бы, очень хотелось бы, чтобы звучало. Но увы, звучит жалко, потому что человек — малоосознанное рефлекторное существо, ребенок же, если ему не подать пример прямохождения, на две ноги встать не догадается, а если не развивать в нем речь, говоря с ним, не только не заговорит, но и утратит способность к образованию речи. Маленький ребенок — заготовка, из которой можно сотворить существо с любыми принципами, установками и с очень разными возможностями, которые зависят далеко не от одной генетики, а именно от среды обитания, ее ценностей и принципов. Например, среди социальных людей отношение к воровству строго отрицательное, это пока еще воспитывается, родители за этим следят (хоть и тут уже провисают, не контролируя в огромном объеме игрушек новые, взявшиеся неизвестно откуда). В воровской среде наоборот, там украсть — дело чести, там ребенка будут воспитывать в осознании этого факта и постоянных тренировок. Таким образом те же воры свои навыки и умения передадут и наследников «дела» воспитают. Так же обстоит вопрос и с другими навыками социума,  к их возникновению мы будем возвращаться, но эта тема в нашем плане лежит значительно дальше, чем заявленное «человек-общественное животное».

Человеку необходимо уметь без слов понимать намерения соплеменников, менять свое поведение в зависимости от обстоятельств, чтобы не путать дружественные намерения с враждебными, чтобы правильно реагировать в момент опасности, и чтобы быть принятым обществом. Например, в той же песочнице мамы обучают детей: «Ты видишь, он поднял лопатку и замахнулся? Он может ударить, лучше в это время голову не подставлять (руку из-под лопатки убрать, увести в сторону сестру — варианты разные). И в песочнице некоторые мамы этому действительно обучают. Но чуть позже, как только становится неактуальной «прямая и явная угроза» получить лопаткой по голове, обучение считыванию намерений исчезает как по волшебству. Нелогично, ведь  именно в это время у ребенка стремительно растет процесс формирования навыков социального общения между людьми.  Кроме того, это так увлекательно. Настолько, что стоило бы научаться самим. Но именно с этим у нас проблема, потому что темп жизни растет, взрослые люди городов нашпигованы всевозможной информацией, отчего отношение к себе самим и своим мыслительным способностям у них разрастается, они впадают в самодовольство, тем временем, все чаще довольствуются примитивными базовыми инстинктами, трактуя намерения друг друга в соответствии с классической формулой проявления агрессии: «нападать, убегать или замереть». Это так, считывание информации, транслируемой окружающими людьми, все чаще является сейчас вовсе не следствием наблюдательности, которая вместе с темпом жизни могла бы расти, однако примитивизировалась и вышла из сферы обсуждения.

Почему еще наблюдательность в общей массе не растет. Посмотрим на схему взросления человека на слайде ниже. Мы видим пропорцию пять к трем. Пять пунктов диаграммы приходится на рост и достижение зрелости и только три на старение и увядание. Если отобразить это графически, то мы увидим растущую продолжительность жизни за счет, разумеется, второй ее половины, увеличения периода работоспособной зрелости. Но вторая половина вытягивает первую. И вот уже ребенок взрослеет не к четырнадцати, как век тому назад, не к двадцати, как полвека тому, а хорошо если к тридцати, а то и к сорока. Я говорю о психическом взрослении. В это время социальные требования к детям остаются прежними, в 17 лет начинаются поступления в институты, определить направление учебы нужно заблаговременно, в 12-13 лет. Но дети и раньше не были готовы так рано определять свою социальную судьбу, а теперь осознание того, кем молодой человек хочет быть в жизни, приходит намного позже, чем прежде, что сопровождается множеством бесплодных попыток обучаться «не там».

Итак, детство вытянулось, но не повзрослело. Это означает, что резко увеличился период безответственной жизни молодых людей. И вот перед нами половозрелые мальчики и девочки вполне правомочно претендуют на то, чтобы иметь право на вступление в сексуальные отношения друг с другом. Родители в общей массе бурно протестуют, на что тоже имеют право, впрочем, под нажимом своих потомков постепенно позиции сдают, хотя совершенно очевидно, что в подавляющем большинстве неокрепшая молодежь еще не способна нести ответственность за биологические последствия своих отношений. И тут на арену выходит «математика», которая наглядно демонстрирует обществу некую сумму следствий родительских стараний последних лет.
В чем же большинство родителей так преуспело?
В основном, это были сломы базовых установок: развенчанная необходимость прививать уважение к старшим, громогласное избегание детского труда, всевозможные ухищрения по ублажению детей, причем, в основном аттракционами и развлечениями, приносящими острые ощущения и лишающими способности мыслить. Сепарация взрослых и вычленение «я хочу», осмеяние слова «долг» и слова «надо» (психологическое консультационное, о котором клиенты мне так часто рассказывают: «не говорите, что вы должны, скажите, чего вы хотите»), и вот уже в норму поведения внедрилась и стала легальной оценка партнера по материальному принципу, и, как следствие, унижение мужчин, не способных утолить непомерные аппетиты их спутниц. Здесь же — падение авторитета отцов, возрастание женской доминанты, причем, как явления, повсеместно насаждаемого, и чтобы не спорить с этим, достаточно вспомнить множество фильмов, где мужчинами-бойцами руководит именно женщина. Это все слагаемые. Тут, правда, надо сказать, что генетическую память родов никто не отменял. Подсознание молодых людей хоть и жаждет торжеств, но информацию о том, за счет чего жили их предки, продолжает хранить. И тут вступает в силу своеобразный закон обесценивания ценностей, который гласит, что на месте ценностей обрушенных непременно должны появиться новые, иначе носители прежних новыми себя самостоятельно обеспечат. И вот мы видим возросшее поколение детей, не желающих вступать в браки и оставлять потомство. Это и есть сумма, и поневоле вспоминается идеальный бак Джона Джон Кэлхуна.

Этот американский ученый знаменит своими разнообразными опытами с крысами, между действиями которых и поведением человека, как нам известно, ученые усматривают весьма недвусмысленную схожесть. В 1972 году Кэлхун провел свой самый знаменитый опыт, получивший название «Вселенная — 25», двадцать пятая попытка ученого создать для мышей своеобразный рай. Итак, был создан «идеальный бак», в котором мышам предоставлялась в изобилии еда, гнезда, места для существований. В бак заселили четыре пары мышей, и животные принялись с усердием размножаться. Однако по мере роста населения при изобилии еды и отсутствии необходимости бороться за выживание поведение зверьков менялось. Природные инстинкты, казалось, отступали и забывались, мыши впадали в депрессию, становились аутичными, они были готовы заниматься только собой, больше не хотели создавать семьи и рожать малышей. Последнее поколение мышей ученые назвали «красивыми» за нарциссизм и избегание сородичей. Показательно и полностью совпадает с моим пониманием закономерности течения подобных процессов тот факт, что, постепенно упрощая свою жизнь, мыши теряли и само желание жить. Могло показаться, что насыщение и ублажение себя («пусть у нас все будет, и нам за это ничего не будет») их радовало, но становилось ясно, что у жителей «рая» исчезали способности проявлять усилия, стремиться к чему-либо, кроме удовольствий, которые тоже вскоре перестали их насыщать. Смертность молодняка к этому периоду составила 100%, количество беременностей было незначительным, а вскоре свелось к нулю. Вымирающие мыши практиковали гомосексуализм, девиантное и необъяснимо агрессивное поведение в условиях избытка жизненно необходимых ресурсов. Процветал каннибализм при одновременном изобилии пищи, самки отказывались воспитывать детенышей и убивали их. Мыши стремительно вымирали, на 1780 день после начала эксперимента умер последний обитатель «мышиного рая».

Этот поразительный эксперимент, поставленный учеными, в настоящее время природа разворачивает перед нами в полном масштабе, но уже в мире человеческом. Все больше молодых людей не способны переживать какие-либо сужения обстоятельств. Родители старательно облегчают детям любые возможные жизненные условия, и вкрупных городах  России это особенно развито: дети не знают слова «нет», не могу быть огорчены. Под эту установку «подогнан» закон с запретами на любое наказание и с «трубой, трубящей» о правах детей, которых уводят из сложных обстоятельств, не обучают менять поведение и приспосабливаться, т.е. выживать. Детям нанимают домашних учителей, которых их ученики успешно сводят с ума, количество неспособных к концентрации детей растет, а взрослые и не думают остановиться в своих предпочтениях и тоже сознательно и изо всех сил стремятся к «повышению качества жизни», т.е. к своему минимальному напряжению в ней. На фоне обесценивания опыта предков в нашей стране таким образом уже свершилось падение некогда крепкого народа, который сейчас деморализован, рассеян, не способен и не желает напрягать себя и бурно протестует против любого сужения условий. Кэлхун называет подобный отказ от сложных поведенческих паттернов «первой смертью» или «смертью духа». После наступления первой смерти физическая смерть («вторая смерть» по терминологии Кэлхуна) неминуема и является вопросом недолгого времени. В результате «первой смерти» значительной части популяции вся колония обречена на вымирание даже в условиях «рая». А мы сейчас живем хорошо, особенно в больших городах — любой, кто еще насладился беспечностью и беспроблемностью и вслед за этим не выбрал умереть.

Моим читателям известно, что я веду ленту в ФейсБук. Там с некоторой периодичностью я делюсь своими размышлениями. И я заметила любопытную закономерность. Стоит мне рассказать о какой-то, замеченной мною тенденции, как немедленно кто-то неглупый выходит с возражениями, которые, в основном, имеют такую форму: «а я как-то раз ходила и видела, что ничего подобного», «а мы несколько раз видели, что как раз наоборот», «а у меня есть люди, которые не». Безусловно, они есть, эти «люди, которые не». Вновь и вновь я объясняю своим читателям, что никогда и ничего не пишу, едва оно пришло мне в голову, а проверяю и перепроверяю, как по местам, так и по временам, так и по различным уровням жизни. Так многое из того, о чем я пишу в этом обзоре, в большей степени касается жизни в больших городах, хотя, безусловно, деградация «шагает по планете» и там, где население не так сгущено.

И вот, не признать очевидное достаточно сложно, если не нырять с испугу в темноту нежелания рассмотреть закономерности. Впрочем, этот «нырок» перспективы не облегчит, на эту тему тоже уже обжилась расхожая шутка: «Не пугайте страусов, пол бетонный». Вам сейчас хорошо — это ничего не значит. Если мы не вернем в воспитание детей сдержанность и некоторую строгость, если не возродим свой авторитет — не на словах, а умея преодолевать трудности, если мы не захотим внести сложности в наши жизни, если не перестанем развлекать детей на аттракционах и бояться детского труда, если… Нам надо соблюсти множество условий, если мы хотим не окончить свое существование так же, как мыши Кэлхуна, которые тотально утратили способность жить уже к седьмому поколению безбедного и беспроблемного существования. Но самое главное условие — нам надо перестать обесценивать прошлое, возродить и выделить человеческие ценности, наполнить жизнь наших детей смыслом и тогда будущее поколение, родившееся не от «красивых» — а это образованные, умные, перспективные девочки и мальчики, которые, благодаря опыту, перенятому от их родителей, боятся становиться отцами и матерями, не хотят обременять себя узами и обязательствами семьи, не хотят рожать детей… Будущее поколение произойдет от куда менее благополучных молодых людей и от нездоровых молодых людей, которые войдут в пору половой зрелости и попросту «сорвутся» с цепей… Тут картина не очень утешительная, я согласна. И все же, как именно в каждом следующем поколении мутирует геном, нам, к счастью, пока неизвестно. А это означает, что у нас есть шанс, и что дети «не очень благополучных» детей, которых в следующем поколении будет большинство, окажутся все же жизнеспособными, и их родители успеют схватиться за собственные головы, чтобы что-то ценное вложить в головы своих детей.

Пожалуй, я остановлюсь на формулировке, которая проходит у нас сквозь весь цикл семинаров рефреном:

Мозг — детектор паттернов.

Какие паттерны мы заложим в мозг нашего будущего, над чем станем трудиться сами и к какому труду призовем потомков, зависит от нас, от нашей индивидуальной способности признавать очевидное. Какова эта способность, покажет время. Ничего не произойдет случайно, само собой. Все окажется следствием индивидуальных принятых решений, как это произошло с поколением предыдущим, массово, но по одному погрузившимся в развлечения и удовольствия, «запрезиравшим» любое напряжение, любое усилие, любой труд. Сейчас, как представляется мне, то, что Кэлхун назвал «смертью духа», первой смертью — еще не произошло. Но развитие порочных тенденций в обществе развили такую скорость, что, если большинство взрослых немедленно не изменят своих осознанных ценностей, мы очень скоро пройдем, нет, пролетим первую фазу и вместе с ней точку невозврата.

Верните умеренную строгость и ограничение в воспитание детей. Не целуйте их, когда они вас кусают, не демонстрируйте вашу любовь способом, который базовое восприятие ребенка никогда не опознает как аутентичный. Я знаю таких матерей, но не вижу, как достучаться до их сознания, как объяснить им, что они дают подкрепление ребенку: «укусил — хорошо», так воспринимает мозг. Не ожидайте от детского восприятия сложных аллегорий, формирующийся мозг ребенка все воспримет буквально. Так ребенок будет требовать все сильнее, если вы ему уступаете, манипулировать и искать лазейки, если вы демонстрируете слабость, впадать в равнодушие, если вы начнете «давить на жалость», и позже я расскажу, почему это так. Ребенок не будет знать цену вашим деньгам, если не поймет, как они достаются, он не оторвется от гаджета, потому что гаджет очень быстро открректирует способность детского мозга реагировать на внешнюю среду, он не полюбит учиться, если вы продолжите ему объяснять, что учиться надо, чтобы «иметь все» или «не мести дворы», он не станет вас уважать, если вы не будете демонстрировать ему постоянно радость, нет —  кайф от преодоления трудностей.
Восстановить свой организм после травм, привести в порядок вашу нервную систему, наладить сон и открыть в себе новые возможности, а также ослабить напряжение в ваших детях, подравнять их осанку, наладить сон вам поможет остеопатия, а записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Дмитрий Гайкалов.

И мы продолжим нашу беседу через неделю. Вы можете  своевременно получать статьи с продолжением темы, оформив подписку внизу страницы, на которую попадете по этой ссылке.

 

Джон Кэлхун. Вселенная-25″

8. Человек — это звучит… как?

Аристотель утверждал, что люди это общественные животные. Френсис Бэкон, английский философ, историк, политик и основоположник так близкого автору данной программы эмпиризма, был с ним вполне согласен, но даже «приспускал» человека немного, называя его животным, научившимся использовать орудия труда. А вот Максим Горький устами Сатина из пьесы «На дне»  с патетикой возвещал, что «Человек — это великолепно! Человек — это звучит гордо!»
Где же истина? Гордиться нам или стыдиться, какую позицию занять, чтобы наши претензии соответствовали действительности? Конечно, любопытно перенестись в современность, в то время, в котором многие наши возможности исследованы.
Российский врач-психотерапевт, автор книг по психологии, научных монографий по психотерапии и философии, создатель современной модели психотерапии — «Системная поведенческая психотерапия» Андрей Курпатов называет людей ни больше ни меньше как «дико тупые обезьяны». Ну, это уж очень обидно звучит! И, конечно, хочется разобраться, стоит ли вообще «затеваться», стоит пытаться что-нибудь изменить, или, раз мы настолько безнадежны, плыть себе по течению и ни за что не отвечать. Кстати, тенденция последнего времени весьма похожа на именно это решение, потому что вековые традиции попраны и обесценены, а все, на чем веками стояло человечество, если не осмеяно, то развенчано и, что знаменательно, чем выше отметка цивилизации для данного места обитания, тем эта тенденция выявлена более остро. Правда, первые волны эйфории на тему «отрешимся от старого мира» начали спадать, когда стало очевидно, что молодое поколение вырастает «отбившимся от рук» (тех самых, которые добровольно его и отпустили), и вместо спокойной независимости и самостоятельности его представители демонстрируют нервозность, неустойчивость, неуверенность, хуже того — нежелание жить, склонность к суициду. Резко возросло количество гибели подростков от бездумного лихачества, вступления в опасные группировки или просто от ненахождения смысла. Социум при этом отвечает на каждую перемену двояко. Некоторые его представители забили тревогу, но в то же время  в широком доступе  появились статьи известных психологов, в которых их авторы утверждали, что неспособность ценить жизнь в переходном  возрасте — нормальная вещь, что так было всегда, и физиологией это обусловлено. Казалось, потоки информации направлялись на то, чтобы руки родителей окончательно повисли в безволии.
Осознание того, что результат следования модным тенденциям привел к нежелательным результатам, стал разрывом едва родившегося, но очень желанного шаблона, который позволял взрослым за последствия своих решений не отвечать. Суть этого шаблона сводилась к тому, что дети сами должны определять свою судьбу, что ими нельзя руководить, что все детские вопросы должны решаться с детьми совещательно. Это и привело к неожиданным и нежелательным результатам. Но признаваться в беспечности не хотелось. 

Некоторые родители, тем не менее, забили тревогу. Они попытались вернуть утраченный авторитет, но тщетно. Дети отказывались не только подчиняться, но и просто слушать обращенные к ним слова. Становилось все очевиднее, что в программу родительского поведения вкралась ошибка. Все чаще родители обращались к специалистам, и новый крен не замедлил сказаться последствиями: во множестве семей наступил момент, когда родители осознали свою неспособность принимать решение, неспособность найти выход и изменить сложившиеся невыносимые отношения с детьми. Но деструктивное начало не дремало. Все громче звучали призывы к соблюдению прав ребенка, и это было похоже на то, как если бы человечество выжило в катаклизме, но начисто утратило память о базовых вещах, а теперь в принципе не понимало, что такое дети, и вынуждено было проходить ликбез. В школах стали вводить уроки, на которых детей знакомили с их правами, и дети — маленькие, но совершенно незрелые люди, которые от природы призваны быть водимыми до срока, остро реагировали на предложенные им свободы самовыражения.

На одном из Форумов приемных семей, где я читала лекцию об агрессии, некая мама рассказала аудитории историю о том, как отреагировали на подобный урок права ее дочери, находящиеся в семье почти с рождения, но под опекой. Когда вечером женщина пришла в детскую, чтобы уложить дочерей спать, она стала собирать игрушки, собираясь вместе с дочерьми разложить их по местам, как вдруг одна из девочек лет одиннадцати бросилась к окну, раскрыла его и закричала: «Помогите! Меня грабят! Моя мама похищает мои игрушки!» И кто-то, возможно, рассмеялся бы, прочитав такое, но наверняка осекся бы, понимая абсурдность события. Казалось, социум имеет дело не со своими законными представителями, а выпущенными на свободу после длительной отсидки так и не раскаявшимися преступниками, именно такими были новомодные установки  для взрослых в отношении воспитания их детей. Социум словно вознамерился лишить родителей их прав, не имея которых они психически здоровое поколение вырастить не способны. Все чаще у взрослых людей стал обнаруживаться фактор страха. Родители боялись опеки, предполагаемой ювенальной службы, и — это еще абсурднее — самих детей. Они стали бояться детских криков на улице, капризов дома, «добрых» соседей, каждого синяка у ребенка. Появились случаи, когда работники школ «сигнализировали куда надо», увидев синяк на теле ребенка. Создавалось впечатление, что все эти «дяди и тети» выросли в пробирке и сами никогда не имели синяков, без которых  не может вырасти здоровым и нормально развитым не только мальчик, но и нормальная девочка.

Теперь при каждом затруднении многие мамы и папы устремлялись к психологам. По-прежнему модными оставались те специалисты, которые призывали «не думать», «не обращать внимания», декларировали, что «никто никому ничего не должен» и советовали  заниматься собой, «делать, что хочешь, а не что должен», и создавать детям все условия для утоления бесчисленного списка их потребностей, не посягать ни на их территорию, ни на их права. Вопросы, которые веками благополучно решали наши даже малограмотные предки, к этому времени оказались в списке неразрешимых и требующих вмешательства посторонних сил. Это прослеживалось в судьбах многих семей, и было похоже, как будто колея развития внутрисемейных отношений окончательно разболталась.

К счастью,  людям все чаще стало хотеться повернуть к чему-то проверенному, просмотреть и проанализировать закономерности. Вспомнилось изречение Френсиса Бекона, гласившее: «Истина  есть дочь времени, а не авторитета», что означает простую вещь: верить можно тому, что проверено временем, и нелепо и близоруко доверять новомодным течениям, которые в стремлении к оригинальности  плодятся, как кролики. Особенно  неосторожно доверять непроверенным методам в плане самого дорогого, что у человека есть: его детей.  Так началось возвращение к корням, без которых дерево жизни нежизнеспособно. И мы продолжаем наш обзор фактов и размышлений, который призван систематизировать многое, что, возможно, мы и так знали, но не называли словами, что хранит генетическая память наших родов, что помнит наша кровь. Этот обзор так же откроет немало того, с чем раньше нам встречаться не довелось.

В своей книге «Мозг прирученный» нейробиолог, психолог, этолог, профессор Гарварда и Оксфорда Брюс Гуд говорит о том, что человек, как вид, произошел в следствие одомашнивания. Так и хочется выделить курсивом это слово, что мы и сделаем, а заодно вспомним уже упомянутое выражение «от рук отбился». Его противоположностью будет другое выражение, а именно —  «приручить». Или «прибрать к рукам». Нам надо прибрать к рукам своих детей, если мы не хотим, чтобы процесс перемен повернул в направлении деградации. Если мы хотим, чтобы наши потомки продолжили свое существование развиваясь и оставляя потомков после себя, нам необходимо прибрать к рукам своих распущенных детей.

Боюс Гуд считает, что долгое детство дано человеку для того, чтобы можно было вполне передать знания от одного поколения другому. Это практически невозможно при условии того, что фактор способности испытывать уважение к кому-либо у детей за последние пару десятилетий резко снизился. Кроме того,  отчаянно пропагандируется значимость «я-мнения» и пренебрежение,  почти исчезновение ценности «мы». В школах, и это происходит сплошь и рядом, ученикам не разрешают дать карандаш или книгу однокласснику, который что-то забыл. Не позволяют делиться, угощать друг друга на перемене, совершая таким образом социальное преступление. При помощи ученых с мировыми именами я сумею доказать, что эти правила не меньше, чем преступление против человечества.
Еще одна разрушительная тенденция состоит в накапливании знаний без культивирования в детях  высоких человеческих свойств, о которых мы говорили в самом начале нашего повествования. Мы будем это повторять в наших статьях, доказывая под разными углами как порочность подобных действий, так и факт того, что они происходят. Мы безусловно становимся более образованными, приобретая знания, но количество знаний не равно качеству ума. «Образованный не значит умный», — разочаровывает Брюс Гуд тех из нас, кто погнался за прекрасной модой на обучение, забыв о не менее важном и прекрасном разделении элементарных «хорошо» и «плохо». Нам необходимо утраченное возвращать, это очевидно. И мы будем рассматривать этот  мир и его вопросы под самыми разными углами, очерчивать связи, приводить примеры, занимаясь тригонометрией жизни. Я называю это «заходить на посадку с широкого круга». А поскольку круг — понятие обширное, «на посадку», то есть, к рассмотрению проблемы, находящейся в центе, мы будем двигаться из как можно большего количества «точек окружности» — ситуаций, примеров и данных, которые возможно к проблеме привязать.

Что же действительно означает раннее рождение человека, его тотальная беспомощность в сравнении с любым другим видом млекопитающих земли. Это похоже на то, как если бы сама природа показывала нам, что важнейшее для выживания нашего вида — взаимодействие, принятие помощи, сама способность ее принять. К сожалению, сейчас воспитание, вернее, суррогатный заместитель воспитания, буквально приказывает разделяться, не помогать, не участвовать в жизни друг друга. Этот суррогат рвет связи между родителями и детьми, между учениками в школах. Даже на уровне песочницы мы видим, как молодые мамы рьяно охраняют своих детей от попыток поделиться игрушкой с другом, а если уж, не дай бог, кто-то из детей пытается игрушку отнять, то тут уже вступает в ход «идеология», и мы уже упоминали о ней: «Он не должен отдавать, потому что иначе он в жизни не сумеет сказать «нет», и все будут ездить на нем и использовать его».

Знаете, на свете такое невыразимое количество вообще невостребованных людей, буквально не нужных никому. И они счастливы бы были, чтобы кто-то их использовал, да вот все вокруг обходятся без них. И у нас в стране, и в Европе, и в Америке многие молодые люди боятся заключать союзы, не вступают в браки, не рожают детей. Почему это произошло? Может быть, эти люди так исправно охраняли свои пресловутые границы? Сейчас ведь о границах, и о том, что их надо оберегать, тоже не знает только тот, кто и слуха, и зрения лишен. Что происходит с людьми? Иногда мне напоминает это ужасную сказку, в которой ее герои начали повально закручиваться в коконы, погружаясь в них навечно, как спящие красавицы в свои гробы. Только вот, вряд ли найдется такое количество принцев, желающих поцеловать эти коконы в их ледяную защиту от мира, в котором они жить отказались…  И мы уже говорили о том, что наша задача — сказать жизни Да. Пока же нам становится ясно, что для благополучия в жизни для нас «мы» важнее , чем «я», и что умение строить связи, общаться и делиться друг с другом можно по важности причислить к задаче выживания рода человеческого.

Но оказывается, осознать важность «мы» недостаточно. Брюс Гуд настаивает на том, что ребенок с детства должен быть обучен чтению мыслей! Что кроется за этим требованием ученого и возможно ли это на самом деле? Для меня совершенно очевидно, что ребенка необходимо воспитывать в ориентации не на свое «хочу», а на внешний мир, на его запросы и его язык, на огромный спектр возможностей сообщений, которым представители этого мира обмениваются друг с другом. Именно на этом было основано мероприятие «Общая реальность», которую я проводила совместно с детьми, и элементы которой включала в свои семинары. Со временем я надеюсь рассказать и об этом, потому что, сколько ни внушай людям, что им должно быть все равно, что о них думают окружающие, но это было и остается важнейшим мерилом, стимулом и демотиватором, если ответ извне приходит нежелательный.

Социум твердит свои требования: «Не навязывайте детям ваших мнений! Пусть ваш ребенок определится сам!» Но оказывается, не просто навязывать мнения надо, а закодировать их в сознании, говорит Брюс Гуд. Навыки должны быть сформированы, ценности должны быть определены, традиции должны быть переданы. Это проще всего сделать, ориентируя маленьких детей на окружающий мир, объясняя его в подобиях и различиях и формируя общую со своими потомками систему координат восприятия этого мира. Фактически, вопрос стоит о том, воспитываем мы детей или нет. Потому что если нет, нам подойдут все современные лозунги, в результате следования которым мы достигнем полного разрушения родственных  связей как с потомками, так и с предками. А если мы детей все-таки воспитываем, то другого выхода у нас не останется, как сосредоточиться на человеческих ценностях и постоянно призывать внимание детей к тому же. Так мы сумеем помочь им стать готовыми к взрослой жизни, научим ее понимать и предвидеть развитие событие в зависимости от действий людей или от собственных поступков.
— Это все очень хорошо, — говорят мне не чтобы споря, и не то чтобы соглашаясь. — А как можно прививать эти ценности, как их в детях воспитывать, если этим заниматься все-таки надо?
В тишине повисает недосказанность фразы. Похоже, уверенности в том, что нечто в этом направлении надо производить специально, у людей нет. И я обращаюсь к группе с неожиданным, прося поддержать меня, когда фраза прервется:
— В животе ураган, принимай…?
— Эспумизан, — обязательно отвечают несколько человек, и остальные смеются.
— Точно. И ваши дети тоже произнесут это слово. Так работает нейромаркетинг, ему известно, какие слова мы должны произносить. Взрослые и дети поддержат известный слоган, но на вопрос «что такое доблесть», или «что такое честь», или «что такое достоинство» они не ответят. Даже взрослые испытывают затруднения сейчас, когда их просишь ответить на подобный вопрос. И мы видим, как минимум, насколько изменился наш словарь. К сожалению, настолько же изменились и наши суждения. Только в нашей власти вернуть утраченные ценности, произвести вновь разметку мира человеческими категориями. Возможно — начиная со словаря.
Восстановить свой организм после травм, привести в порядок вашу нервную систему, наладить сон и открыть в себе новые возможности, а также ослабить напряжение в ваших детях, подравнять их осанку, наладить сон вам поможет остеопатия, а записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Дмитрий Гайкалов.

И мы продолжим нашу беседу через неделю. Вы можете  своевременно получать статьи с продолжением темы, оформив подписку внизу страницы, на которую попадете по этой ссылке.

 

 

7. Что такое «любимая картинка» и почему это важно

Коротко напомним себе, о чем шла речь в предыдущих слайдах, если обобщить сказанное:

— без того, что  в мире всегда называлось добродетелями, человек счастливым быть не может;

— научить способен только тот, кто умеет сам;

— состояние Потока достижимо не только от природы, но и от овладевания специальными знаниями и навыками;

— нам надо понимать и уметь назвать словами цели, которые мы ставим перед собой относительно наших детей и нас самих;

— нам надо знать, какие мы, чтобы не требовать от людей невозможного;

— наши дети беспомощны и нежизнеспособны не от природы, а оттого что мы неправильными установками о воспитании сделали их такими;

— способность уметь сказать «нет» мало значит, если человек не в силах сказать жизни «да».

Мы помним термины «Поток», «обученная беспомощность», «родовая доминанта» и готовы перепроверять себя каждый раз, когда ставим некие задачи и цели перед своими детьми и близкими. И мы продолжаем наше путешествие по теме первого семинара.

Эта цитата из гениального произведения Экзюпери «Цитадель» напоминает нам, что цели всегда должны быть выше, чем то действие, которым мы заняты в текущий момент. Если мы говорим о доме и семье, то при каждом наведении порядка цель не порядок сейчас, каким важным бы нам, возможно, это ни казалось, а отношения между людьми. Те отношения, при которых порядок возможен и удобен для всех. Это, прежде всего, сохранение отношений, привитие навыков, следование укладу семьи. К сожалению, люди очень часто забывают об этом и, ведомые эмоциями, бунтуют против чего-то, что раздражает их в текущий момент, или занимаются «переносом агрессии», сбрасывая на попавшихся под руку сородичей заряд огорчения, нанесенного совсем другими обстоятельствами и людьми.

И есть еще одно правило, о которым мы напоминаем себе в течение всего курса. Часто в ситуации растерянности человек зацикливается на сиюминутном. Например, «мама приходит с работы, мама снимает боты…», — помните знаменитый мультфильм, из которого этот стишок? Там мама не выкрикивает пустых слов, но ситуация подходящая: в доме разгром, дети при этом могут иметь самый разный вид — от сонного спокойного до нервного и лукавого, или же кого-то из них может не быть дома. И тогда растерянная или разгневанная мама начинает сыпать репликами, которые всегда остаются без реакций, вопросами, на которые ответить часто просто невозможно:

— Это что тут такое было?
— Ты зачем это сделал?
— Вы что натворили, а?!
— Смерти моей хотите! Нет, я этого не выдержу, факт!
— Это не дети, а наказание, вы о чем думали вообще?!
— Нет, и что я теперь должна делать, кто-нибудь может мне сказать?
— Тут кто-нибудь вообще подумал обо мне?
— Господи, за что мне это наказание…
— Уроды какие-то, а не дети, ну почему, ну почему у всех дети как дети, а у меня такое?!

Все эти реплики не только бесполезны, но и вредны. Давайте посмотрим, что стоит за ними, и какую реакцию они вызывают.

Это что тут такое было? Нетрудно догадаться, собственно, в большинстве случаев и так все ясно.

Ты зачем это сделал? Он не знает, зачем. Хотел посмотреть, что будет. Просто делал и все, не думая ни о чем. Сейчас он, возможно, ответил бы на ваш вопрос, но вот беда: разумного ответа в природе не существует.

Вы что натворили, а?! Именно то, что перед вашими глазами, а что-то еще может оставаться скрытым. Не стоит терять авторитет в глазах детей, демонстрируя свою растерянность именно так.

Смерти моей хотите! Нет, я этого не выдержу, факт! Истории известны примеры, когда что-то буквально через несколько дней с говорящим случалось. Тогда его слова оставались травмой для ребенка на всю оставшуюся жизнь. Я слышала, как ребенок говорил: это из-за меня мама умерла, и этому предшествовала примерно такая история. Каждое сказанное нами слово может оказаться последним. Так случилось и в моей судьбе, эта история описана в романе «День девятый». Стоит, еще как стоит думать, сказать или не сказать какие-то слова. Вне сомнения, не следует, общаясь с ребенком, произносить пустых или «ради красного словца» фраз. Если, конечно, мы кого-то любим больше себя.

Это не дети, а наказание, вы о чем думали вообще?! Ни о чем они не думали, они познавали мир.

Нет, и что я теперь должна делать, кто-нибудь может мне сказать? С какой стати на этот вопрос должны отвечать дети? Скорее всего, это не в их юрисдикции, а вы снова тратите время на пустое и выпускаете пар в гудок.

Тут кто-нибудь вообще подумал обо мне? Конечно, нет. Но ведь и вы, когда были на работе и выполняли задание начальства или руководили людьми сами, не думали о домочадцах, потому что всему свое время. Вот и они на своей «работе» по познанию мира и людей не думали о вас вообще. Это нормально, вы же не хотите вырастить запуганных и забитых детей, не способных ни на какую самостоятельность, не хотите наделить их обученной беспомощностью. Очень хорошо, тогда не стоит ждать от них никаких воспоминаний о вас во время игры.

Господи, за что мне это наказание… Ну и это тоже не тот вопрос, который подействует положительно на детей. Да и не оригинален он, в прошлом веке по земле ходило немало людей, к которым родители обращались именно так. Ни к чему сейчас такой анахронизм.

Уроды какие-то, а не дети, ну почему, ну почему у всех дети как дети, а у меня такое?! Возьмите себе эти слова и спросите себя, как бы вы думали о ваших предках, если бы они, особенно в присутствии ваших друзей, называли вас так. Может быть, ваши дети вас не услышат, может быть, вам уже удалось «натереть мозоль» на их восприятии, и привычное их не ранит, а может быть, они навсегда это запомнят и пойдут в жизнь с уверенностью в своем уродстве благодаря тому, что родители обесценили значимость собственных слов. В любом случае не стоит так говорить.

Но вот снова цитата Экзюпери, она находится на следующем слайде, который здесь будет описан, но не будет представлен из-за несовершенства гифки, которой подлинник проиллюстрирован:

«Отдельные мои сограждане прознали, что могучие и победоносные державы славились порядком. А простодушные логики, толкователи и историки убедили их, что порядок и есть отец славы. Но я говорю вам — и порядок, и слава есть плод совместного усилия. Чтобы все упорядочилось, нужна картинка, которую любили бы все».
О чем эти слова? Конечно, не о картинке в рамочке. Они о той обстановке, которая располагает нас к беседе, доверию, дружбе. О тех словах, благодаря которым мы направляемся к собеседнику, притормаживаем и оборачиваемся, если вдруг собрались уйти. Что это за слова? Конечно же добрые, и чтобы это подтвердить, достаточно вспомнить, когда мы сами чувствуем вдруг желание поговорить с кем-то и поделиться с ним своим важным. Покой и доброта, отсутствие напряжения — вот что располагает нас к беседе. Не упреки, не крики, не пустые вопросы, нет. Приятие и покой, вот что хорошо бы транслировать, чтобы с нами захотели общаться. «Чтобы все упорядочилось, нужна любимая картинка«, — так сократили цитату Экзюпери слушатели семинаров, и эти слова возвращают в русло покоя наши страсти. Если мы любим кого-то больше себя, мы готовы создать кораблям ту гавань, в которую они захотят войти.
— Так значит, они разнесли мне дом, а я буду к ним с добротой? — спрашивают в ответ.
Да, именно так, потому что все эти вещи чаще всего ничего не стоят в сравнении с ценностью самого человека. Но мы настолько уверены, что от наших выкриков, ругани и «наездов» ни с кем ничего не случится, настолько не способны посмотреть на несколько шагов вперед, что не останавливаем себя. Случиться, однако, может. И от криков и просто после них, мы уже говорили об этом, происходят разные неприятности. И стоит еще сказать о том, что таким поведением мы обесцениваем себя, дробим на осколки картинки мира детей.
Вы вошли в дом, вы увидели, что нечто уже произошло, и, к примеру, вашего телевизора уже нет. Скажите: «Да, тут кто-то славно потрудился. Ну что же, обойдемся без телевизора. Давай приводить в порядок нашу планету». И посмотрите дружелюбно на того, кто и так напуган тем, что натворил. Положите ему руку на плечо, пусть он запомнит, что он для вас важнее вещей. Так он скорее научится верить вам. Да и вещи беречь тоже. Чтобы все упорядочилось, нужна любимая картинка.

Следующий слайд снова начинается с цитаты того же автора. И мы переходим к интерактиву, о котором уместно упомянуть, потому что он служит не только для разминки, но и для тренировки мышления. Помните, мы начинали с того, что самое очевидное всегда располагается на поверхности, и что именно поэтому мы не замечаем его? И вот  слушателям семинара мы задаем вопросы, обозначенные на этом слайде.

Вопросы звучат по очереди, группа отвечает. Группа — это никогда не случайность, посетителей курса всегда что-то объединяет, и это «что-то» интересно установить. И вот иногда наиболее частный ответ группы — «безопасность», иногда — «комфорт», иногда «профессионализм». Некоторое время мы перебираем свойства мест и людей, с которыми были бы не прочь почаще встречаться, чтобы нам не захотелось нашу страну покинуть, сменить ее на другую или даже почаще и подольше уезжать из нее. Наконец, мы создаем образ той самой Страны нашей мечты, которой мы гордимся, в которой мы живем привольно, и в которую нам всегда приятно возвращаться. И тогда слайд меняется и вопрос следующей картинки нередко приводит в растерянность участников встречи.

И тут всегда выясняется, что внутри своей семьи, своей личной страны нам нужно все то же самое, что мы хотим встречать во внешнем мире, и что куда проще требовать перемен снаружи и быть недовольным тем, с чем мы встречаемся там, чем отлаживать те же принципы внутри, и начинать расширение от центра, от того самого «я», о котором сейчас говорится так много, улучшая его, совершенствуя и меняя. От центра к периферии наполнять свой мир прогрессом и новыми знаниями, культурой всего — от питания до поведения, повышать профессионализм во всем, создавать ту самую безопасность, внутри которой так хорошо себя чувствуем мы и так спокойно нашим детям. Базовая безопасность детей включает в себя не только любовь и обеспечение от родителей. Она еще, и это очень важно, настоятельно требует приятия в любой момент жизни. Несмотря на разбитый телевизор, испачканные стены, двойки или вызовы в школу. Культура, о недостатке которой непременно кто-то посетует, когда мы строим нашу страну, именно ее так не хватает внутри семей, а без нее не растет и не укрепляется многое другое. Например, достоинство. Например, способность уважать себя, осознавать и испытывать уважение к другим.
Так мы начинаем вырабатывать навык задавать вопросы самим себе, отслеживать свои эмоции и их проявление, оттормаживать свою агрессию, которая присуща каждому из нас, и при помощи правильного использования которой можно достичь множество прекрасных результатов.
Это удивительно, огромное количество взрослых людей вынуждены подумать, прежде чем они могут ответить на вопрос о том, какой у них характер, и немало из них, рассказывая о характере, назовет совсем не свои черты. Но для того, чтобы воспитание детей стало приносить нам желаемые плоды, нам просто необходимо разобраться в себе и начать процесс познания себя. Мы начинали с этого выражения Сократа, помните? А вот мудрец нашего времени Садгуру утверждает, что весь наш накопленный багаж, это не мы. Значит, можно смело перестать обижаться, если кто-то нас учит или поправляет. Любая реплика в наш адрес — о нашем багаже, а не о нас самих. Мы же — это наше согласие менять себя, расширять, узнавать новое, такое важное для всех. Мы — это наше «да» жизни, которую мы живем.

«Если вы будете следовать своим ощущениям, вы можете прийти к ошибочным выводам. Уделите себе внимание, чтобы получше понять себя. Вы достойны этого. Вы очень много знаете обо всем. Вы знаете даже, где Бог. Но вы не знаете себя», — это снова Садгуру. И нам может показаться, что наши цели недостижимы, но это не так. Помните, Селигман говорил, что в основе любого пессимизма лежит беспомощность. Сегодня мы изменили отношение к некоторым своим репликам и вопросам, которые в беспомощности могли задавать прежде только потому, что внешняя граница нашего порядка казалась нам нарушенной. Так мы встали на путь силы, и путь этот приведет нас к желанному результату, к миру, в котором слова помогают следовать к цели, а не осуществляют сброс эмоций.  И мы запомнили фразу, с которой начинается выравнивание любых отношений, починка любой поломки и устранение любого ущерба, который может быть нанесен спокойствию людей внутри семьи: чтобы все упорядочилось, нужна любимая картинка.

6. Состояние Потока и открытия психологов-позитивистов

Разнесенные по неделям публикации могут оставить ощущение затянутости темы, но все-таки я хочу еще некоторое время уделить вопросу порядка в доме. Не чистоты, как можно подумать, и которая тоже важна, а именно порядка, уклада, осознанного правила жизни, ее внутренней, даже интимной культуры, того, что доподлинно может быть известно только тем, кто живет в данной семье.
На левой картинке следующего слайда всем известная Федора К. Чуковского. Несложно представить себе, что такая бабушка, начни она требовать аккуратности от внуков, добьется или скандала, или молчаливого сопротивления, но никак не того, чего бы она хотела достичь. То же самое можно сказать и о молодом человеке с картинки справа. Такой отец не сумеет приучить детей ни к какому порядку в вещах, потому что слова действуют только как вторичный атрибут, и  они совсем не работают, если по делам человека выглядят пустыми. Поэтому, в частности, такое огромное количество нотаций и проповедей разбивается о пустоту, интереса и встречного внимания  не зарождая. Конечно, это не единственная причина того, дети не слушаю советов старших.

Если взрослый постоянно не демонстрирует того, к чему призывает детей, он потерпит фиаско, сколько бы энергии в свои декларации не вливал. Если же родитель  или воспитатель производит усилия по достижению каких-либо результатов и рассказывает об этом (наши усилия нередко бывают детям не видны, и это правильно, не все следует демонстрировать), вот тогда ребенок будет перенимать программу волей-неволей, со временем она станет органичной для него, и даже если в подростковом возрасте покажется, что ваш сын или дочь вообще не приняли родительских установок, анализ поведения многих семей показывает, что рано или поздно выросший ребенок по основным параметрам возвращается на родительскую стезю. Думаю, это именно то, над чем трудится каждый осознанный родитель, стараясь передать ребенку свое лучшее.
Для верующих людей и для тех, кто принимает сказанное в священных книгах религий,  в качестве примера тут можно привести многомерную Притчу о блудном сыне,  одно из объяснений которой говорит о том, что ребенок, которому переданы традиции, установки, культура дома, даже покинув «дом», т.е. свод правил, в котором был воспитан, рано или поздно туда возвращается.

Итак

Действительно, на семинарах меня иногда спрашивают:
— То есть, вы утверждаете, что, если я начну делать зарядку (читать, гулять с собакой и пр), этот оболтус тоже станет ее делать?
Если он оболтус, если уже им стал, значит, вам придется потрудиться. Ребенок, возможно, сразу зарядку делать не начнет. Но со временем, когда завершится у него пора «разбрасывать камни», он вспомнит и зарядку, и многое прочее, чем реально, а не на словах, родители занимались, и начнет это делать сам. Это Соломоново «время собирать камни». Именно из этих «камней», из ошибок и отступлений, человек потом строит себя настоящего. А молодость впитывает и испытывает, разбрасывает и обесценивает, однако важнейшее прорастает. Взрослым же надо не отступать самим, им надо показывать действиями, кем и какими стоит быть на этой земле. И вот маленький видеоролик с негативными примерами, который демонстрирует нам, как действует это правило.

Думаю, что к этому видео комментарии излишни. Но стоит напомнить о том, о чем наверняка всем известно: что-то хорошее звать долго, зато о плохом и поговорка есть: «Помяни г@@но, вот оно». Народная мудрость бывает грубой, но не бывает основанной ни на чем. Эта поговорка, в частности, именно мудрость, и заключается она в том, что строить сложнее и дольше, чем ломать, есть высказывание и об этом, и еще эта поговорка о том, что сами в садах растут одни сорняки, а высокие культуры требуют постоянных сил и ухода. Надо много и методично трудиться, чтобы наше лучшее проросло и в наших детях, и в нас. А о том, что оно необходимо, я предложу вам материал, который обещала.

Наверняка большинству из моих читателей знаком термин «Позитивная психология», я же впервые столкнулась с ней, когда познакомилась с деятельностью Михай Чиксентмихайи и его книгами «Поток» и в «Поисках потока». Эти книги я приносила с собой на семинары и даже давала их читать своим слушателям, чтобы заразить их идеей труда над возможностью быть счастливым. Я не дала своего названия тому состоянию радости жить, которое чувствовала всякий раз, преодолевая саму себя, но я демонстрировала его, свой Поток. Михай Чиксентмихайи, американский психолог, профессор психологии называет Потоком то состояние, о котором верующие христиане говорят иначе. Я проанализировала и поняла, что «быть в Духе» и быть в Потоке, по всей вероятности, одно и то же. Это состояние, когда человек охвачен радостным, жизнеутверждающим возбуждением, уверенностью в удаче того, чем занят. В этом состоянии у человека все как будто получается само собой, и поймут, о чем идет речь, те, кто помнит чувство водителя машины, летящей по открытой свободной трассе, танца под чудесную музыку с умелым партнером, написания научных или художественных статей, когда страницы буквально сменяют одна другую, любое дело, которое человек делает с упоением, которым страстно увлечен. Ученый утверждает, что это состояние может быть достигнуто специально, что человек способен обучиться ему. Мы можем сравнить это сейчас с состоянием обученной беспомощности, о котором я уже рассказывала, только с беспомощностью наоборот. В самом деле, если установками и отношением можно спровоцировать дальнейшую беспомощность и несчастливость своего ребенка, то почему бы не предположить, что и счастью тоже обучить можно. Я изучала работы Михай Чиксентмихайи в поисках подтверждений своим мыслям. Через некоторое время я набрела на статью коллеги профессора Мартина Селигмана, изучившего добродетели человечества и пришедшего к выводу, что, не обладая ими, человек счастливым быть не может. Селигман, в частности, пишет:
«Традиционная психология упорно игнорирует добродетели, зато религия и философия придают им большое значение. Замечательно, что в учениях разных времен и народов представления о человеческих достоинствах поразительно похожи друг на друга. Конфуций, Аристотель, Фома Аквинский, кодекс чести самураев, Бхагавадгита и другие источники, расходясь в деталях, единодушно называют шесть основных добродетелей:

1. Мудрость и знание;

2. Мужество;

3. Любовь и человечность;

4. Справедливость;

5. Умеренность;

6. Духовность;

Конечно, каждая из этих основных добродетелей связана с целым набором положительных качеств (которые Селигман подробно описывает. А.Г.). Мудрость, к примеру, помимо всего прочего включает в себя любознательность, желание учиться, оригинальность мышления и способность заглянуть в будущее или так называемую перспективность взгляда. Любовь предполагает доброту,  великодушие,  нежность,  сочувствие и т. п.»

Поскольку на эту тему в настоящий момент времени написано множество статей, я не буду занимать ваше внимание перепевами сказанного. Добавлю сюда, что самостоятельно пришла к тому же выводу на основании, возможно, меньших по количеству, но не менее кропотливых исследований динамики семей, того, что исповедовалось в качестве ценностей в них, и того, как вели себя родители тех детей, которые впоследствии проживали счастливую жизнь. Смотрите, я не сказала сейчас «счастливых людей», потому что это понятие расплывчато, тогда как «счастливая жизнь», если мы не помешаны на деньгах и не глупы, рисует нам людей деятельных, неодиноких, удовлетворенных своей судьбой. Оптимизм, как бы наивно это ни звучало, есть то, чему человека можно обучить. Именно это я занесла бы в Правила Нашего Дома: обучение оптимистическому мышлению воспитанием качеств, список которых мы уже составляли в предыдущих беседах, и тех качеств, которые нам предлагают ученые-позитивисты в списке необходимых свойств для успешной жизни человека, и вы увидите обзор этих качеств по одной из ссылок внизу этого материала.
«Пессимизм это следствие слабости», — утверждает Мартин Селигман. «Психолог способен предсказать очень многое, однако нередко люди с высоким интеллектуальным коэффициентом на поверку оказываются неудачниками, а многие обладатели низкого IQ отлично справляются с любыми проблемами», — уверен ученый, и мы имеем сейчас точку зрения, способную диаметрально изменить позицию воспитания детей мыслящими людьми. Человек может быть менее образованным и быть удачливым и успешным, он может быть очень хорошо материально обеспеченным, но оставаться чрезвычайно несчастным и одиноким. Большинство их нас это знает, но все никак не может сорваться с крючка проблем мира потребления.
В завершение сегодняшней статьи хочу сказать еще, что по теме воспитания позитивного мышления я уже разработала самостоятельный семинар, который на этом сайте пока не представлен, но лекцию по нему я буду читать в ближайшее время. Мы продолжим наши размышления в надежде на то, что рациональное зерно воспитания нами все-таки будет найдено.

Михай Чиксентмихайи, Википедия

Позитивная психология. Повестка дня для нового столетия

Одиннадцать цитат Мартина Селигмана

Позитивная психология, Википедия, добродетели

Притча о блудном сыне

Восстановить свой организм после травм, привести в порядок вашу нервную систему, наладить сон и открыть в себе новые возможности вам поможет остеопатия, а записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Гайкалова Дмитрия.

И мы продолжим нашу беседу через неделю. Вы можете  своевременно получать статьи с продолжением темы, оформив подписку внизу страницы, на которую попадете по этой ссылке.

5. Роль правил и как опознать представителей «Поколения шатких ног»

В прошлый раз мы говорили об обученной беспомощности и о том, что в нежизнеспособных наши дети превращаются не сами по себе. Это делают с ними ошибочные родительские и воспитательные программы и установки. Ограждать детей от трудностей, предварять каждое их желание, уступать каждому их требованию, избавлять их от  даже навыков ожидания, не то что от необходимости длительно терпеть, считать основанием для подрыва домашнего бюджета тот факт, что «у всех это есть», а у него «бедного» нет, в конце-концов  — бояться своих детей или давления общества, зацикленного на детских правах, все это не просто оказывает детям медвежью услугу, а, более того, резко сокращает их возможности адаптации к новым условиям и новым людям (с чем они в жизни встретятся многократно и неизбежно), сокращает их способность занимать себя и, как следствие, ограничивает их кругозор, а самое главное — уродует и девальвирует главную ценность человека, а именно — умение общаться с другими людьми вживую, обогащаясь знаниями от них. Мы будем говорить о ценности общения, как об одной из самых главных человеческих способностей для успешности в жизни, а пока стоит отметить для себя, что облегчать жизнь детям без крайней необходимости вряд ли стоит. Впрочем, уступить давлению, безусловно, легче, как в анекдоте, который гласит, что зануда это тот, кому проще дать, чем объяснить, почему нельзя.

Предыдущая статья завершилась моим обещанием познакомить вас с научными разработками, подтверждающими мои основные выводы, которые я сделала, наблюдая за воспитанием детей в семьях с разными культурно-этическими установками, однако я снова переношу это событие на следующий раз. Через неделю я дам всего два слайда для обзора в статье, остальной материал будет касаться несомненной для меня данности, что без высоких человеческих категорий, которые мы перечисляли неделю назад, человек по-настоящему счастлив быть не может. Это будет рассказ об исследовании ученых, и это очень интересно и чрезвычайно важно, но из-за того, что этим текстом я превысила положенный объем, обещанное будет в следующий раз. А пока мы продолжим рассматривать наши слайды и поговорим о том, что на них представлено.

О порядке поговорить можно. Но Стивен Кинг! К чему он здесь? Кто-то может удивиться такому решению, но жизнь хороша своим разнообразием, а если мы хотим нащупать что-то объективное, стоит посмотреть по сторонам, чтобы заметить то, что совпадает во всех источниках, и что их между собою роднит. Стивен Кинг в данном случае говорит как раз о том, о чем только что говорили мы. Взрослые люди разводят руками, потому что у них не хватает сил сопротивляться настойчивым требованиям детей, но самое главное — они не успевают посмотреть чуть дальше, на несколько шагов вперед: что будет завтра и послезавтра, если сегодня они не скажут орущему ребенку «нет». Это самое «нет», способность к которому, как мы помним из предыдущих статей, некоторые родители так хотели бы воспитать в детях, они сами в себе почти полностью заглушили. «Вот вам и перегиб, и парадокс», — пел Высоцкий, помните? Но дети в первую очередь перенимают не то, о чем им говорят, а то, что им ежедневно демонстрируют, а уж потом беседуют об этом с ними.
«Ребенок должен уметь сказать нет, чтобы на нем никто потом не ездил!» — утверждают даже самые умные из нас. Но сами мы нередко оказываемся не в силах сказать своему неуёмному чаду то самое «нет», без которого позже он не сумеет сказать жизни Да. Ведь ценить жизнь, находить ценное в каждом дне, в покое и в испытаниях, в отдыхе и нагрузках, в успешности и даже в провале можно научиться только после того, как мы становимся способными спокойно переживать и нагрузку, и испытания, и даже провал. Стоит пренебречь своим покоем, о котором говорил Стивен Кинг, и научить детей быстрому реагированию, потрудиться над тем, чтобы сделать их способными собираться, стать пластичными, гибкими, маневренными. Мы же не выбираем «ведро с болтами» для езды, машину без гидроусилителя руля для управления, например. Мы хотим, чтобы нам было просто и комфортно нашим устройством управлять. Но человек это тоже некое «устройство», и от изнеженности и безотказности наши дети становятся сами для себя похожи именно на трудноуправляемое «ведро с болтами», и дальше они не могут управлять сами собой, что за жестокая участь! Уверена, что большинство разумных родителей укротили бы свою расслабленную неспособность сопротивляться желаниям детей, перестали бы оправдывать капризы и многие необоснованные желания детей, осознав, к какому будущему они готовят их. Стоит обуздать аппетит и показать детям пример выдержки, стоит не доспать, чтобы сдержать слово или выполнить намеченный план.

К счастью ли, к беде ли, но уже подросло «поколение на шатких ногах». К счастью, потому что сейчас легко не быть голословным, такие подростки на глазах у большинства, а к беде, потому что эти дети претендуют очень на многое, но им так трудно в этом мире, который во все века выбирал из претендующих только тех, кто настойчив, упорен, чья выдержка завидна, кто умеет смотреть в будущее, ставить цели и к ним стремиться, кто научен справляться с собой. А перед нами молодые люди, для которых «я» важнее, чем «мы», у которых получать важнее, чем отдавать. Это молодые люди, которых ничего не стоит вывести из себя, выбросить из седла. Их легко «достать», «выбесить», «за@@@@@@рать», и тут я прошу не подсчитывать «собак», чтобы догадаться, какое именно ругательство имел в виду автор. Достаточно сленговых и бранных слов могут поместиться здесь, берите и растягивайте любое, я же конкретного не имела в виду. Эти взрослые дети неустойчивы к депрессии, если их уровень обеспечения и безотказности со стороны «предков» высок, то они тем более склонны к суициду, они не умеют работать в команде, потому что их ориентировали на лидерство. Но лидерство — это не выделение среди толпы и не процветание за ее счет. Лидерство, это умение объединять людей. Только почему-то именно последний фактор упускается взрослыми в ориентации потомства на будущие достижения. Результат этого расслабления взрослых — возросшее одиночество нового поколения, разрозненность и обессмысливание жизни наших детей.

Методов, для того, чтобы научиться противостоять всему вышесказанному, немало. Они, конечно же, будут представлены на этих страницах, однако, на своих семинарах я всегда напоминаю родителям, что я не склонна давать готовые схемы, не склонна задавать поступкам систему координат. В каждой семье ценности и устои свои, мы отличаемся верой, традициями, привычками, и наши допустимости, как и наши невозможности, мы должны самостоятельно определить. Если заучить схемы, то малейшее отклонение от них будет вызывать растерянность и ввергать в недоумение: такого варианта нам не называли, как же тут поступать? Поэтому я предпочитаю расставлять «маяки», чтобы каждый взрослый был предупрежден о мелях. И я хочу, чтобы каждый человек умел «поймать волну», почувствовать, понять, что именно нужно давать своему ребенку, чтобы он не вырос в неустойчивое, слабое и неуправляемое существо. И тут хочется отметить, что дети, не умеющие управлять собой, более всего склонны попадать под дурное влияние. Негативные лидеры ими, в конце концов, с успехом управляют. Вот потому мы и продолжим наши рассуждения, чтобы научиться самостоятельно и бесстрашно «плавать в водах» современного общения с детьми — кровными, приемными, в данном случае все равно.

Итак, порядок. Наверняка, в «Правилах нашего дома» порядок и разговоры о нем — ожидаемая остановка. Я приготовила два слайда, представляющие порядок, и хочу сказать несколько слов о них.

Эта кухня, кажется, стерильна, таких и не бывает. Многие хозяйки пожмут плечами, тут излишество, скажут они, такая нерабочая чистота никому не нужна, в этом доме уюта нет. Пожалуй, соглашусь я, милого теплого беспорядка тут нет точно, и мне доводилось бывать в такой кухне, ее хозяйкой была стоматологическая медсестра. Надо сказать, что эта женщина никого не терроризировала своей чистотой, следила за ней сама, и ее домашние привыкли и не сопротивлялись. По моим меркам, эта кухня выглядит как нежилая, но одно преимущество такого порядка я предположить могу. Скорее всего, он постигается легко. Если открыть шкафы, в них все будет на своем месте, каждая штучка, каждый прибор, и вряд ли внутри мы увидим беспорядок и захламленность. Если в этот дом придет новый человек, ему будет несложно объяснить, где что лежит. И этого никак нельзя сказать о том, что продемонстрировано на второй картинке:

Эта комната ужаснет хозяйку предыдущей кухни, но перед нами «песня» для творческих людей. Могу предположить, что владелец библиотеки точно знает, в какую сторону протянуть руку, чтобы достать ту или иную книгу, а может быть, на какой странице та или иная цитата, рассказ или любимые стихи. Эта комната (исключительно имхо), в отличие от кухни выше, наполнена уютом, но есть и тут закавыка: как предъявить такой порядок жизни новому человеку? Как обеспечить сохранность своего жилища? Это чрезвычайно сложно, и, если представить, что сюда зашел ребенок, то от прекрасного художественного беспорядка, в котором его владельцу все о каждой страничке известно, не останется решительно ничего.

Мне доводилось встречать людей, которые жаловались на утраченный порядок в связи с появлением приемного ребенка. Мы знаем, что хаос это скрытый порядок, на первый взгляд это как раз вторая картинка, и, расспросив родителей, я много раз убеждалась, что до «нашествия» порядок был именно творческим, а не операционным. Чем более же хаотичным на вид был уклад дома, тем чаще его владельцы страдали от нарушения привычного уклада, теперь им приходилось тратить слишком много времени на поиск вещей. О чем это говорит? И дальше мы затронем тему приемных и «приходящих» детей, т.е. детей партнеров от предыдущих браков.

Не все дети злоумышленники, хоть большинство взрослых в глубине души и готовятся к обороне, впервые приглашая ребенка в свой дом. Многие из детей вполне настроены на постижение мира взрослых, особенно поначалу, когда хотят понравиться. Это желание тоже посещает не всех, нет вообще ничего такого, что всех касалось бы в равной мере, почему я и не люблю схем развития. И те дети, которые не склонны конфликтовать, легче постигнут порядок и уклад там, где меньше вещей, где у вещей есть логичные места, и где эти места не обожествляются. Помню, как буквально в первый день после того, как наша семья увеличилась сразу на трех человек, кто-то из новых детей что-то расколотил с треском. Я пришла на звук грохота и увидела наполненные ужасом глаза, кажется, это был кто-то из младших. Помню, как я села на корточки, приблизилась к этим глазам и сказала:
— Запомни. У нас в доме по вещам не плачут.
Это была команда «отомри», весь новоиспеченный коллектив выдохнул, а дети научились со временем беречь вещи и соблюдать порядок, но, конечно же, за эту «высотку» пришлось повоевать.
Хорошо, когда у вещей есть места, но плохо, если вещи становятся важнее людей. К сожалению, нередко можно столкнуться с тем, что взрослые люди не могут описать своего порядка и своего уклада, потому что большинство действий производят автоматически, и потому что не задумывались о них. К счастью, порой достаточно несколько вопросов к взрослому человеку, чтобы автоматизмы дрогнули и потянулись к осознанности. Конечно, касается всех детей тот факт, что хорошо бы их к порядку приучить. Но если мы собираемся расширить свою семью на приемного ребенка, нам обязательно упорядочить себя, понять и произнести вслух, какие мы, отметить основные пункты «плана жизни», чего именно мы хотим от приемных детей. Ведь на это вопрос отвечают очень по-разному, от «спасти кого-то еще» до «иметь того, кто будет продолжением меня». И то, и другое понятно, и то, и другое оправдано, а эти, казалось бы, такие непохожие цели имеют общий знаменатель — те самые правила, которые мы на первом семинаре проясняем.

Итак, для того, чтобы устанавливать правила, нам надо самим эти правила понимать, а для того, чтобы требовать порядка, нам надо знать его «в лицо». Каков наш порядок и почему, какие основные принципы дома, что здесь закон, а что — каприз хозяев, и как детям обходиться с капризами взрослых, сопротивляться им или их уважать. Все имеет право на жизнь, но не следует вводить в заблуждение самих себя. Будут ли приняты правила нашего дома нашими детьми, это очень во многом зависит от того, хорошо ли мы сами осознаем эти правила, и почему у нас они именно таковы. Чем больше мы спрашиваем с себя, тем скорее наши правила будут восприняты теми, кто рядом с нами.

Снять зажимы, удалить негативные блоки, привести в порядок вашу нервную систему и открыть в себе новые возможности вам поможет остеопатия, а записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Гайкалова Дмитрия.

И мы продолжим нашу беседу через неделю. Вы можете  своевременно получать статьи с продолжением темы, оформив подписку внизу страницы, на которую попадете по этой ссылке.

4. Как бороться с безволием и какими мы хотим видеть своих детей

Продолжим разговор об обученной беспомощности. Наш следующий слайд выглядит так:

Вывод настолько прекрасен, а для родителей, склонных баловать детей, одновременно настолько скандален, что хочется уточнить.  Поисковое поведение ПП становится более активным, в человеке развиваются способность стремления к достижению цели не от успеха, не от факта получения удовольствия, а от усилий, от затрат, которые человеку пришлось произвести для того, чтобы успех или удовольствие были достигнуты. Поэтому стремление родителя осыпать своего ребенка всеми благами мира «только потому, что ты есть», не дает ребенку положительных результатов.
Высокая поисковая активность ПА является своего рода иммунитетом, помогающим человеку (ребенку) стремиться к поставленной цели, достигать ее, ставить задачи и преодолевать ступень за ступенью, решая их, а так же спокойно переносить отсутствие привычного, в том числе удовольствий или период ожидания их. Конечно, это ломает некоторые стереотипы, и те воспитатели и родители, которые ставят перед собой осознанную цель приучить своих детей преодолевать трудности, а так же взрослые, не склонные мотивироваться установками «он маленький — он бедненький», имеют явное преимущество перед теми, кто упорно избегает очевидного — любая сила растет только от тренировок: сила тела от спортивных нагрузок, сила характера от тренировок в выдержанности, сила терпения от тренировок в ожидании. Не получить немедленно, не удовлетворить сейчас же, даже не утешить сразу же надо, чтобы ребенок вырос в спокойного взрослого человека, уверенного в себе и способного владеть собой. Если родитель выбирает во всем удовлетворять своего ребенка немедленно, он формирует в нем ту самую обученную беспомощность, которая затем превращается в безволие и делает человека несчастливым. Легко достигнутый успех парализует поисковую активность, ребенок, которому во всем потакают, вырастает неуверенным в своих силах и возможностях, и это тот самый способ, при помощи которого безудержная любовь родителей или неправильно организованная забота воспитателей формируют в питомцах невыживательные черты.
Начинается все с простого: ребенок рыдает, потеряв игрушку, и родитель немедленно обещает ему купить «такую же или даже лучше». В более «запущенном» случае родитель тут же отправляется добывать ребенку утешение.

Разберем один пример неправильного родительского реагирования подробнее. Ребенок приходит из школы без телефона и заявляет, что телефон украли. Если факта кражи никто, в том числе сам ребенок, не видел, телефон украденным считать нельзя, вполне возможно, что он просто потерян. Но «потерял» это неудобно, это означает «я виноват», а вот «украли», я не при чем, вполне можно быть безутешным. Хороший телефон стоит дорого, а обычный покупать неправильно, так решает иной родитель, и, высказав побольше возмущений, что является иллюзией стремления к справедливости, иллюзией наказания, родитель покупает дорогой телефон, часто в ущерб бюджету семьи. Этим поступком поощряются сразу несколько невыживательных черт, и выживательными я тут называю черты, приводящие их владельца к успешности. В данном случае право на жизнь получает возможность бездоказательного обвинения («телефон украли»), подчинение мнению толпы (с немодным телефоном одноклассники засмеют) и стремление утолять свои нужды в ущерб близким людям (покупка, наносящая урон бюджету). Интересно отметить, что семьи, в которых первые два фактора принимаются как законные, обычно склонны отправлять своих детей в школы лидерства… Парадокс очевиден, так же как факт, что такой ребенок полностью зависит от мнения сверстников, но эта тема у нас относится к другому семинару.

В прошлый раз мы говорили о гаджетах и их пагубном влиянии на формирование нервной системы ребенка. Мы не можем избежать телефонов и планшетов в нашей жизни, да и неправильно было бы стремиться к этому. Мир изменился, сейчас мы уже не в силах представить своей жизни без компьютеров. И все же я еще раз напомню о вреде, наносимом телефонами, если дети неограниченно пользуются ими.

Профессор психологии в Университете Сан-Диего США Джин Твендж, известная своими книгами и публичными выступлениями с анализом поведения представителей разных поколений в отношении работы, жизненных целей, сексуальности, религии и к культуры, растущей в современности тенденции к нарциссизму, утверждает, что смартфоны были наиболее вероятной причиной внезапного увеличения проблем психического здоровья среди подростков после 2012 года. Профессор приводит убедительные исследования, которые показывают разобщенность современных подростков и возрастающую пропорционально этой разобщенности склонность к суициду. Ей же принадлежит утверждение, что резко возросшее количество бранных слов, открыто произносимых в эфире, связано с преобладанием «я» над социальными соглашениями, и это еще одна заслуга смартфонов, способствующих одиночеству наших детей. По возможности я буду приводить ссылки на цитируемый мною материал. И мы возвращаемся к теме нашей беседы.

Какими вы хотите видеть своих детей? — спрашиваем мы наших посетителей — родителей и кандидатов. Порой взрослые начинают перечислять разные качества, которые они хотели бы видеть в детях, но иногда застывают в растерянности и начинают уточнять:
— Что вы имеете в виду?
— Когда? Сейчас? Или потом?
— Потом, когда они станут взрослыми…
— Ну, счастливыми… — этот ответ звучит практически всегда.
— Успешными! — очень частый ответ.
— Чтобы могли отстоять свое мнение! — один из самых частых вариантов ответа. Конечно, нередки и другие, более реалистичные ответы, но давайте посмотрим, что скрывается за первыми предложениями. Что именно хотят видеть в своих детях взрослые. Какими дети должны в конце концов стать.
Счастливыми. Это что уметь, чего хотеть, о чем мечтать? Это как относиться к людям? Какого отношения к себе хотеть от людей? С «успешным» вопросы примерно те же. Это значит много денег? «Пусть у нас все будет, и пусть нам за это ничего не будет»? Я утрирую, конечно, но, может быть, стоит добавить что-то еще? Что-то более важное, чем социальный успех… Навязчивая идея «отстоять свое мнение», об этом приходится говорить каждый раз. Какое именно мнение? Если оно основано на чем? Обычно сторонники «отстаивания» после этого вопроса оказываются в недоумении. Разве есть разница? Важно же, чтобы человеку не навязывали ничего, а лучше чтобы и не высказывали. Надо уметь сказать «нет»!

Во многих своих семинарах я ссылаюсь на Виктора Франкла, австрийского психиатра, психолога и невролога, бывшего узника концентрационных лагерей, на его книгу «Сказать жизни Да», и его философию жизни, которую я озаглавила бы так же. В презентацию этого семинара рассказ о Викторе Франкле не включен, но очень уж к месту вспомнить о нем именно сейчас. Сказать жизни да, мне кажется, именно в этом умении залог и успешности, и счастья. А чтобы отстаивать свое мнение, ума не надо. Ум нужен, чтобы это мнение составить, а потом, чтобы уметь это мнение донести, причем не где попало, а там, где уместно. В этот момент кто-то говорит: «Умными. Пусть дети растут умными». Другой добавляет: «Развитыми». Третий: «Пусть умеют владеть собой». Так потихоньку мы начинаем собирать портрет человека, которого согласились бы считать своим другом. Именно после этого пояснения: «Каким должен быть человек, чтобы вы захотели с ним дружить» начинается самое ценное и самое интересное.

                Что же мы ценим в человеке?

Слайд, который вы видите выше, включает в себя не все качества, которыми мы хотели бы обогатить своих детей. Но, и это является откровением каждой встречи, мы понимаем вдруг, что многие качества как будто исчезают из устного обращения, к ним перестают обращаться, на них больше не ссылаются, и они, как люди, которых никто не окликает, понемногу забывают свои имена. Я подумала об Амурских тиграх, о том, как их, занесенных в Красную книгу Земли, намерены оберегать, после того как почти уничтожили. Я подумала о том, как безжалостно человечество расправилось со своими лучшими качествами, и назвала первые, пришедшие на ум. Наверняка этот список можно продолжить:

Какие человеческие качества пора заносить в Красную Книгу Человечества:

— Честь
— Достоинство
— Совесть
— Бескорыстие
— Скромность
— Верность
— Почтение к старшим
— Уважение к людям

Для того, чтобы себя проверить, не поспешные ли выводы выше, можно задать себе несколько вопросов.
1. Когда в последний раз в беседах подростков и молодежи мы слышали упоминание о чести, слова «бесчестный», выражение «нет понятия о чести» или, наоборот, «он — человек чести»?
2. Те же вопросы можно применить к словам «достоинство», «совесть», «скромность» как положительное свойство, не как нечто, подлежащее осмеянию, это как раз вполне может быть. Верность, ее еще упоминают, но, пожалуй, исключительно в области любовных сфер, уважение, о нем едва можно услышать, а о почтении лучше не вспоминать. Когда мы собираем эти факты в единую картину, некоторые из нас ежатся, явно оказавшись не подготовленными к размеру катастрофы. Не беру в кавычки последние два слова, потому что катастрофа налицо. Но может быть, ее развитие можно остановить?

Оказывается, все качества, которые мы хотели бы видеть в наших детях, когда они станут взрослыми, а также те, которые уже сейчас могут быть занесены в Красную Книгу Человечности, воспитываются многократной демонстрацией их в действии, рассказами детям о проявлении этих свойств, повторением и «окликанием этих качеств по именам». Если мы хотим, чтобы лучшие человеческие свойства проросли и укоренились в наших детях, нам надо каждый день воспитывать их, питать наших детей настоящими свойствами человечности.

На слайде выше вы видите несоответствие нумерации слайда и оглавления в сегодняшней статье. Это неизбежно, потому что не все слайды презентации могут быть тут представлены. Суть же изображенного такова, что мы заботимся о цветах и формах, изучаем с детьми размеры. Мы хвалим ребенка за то, что он на большой красный круг пирамидки положил зеленый круг поменьше, что на синие прямоугольные кубики домика он положил треугольник крыши — тоже синий. И мы правильно делаем, что обучаем этому детей! Но почему, проходя по улице и увидев, как кто-то переводит старушку через дорогу, мы не говорим: «Этот человек добрый», не спрашиваем потом: «Как думаешь, а какой еще бывает доброта?» Почему не задаемся вопросом вслух: «А когда мы с тобой совершали добрые поступки, и какими они были?»
Кто-то может отмахнуться сейчас, к чему этот «ликбез», такие вещи должны быть понятны сами собой. К сожалению, это предположение опытом не подтверждается, а тот факт, что без высоких категорий человек счастливым быть не может, подтвержден наукой. Материалы, которые я хочу вам предложить в связи с этим, не входят в базовый набор «Правил нашего дома», поскольку я только недавно познакомилась с некоторыми из них. Но они настолько подтверждают мои догадки и убеждения, что я просто обязана представить их вам.

Снять зажимы, удалить негативные блоки, привести в порядок вашу нервную систему и открыть в себе новые возможности вам поможет остеопатия, а записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Гайкалова Дмитрия.

В статье упоминались:

Jean Marie Twenge
Как смартфоны уничтожили психику поколения
Виктор Франкл
Виктор Франкл «Сказать жизни Да» — если случайно эта книга прошла мимо вас, прочтите ее полностью, не пожалеете!
Вадим Ротенберг «Образ «я» и поведение — читать бесплатно
Вадим Ротенберг «Поисковая активность и адаптация»

И мы продолжим нашу беседу через неделю. Вы можете своевременно получать статьи с продолжением темы, оформив подписку внизу страницы, на которую попадете по этой ссылке..

3. Что такое «Поисковая активность»

Наш рассказ о первом семинаре продолжается, и сегодня мы рассмотрим сразу два слайда презентации «правила нашего дома», отмечая для себя, что стоит учитывать, определяя форму воспитания наших детей. В дальнейшем в текстах слайдов можно будет видеть нарушение их очередности. Это объясняется пропуском интерактивов, которыми оснащены семинары.  Мы понимаем, что «живые встречи» всегда более богаты и примерами,  и беседами, а в описательном варианте публикуются с неизбежными сокращениями.  Сегодняшняя запись посвящена одному свойству характера, которое в ребенке может быть врожденным, но которое можно воспитать. Это свойство гарантирует его владельцу маневренность, изобретательную и нескучную жизнь в любых обстоятельствах. Рассмотрим, что же это такое.

Одной девочке было неинтересно играть как все, и она придумывала новые варианты игры или решения ситуаций. Однажды ребята, с которыми она вместе гуляла, затеяли игру в прятки. Лавки в скверу, где играли дети, деревья и пара мусорных баков, вот и все непрозрачные предметы, за которыми игроки старались укрыться, девочка же была неповоротливой и прятаться не любила, поэтому, пока дети считались, кто будет «водой», она придумала, как избежать нелюбимого дела, но остаться в игре. Когда «в’ода» отвернулся и, закрыв глаза, начал считать, ребята побежали врассыпную, девочка сделала несколько шагов в сторону и села на лавочке неподалеку. «Вода» закончил счет, обернулся, увидел ее, лицо его на миг изобразило растерянность, и мальчишка тут же утратил интерес: признак игры не соответствовал норме, раз девчонка сидит, значит, не играет, — этот вывод, выбрав из привычного, мальчику услужливо подкинул его мозг. Он отправился с обходом к лавкам, чтобы заглянуть за них, а девочка поднялась, медленно подошла и громко «выручилась по правилам того времени»: «Пала-выручала, выручи меня!»
— Это нечестно, ты не пряталась, я тебя сразу увидел! — закричал «вода».
— Так почему ты меня не застучал, если увидел? — девочка не собиралась уступать. — Выручил бы тогда!
Сейчас нам неважно, по правилам или без правил сыграла девочка, но безусловно, сработало в ней какое-то качество, которое и дало ей возможность так поступить. О чем же тут речь?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, нам надо вспомнить какие-то общеизвестные вещи, потому что именно их мы часто упускаем, как мальчик-«вода» возможность «выручить» подружку. И следующий слайд предлагает вашему вниманию цитату из книги Вадима Ротенберга «Образ «я» и поведение», напоминая об этом.

Процесс познания неисчерпаем, и он не только в открытии нового, но и в расширении и новых подходах к учету старого, в умении рассматривать одни и те же события под разными углами. Советско-израильский психофизиолог, доктор медицинских наук Вадим Семенович Ротенберг, о разработках которого мы будем сегодня говорить, снова обращает наше внимание на то, что довольно часто важное лежит на поверхности,  буквально находится под носом, но именно поэтому нам кажется, что оно  особого значения не имеет. Пример с игрой в прятки  показателен в этом плане. Наш мозг устроен таким образом, что он нового не предполагает, опознавая события при помощи блоков уже известных и обработанных данных, поэтому человеку так легко обмануться. Мальчик, который должен быть найти и «застучать» своих друзей, напрягся, увидев девочку на лавке, но, т.к. это не вписывалось в привычную картину игры, тут же отверг едва мелькнувшую, не успевшую оформиться мысль. Так не должно быть, значит, этого нет! Точно так же мы отвергаем находящиеся «под носом» объяснения множеству событий и явлений. Они попросту не вписываются в привычные стереотипы, а наш мозг привык мыслить именно ими. Поэтому же мы нередко негодуем, когда нам пытаются что-то объяснить, мы ведь и сами все знаем! Но в каждом объяснении известного может таиться какой-то новый для нас нюанс, и именно при помощи его мы могли бы скорее придумать выход из ситуации, если бы не наша строптивость и уверенность в том, что уж в этой-то сфере наш процесс познания точно завершен. Я уверена, что лучше было бы нам подумать решительно обо всем,  выслушать всяческие доводы и рассмотреть любые, даже дурацкие, примеры, допустить самые странные мысли, предположить даже парадоксальное, чтобы найти верное и обрести большую маневренность в мышлении и в жизни.

Вадим Ротенберг задался целью изучить явление, сходное по своему смыслу с родовой доминантой, о которой мы говорили в прошлый раз. И тут нам снова пригодится пример с игрой в прятки. Рассмотрим следующий слайд презентации.

 

Поисковая активность ПА или Поисковое поведение ПП, а в психологии это явление называется Пилотным Поведением, это активное поведение в условиях неопределенности, когда мы не можем знать наверняка, к чему приведут наши выборы и поступки, будут они успешными для нас или же нет. Поступая «на свой страх и риск» или из любопытства (которое так часто оказывается порицаемым родителями в детях), мы готовы менять направления действий, встречаться с неизвестным и непредсказуемым, в определенной мере рисковать и адекватно оценивать промежуточные результаты своих действий, независимо от того, победны они или проигрышны. Как мы видим, Поисковое Поведение никак с такой модной сейчас самооценкой, которая обрушивается от любой неудачи и ввергает что ребенка, что взрослого в депрессию, никак не связаны. Человек с высокими ПА и ПП не боится проиграть здесь и сейчас, от факта неудачи его свойства не истощаются. Если активность высока, такой человек готов, сменив направления движения или поиска, продолжать свои усилия по достижению цели сначала в детской игре, а после и во взрослой жизни. Неуверенность в конечном результате, утверждает ученый, как раз и придает поведению человека любого возраста, будь то ребенок или взрослый, черты поискового, повышая его возможности по достижению цели, тогда как привычный положительный результат, привычная удача сводят способность находить выходы «на нет».

Приведу еще один пример из моего детства. Пионерский лагерь, не слишком оснащенный возможностями развлечься. Лес, бурный ручей на территории. Дети толпятся, кто-то из них задумал стирать носки в ручье, кто-то смотрит, кто-то помогает. Внезапно одна помогающая девочка роняет носок подружки в ручей. Вода немедленно уносит носок, девочка сначала пытается бежать за ним, но теряет его из виду. Ее подружка, не склонная к мирному решению проблем, начинает ссору, обвиняя девочку. Та минут стоит неподвижно, затем берет оставшийся носок и бросает в воду. Дети кричат: «Что ты делаешь? Ты что, дура?» Но девочка не реагирует, потому что внимание ее полностью направленно на плывущий по ручью носок. Внезапно вода его закручивает, носок исчезает, а девочка хватает палку , ложится на землю и начинает шуровать этой палкой, приподнимая и вытаскивая из воды все, за что она цепляется. В одно из движений самодельной «удочки» девочка достает со дна два носка! Крики и ругань прекращаются, удовлетворенная помощница уходит.

Этот пример наглядно демонстрирует, как ведет себя ПА в неопределенной ситуации. Тут нет ни потери самообладания, ни реакции на случайные слова. Поиск выхода, решения, он настолько занимателен сам по себе, что ребенок полностью им поглощен. И своей цели он, как мы видим, достигает. Но вряд ли это было бы возможно, если бы в ответ на испуг девочки, потерявшей чужой носок, ее мама тут  же прибежала бы с парой других носков, а мама первой девочки вполне могла бы при этом выразить возмущение и начать так популярные сейчас выяснения отношений, показав детям пример того, как ценность вещи превышает ценность дружбы.

В первом примере девочка из истории об игре в прятки тоже имеет высокую ПА. Она изобретает что-то новое, изучает, проверяет реакции сверстников, несмотря на то, что в данном случае ПА не направлена на улучшение обстоятельств, а только на некий поиск внутри самого ребенка. Это поиск ответов, это интерес к человеческому поведению, допущение нестандартного.
Дети, обладающие высоким поисковым поведением, как правило, находят для себя занятия в детстве и во взрослом возрасте тоже, им не бывает скучно, они никогда не остаются «не у дел». Правда, поскольку они рискуют и мыслят нестереотипно, они нередко доставляют своим родителям добавочные хлопоты, и тогда родители протестуют и «бьют по рукам» фантазеров и придумщиков. Если же такие дети растут в «сверх-благополучных» семьях, ни в чем не знают отказа и привыкают иметь желаемое немедленно по возникновении идеи что-то заполучить, их поисковая активность атрофируется, а поисковое, пилотное поведение затухает. Изобилие игрушек и развлечений у «перекормленных» родительским вниманием детей приводит их к инфантилизму, к неспособности производить идеи, к сужению пространства для маневров мысли. Те же процессы происходят у детей, лишенных уединения и созерцания, не получивших привычки к тишине и минимуму развлечений, когда, находясь в некотором дефиците «иллюстраций» мозг вынужден достраивать свою реальность, как это случалось раньше при чтении книг, или когда детям приходилось мысленно достроить свои игрушки, додумать их оформление: «А давай играть, как будто это самолет!» — говорили в таких случаях дети друг другу. Когда игрушек множество, необходимость что-то додумывать у мозга не развивается, и окончательно ее отключает, буквально «перепрошивает», уводя мозг от способности «играть» в реальности, компьютерная игра. Мозг усиленно наполняется далекими от реального мира формами, как компьютер программами, но игру рано или поздно приходится отложить, и тогда мозг пытается  «считывать» реальность при помощи новых форм. Это приводит к искажению в поведении, к неврозам, истерии и агрессии. Дети чувствуют себя беспомощными перед настоящим, они боятся непонятного и враждебно настраиваются к миру вокруг себя.
Безусловно, то, о чем мы говорим сегодня, рассматривается усредненно. Есть дети, которых не оторвать от шахмат, а есть те, которых за шахматную доску не усадить. Главный герой фильма «Один дома» в условиях опасности для собственной жизни и тотального кретинизма взрослых проявляет максимальную ПА, и мы можем предположить, что его родители и прежде не слишком опекали своего ребенка и не глушили его фантазий, требуя от ребенка «правды, правды, и ничего, кроме правды», так удобной для себя. Конечно, этот пример далек от реальности, в отличие от двух предыдущих примеров с прятками и носком, в реальной жизни средний ребенок в ситуации с грабителями мог испугаться до полусмерти и выхода не найти,и все же правило это касается всех: чем больше родители облегчают жизнь своих детей, тем меньше дети становятся способны к маневренности и успешности. Чем больше родители одаривают своих детей благами цивилизации, тем слабее потом у них приспособляемость и выживаемость, да ведь и в сказках «мачехина дочка» всегда оказывалась невезучей и несчастной. Стрессоустойчивость тоже у таких детей крайне низкая, а она, что давно доказано учеными, влияет не только на качество, но даже на продолжительность жизни. Таким образом, потакая детям во всех их желаниях и воспитывая их в режиме безотказности, родители сокращают срок жизни своих детей, меняя «безоблачное» детство на неприкаянность и неудовлетворяемые амбиции взрослости.
К сожалению, многие современные родители заняты на работе, времени и сил на потомство у них остается немного, и они «откупаются» от своих детей парками аттракционов и прочими развлечениями виртуального мира, которые создают иллюзию если не всемогущества, то чего-то близкого к нему. Не будем говорить «за всю Одессу», поколение нынешних детей можно было бы считать загубленным, если бы эта тенденция касалась всех. К счастью, все больше семей сейчас вылавливает своих детей из иллюзорного омута наслаждений, который их чуть не поглотил. К сожалению, все еще очень много родителей не очнулось от разрушительного состояния, в котором их дети «ни в чем не знают отказа» и просто обязаны жить «лучше, чем жили мы».  Залюбленные и задаренные их потомки очень быстро приобретают синдром «обученной беспомощности», именно так называет Ротенберг неспособность детей переживать отказы, изменения маршрутов, рокировки и прочие обстоятельства, которые могут им показаться нежелательными, даже если таковыми не являются. Бесконечные требования, истерия, саботаж в раннем детстве, в подростковом родительская безотказность приводит и к трагедиям, описывать которые я не буду. Но даже на уровне «он меня не любит» взрослые рискуют потерять своего, потерпевшего отказ, влюбленного ребенка, а начиналось все с того, что маленьким он не знал слова «нет».
Ротенберг показывает, что паника, как и эйфория, тоже могут иметь стереотипные формы, оба эти состояния обездвиживают мышление человека. Задача взрослого не погружать детей в наслаждение, придерживаться умеренности и обучать их выходить из положения или смиряться с ним, без драмы принимать положение вещей, осмысливая происходящее на уровне, возможном в каждом конкретном возрасте.

Неделю назад после публикации предыдущего слайда, когда в ФБ я выложила отрывок текста со словами «Огорчайте своих детей», последовал такой комментарий: «Ну, может, не просто огорчать, а ставить в ситуации выбора, небольшого конфликта интересов. Иначе может вырасти бесхребетником, на котором все будут ездить». Не соглашусь ни с первым, ни со вторым предположением.
Выбор — святое дело, и задача родителей обучить детей осуществлять самые разные выборы — от предпочтительно-лучшего до меньшего из зол, умению отказываться от заманчивого и находить удовольствие в другом, сразу не видном. Вообще находить смыслы в предложенном. Но бывают ситуации и безвыходные, и каждый взрослый об этом хорошо знает. Утверждение «выбор есть всегда» популярное, но не слишком конкретное, потому что, если действие невозможно, ожидание — единственное, что остается, но это не выбор, это «сухой остаток», который при неблагоприятном течении обстоятельств не должен ожидающего сломать. Выбором же здесь является ситуацию принять. Вот этому и надо обучить ребенка. Что касается вывода «на нем будут все ездить», то мне современные люди кажутся слишком озабоченными тем,чтобы на них никто не ездил. Это следствие главного веяния нашей современности — сепарации, вычленения «я», разрушения позитивного восприятия общества. Мы будем говорить об этом снова и снова, пока скажу только, что не страшно, если на тебе едут, плохо, если ты от этого кажешься себе уязвленным. Ценности наши находятся не в действиях, а в том, как мы к ним относимся. Это утверждение слегка преждевременное, т.к. мы еще не договорились о терминах, и что такое «ценности» может быть ясно не совсем, эта тема следующей беседы. Я же знакома со многими людьми, которые используют любую возможность, чтобы кому-то помочь. Быть нужным — именно это наполняет их жизнь смыслом, а по большому счету, именно в этом смысл большинства представителей здорового человечества. Мы будем рассматривать утверждения современности, губительные для возможности человека ощущать себя счастливым , а пока еще раз повторим, что обученная беспомощность (Ротенберг) — следствие воспитания, при котором ребенок превращается в своего рода «священную корову», а поисковая активность, поисковое поведение очень часто граничат с фантазиями, даже ложью, потому что ложь помогает моделировать способы достижения цели, с нестандартными решениями, а это все неудобно для родительского восприятия, потому что требует остановки и раздумий, настройки на другую волну. Именно поэтому подобные проявления объявляются неугодными и давятся… Если при этом ребенка изнеживают и всячески балуют, давятся успешно.
Поисковая активность сама по себе требует серьезных усилий и больших энергетических затрат.Она толкает человека на поиск неизведанного, нового, порой даже рискованного. Ребенок в процессе своих поисков развивает свои способности еще больше, он не пугается неудачи, потому что процесс исследования захватывает его. Ни в коем случае не следует в это время препятствовать растущему человеку исследовать мир и людей. Ведь использовать стереотипы проще и безопаснее, не искать, не придумывать, не сочинять, жить по шаблонам намного легче, привычнее и понятней. Для ощущения безопасности наш мозг любит прогнозировать развитие событий, а это куда проще именно исходя из стереотипов. И взрослый человек обрывает попытку ребенка построить свою реальность: «не придумывай». Краски меркнут, маячки угасают, фантазия отключается. В руках появляется гаджет, в котором и без стараний мозга достаточно ярких красок и ничего не требуется создавать самому.
К счастью, все не так плохо, потому что тенденция эта не всесильна, мы не ставим перед собой цели вернуться в прошлое, потому что настоящее прекрасно своими возможностями. Наша задача — научиться использовать их максимально, не разрушая своих детей и себя.
Снять зажимы, удалить негативные блоки, привести в порядок вашу нервную систему и открыть в себе новые возможности вам поможет остеопатия, а записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Гайкалова Дмитрия.
И мы продолжим наш рассказ через неделю. Вы можете своевременно получать статьи с продолжением темы, оформив подписку внизу страницы, на которую попадете по этой ссылке..

 

2. Родовая доминанта и почему детям полезно иногда огорчаться

— Как вы думаете, — нередко спрашиваю я родителей, — какой человек может считаться более знающим и более устойчивым в жизни: тот, кто пережил проблемные времена, кто столкнулся с испытаниями и справился с ними, кто научился ровному поведению в разных обстоятельствах и не падает духом, довольствуясь малым, или тот, кто не знал ни в чем отказа, привык получать все по первому требованию и не напрягался для того, чтобы что-нибудь иметь? Какой человек надежнее, рядом с каким спокойнее и уверенней чувствуешь себя? Какому человеку… легче жить?
— Ну, — родители обычно не думают долго. — Наверное, это о том, который не все имел и что-то там такое пережил. У таких и опыта больше, и сильнее они…
— Как вы думаете, почему тогда люди так стараются оградить своих детей от любых испытаний и создают им тепличные условия для жизни? Ведь преимущества тех, кто привык справляться с проблемами, очевидны.
Несмотря на действительную очевидность, очень часто взрослые люди застывают в удивлении или разводят руками. Разумного ответа на этот вопрос у них нет. Они так делают, потому что любят и жалеют своих любимых. Последствия такой любви, к сожалению, часто оказываются плачевными.
Второй слайд презентации содержит видео-сюжет, который я и предлагаю посмотреть вместе.

Наша задача — найти ответы на вопросы, многие из которых люди себе не задавали, потому что вопросы эти кажутся само собой разумеющимися. Они действительно выглядят примитивными и излишними, но именно в таких, лежащих на поверхности, часто скрывается ключ к пониманию важных родительских проблем.
Когда же этой самой… бабочке… помогать, а когда нет?
Что нужно знать, чтобы она в конце концов полетела?
Ведь значительно проще многое сделать самим, чем ждать, когда ребенок соизволит оторваться от игр, или чем убирать потом последствия его «помощи»… Родители говорят: «Да, конечно, надо детей учить, надо иметь терпение, все верно», и добавляют: «Но он же еще маленький, что он сейчас понимает, пусть побалуется. А вот подрастет…».
Как только ребенок начинает что-то пытаться сделать сам, такие родители либо сопровождают его действия на первый взгляд безобидными репликами, которые, однако, ребенка обижают, либо просто отодвигают ребенка и делают все сами, причем, мужчины в принятии детской помощи оказываются не более терпеливыми, чем женщины. И это в том, что пока находится на уровне игры.
Все обстоит значительно серьезней, когда дело касается чего-то, опасного для ребенка по мнению взрослых. Едва ребенок немного подрастает, «туда не ходи — этого не трогай» становится во многих семьях своеобразной мантрой. Родительская тревога привычно увеличивается, забота поднимает градус: «Мы хотим, чтобы у вас было все, чтобы вы себе ни в чем не отказывали. Мы хотим, чтобы вы жили лучше нас». Но чем больше обережения в родительском поведении, тем чаще можно увидеть сопротивление, недовольство и неблагодарность у подрастающих детей. Бабочка не расправляет крылья, дети вырастают капризными, нередко скандальными, они осыпают родителей упреками, а договориться с ними становится все сложнее.

— А у нас очень спокойный ребенок, — нечасто, но случается, что возражают мне. — У нас практически нет споров, он послушный, с ним не возникает никаких проблем.
Обычно так говорят о детях от 6-7 до 11-12-ти лет, это начальная школа, наименее конфликтный период в жизни ребенка.
— Вы когда-нибудь говорите ему «нет»?
— Да, в общем, не приходится, — удивляются родители. — Он и так со всем согласен!
И тогда я произношу фразу, удивляющую всех родителей без исключения. Я говорю: «Значит, надо вашего ребенка специально огорчать».

И начинается неразбериха. Родители спрашивают, зачем это надо, неужели действительно следует огорчать детей специально, и может быть, я шучу. Но все это чрезвычайно серьезно.

Кормить-поить-одевать-давать образование — это самые распространенные и самые популярные направления деятельности родителей. Но это совсем не главное из того, чему взрослый обязан научить ребенка, и что должно быть вписано в правила нашего дома. Одно их этих правил — умение осознать препятствие и придумать, как его преодолеть, или как его обогнуть. Из этого правила вытекает второе и третье свойство:
— умение определить, возможно ли, уместно ли преодоление и нахождение способов для этого;
— способность сделать шаг, а то и несколько шагов назад, чтобы обойти это препятствие, не сталкиваться с ним лоб в лоб, если сейчас его преодолеть невозможно.
Без этих способностей и навыков человеку сложно стать успешным в жизни, а ведь именно успешность есть то, о чем взрослые мечтают для своих детей. Современность призывает никогда не отступать, именно этому взрослые учат детей. Вернее, не учат, а эти слова повторяют, потому что не отступить не означает двигаться напролом. К сожалению, растущие дети совет не отступать воспринимают однозначно, иначе они бы о разнообразии способов достижения желаемого знали. И не все цели, к сожалению, достижимы. Сталкиваясь с ними, дети без привычки к отказу чувствуют себя растерянными, они теряются и падают духом, утрачивают веру в себя. К счастью, существуют разработки ученых, подтверждающих этот важный тезис: чтобы расти крепким, ребенок должен научиться переживать отказы в детстве. Взрослый человек, воспитывающий ребенка, просто обязан обучить его следующему:
— сохранять спокойствие при встрече с нежелательной ситуацией;
— уметь рассмотреть несколько видов выхода из ситуации;
— уметь найти замену своей деятельности в случае, если ситуация в данный момент решению не поддается.
Сейчас много времени уделяется идее удержания на высоте своей самооценки, но самооценка обрушивается при первой неудаче, и, чем более дети росли безотказно, тем сокрушительнее ее падение. Напротив, самооценка оказывается хорошо застрахованной, если мы научили нашего ребенка спокойно встречать отказ и обдумывать решение ситуаций неоднозначных. Для каждого возраста это будет свой вариант невозможности получить желаемое, от «не той» игрушки для малыша и спокойно воспринятых взрослым детских слез разочарования в связи с этим до отказа любимой девушки или молодого человека в подростковом возрасте с горьким разочарованием, но без трагедии ни для кого.

Конечно, отказы и огорчения должны случаться изредка и для того, чтобы выработать у ребенка навык к преодолению. Многое должно получаться, а родители рядом в процессе создания и «получения» чего-то желаемого — это большая радость и большая удача, которые не должны стать неизбежными. Нам надо научиться «не подрезать кокон», каким бы сильным ни было желание нашему ребенку помочь.

Во время ведения семинаров я часто привожу в пример различные истории, которыми богата моя жизнь, а также те, которыми со мной поделились слушатели семинаров — конечно, с разрешения последних. Безусловно, любое описание проигрывает в сравнении с живым общением, поэтому сегодня, не видя ваших глаз, я вспоминаю только одну историю, которую и привожу, потому что она хорошо иллюстрирует то, о чем мы сегодня говорим.

Однажды одна мама привела к врачу свою дочь, которая собралась произвести на свет ребенка. Первые роды у дочери были через кесарево, и мать хотела узнать, насколько возможно в этом случае родить самостоятельно. Этот вопрос она и задала врачу, когда они вместе с дочерью пришли незадолго до родов на прием.
— Теоретически родить самостоятельно после кесарево возможно, — ответил женщине врач. — Мы со своей стороны обеспечим мониторинг состояния матки, шва. Вопрос только в одном, и на этот вопрос надо дать ответ до наступления родов, до принятия решения: какова у вашей дочери родовая доминанта?
Этот вопрос врача явился для женщины мгновенным ответом на тот, что она задала ему ранее. Стремление и способность преодолевать препятствия в сложных обстоятельствах у ее дочери было не слишком высокое, девушка была склонна себя жалеть и отступать. Не медля, женщина приняла решение не рисковать, и в план родов было записано кесарево.

Этот пример — всего лишь образ. Но в этой жизни мы рождаем не только детей. Мы рождаем наши дела и мечты, наши идеи как от желаний, так и от протестов, воплощаем их в жизнь, и они становятся нашими «детьми», тем, что определяет судьбу и остается после нас. От того, какова у нас «родовая доминанта», какова способность «выродить из себя» идею, мысль, осуществление, зависит наше сегодня и наше завтра, а также сегодня и завтра тех, кто окружает нас. Родовая доминанта — это способность как напирать, так и терпеть, мгновенно остановить напор. Сформировать высокую родовую доминанту в ребенке — осознанный родительский труд, творческий и возможный, направленный на будущую состоятельность личности. И это, безусловно, сложнее, чем быть безотказным.

Это было краткое содержание второго слайда установочного семинара «Правила нашего дома». Разговор о том, что говорят ученые о последствиях «безоблачного детства», которое взрослые так часто стараюсь своему потомству обеспечить, мы продолжим через неделю. Вы можете своевременно получать статьи с продолжением темы, оформив подписку внизу страницы, на которую попадете по этой ссылке.

«Правила нашего дома», о чем этот семинар и для кого он предназначен

Каждый человек подобен полотну художника. Чем дольше и скрупулезнее художник трудился над своей картиной, тем лучше в ней выписаны детали, тем она ближе к совершенству. Родитель мне представляется именно таким художником, а процесс воспитания ребенка стараниями творческой личности родителя сотворить произведение из своего замысла. В замысле же ответ на вопрос, какими мы хотим видеть своих детей, но это не о профессии, как можно подумать в первую минуту, не о том, чтобы воплотить в ребенке свои несостоявшиеся мечты. Но о чем же тогда?

Поскольку программа «Целый-невредимый» авторская, то нет другого способа повествования, как только от первого лица. Так я и буду писать эти статьи.

И вот наш первый слайд.

Перед нами «шапка» семинара, народ за столом явно старается договориться. А может быть, их уже соединяет некий свод условностей, то, что принято в кругу этой семьи, ведь речь пойдет именно о семье. Тем не менее, практика показывает, что люди часто не отвечают на вопросы о том, что принято в их семье. «Ну, говорят они, я не знаю. Мы вместе смотрим футбол, хотя нет, тоже не все » или «Иногда мы встречаемся всей семьей». Точно так же, как о традициях семьи, которые как раз и являются объединяющими условностями, люди оказываются не готовы ответить, что они считают недопустимым, а что почетным. Во всяком случае, до тех пор, пока не перейдешь на личности. «О, — сразу тогда реагируют они, — он не должен так часто пить пиво, меня это раздражает!» или «Она тратит слишком много денег, нет, это не для меня». Я называю эти, неподходящие черты, «невозможностями», а те, на которые мы при определенных условиях можем согласиться, «допустимостями».

Что может быть допущено в крайнем случае? Чего мы не согласны допустить никогда? А какие черты мы посчитали бы исключительными и гордились бы ими? Хорошо, когда человек на эти вопросы готов ответить. К сожалению, в наше стремительное время взрослые часто не успевают остановиться, чтобы подумать об этом. И дети, не получая ответов на важные вопросы, оказываются перед необходимостью добывать их самостоятельно там, где тоже не до них. Разве мы подлинные на бегу, когда скорость бега не позволяет рассмотреть цветок на обочине? От подобной поспешности в семье страдают и дети, и взрослые.

Правила нашего дома — семинар о том, какие мы, чего мы хотим, что нам нравится, на что мы готовы, а чего не сделаем ни за что; каковы наши невозможности и наши допустимости, то, что сам о себе твердо знает человек, и то, что он своими поступками демонстрирует окружающему миру. Ведь очень часто то, что человек о себе представляет, и то, каким он предстает в сознании окружающих, сильно отличается друг от друга. При таком положении вещей детям очень трудно определить, что хорошо и что плохо, и практически невозможно обрести уважение к своим родителям, которые говорят одно, а делают другое. Мы должны что-то узнать о себе, чтобы такими родителями не оказаться, потому что у этих родителей растут несчастные, лишенные ориентиров дети, и потому что подобного рода сюрпризы никому не нужны.

Несколько слов о том, почему мои семинары одинаково нужны и семьям с кровными детьми, и семьям с детьми приемными. Прежде всего, те и другие рано или поздно встретятся, поэтому практику образования родителей приемных семей и оставления «не в курсе» семей кровных я считаю не слишком дальновидной. Хорошо и тем, и другим что-то понимать друг о друге, знать, что их объединяет, а чего, возможно не стоит говорить и, может быть, даже думать. А еще хорошо шагать в ногу со временем. Это куда эффективнее, чем подпитывать свою фантазию рассказами любителей мрачных историй. Все непросто, но вовсе не безнадежно, и лучше узнать детали из первых рук.

В сфере приемных семей, где я проработала дольше двадцати лет, принято, упоминая о приемных детях, говорить: «эти дети другие». Я всегда протестовала в душе против такой формулировки, которая, прежде всего, разделяет детей и их будущих родителей еще до их соединения. Я видела последствия от этих слов. «Другой» это «чужой», подсознание играло по своим правилам, и ребенок заранее настораживал и отторгался. Помните, как было в «Маугли» Киплинга? «Мы с тобой одной крови, ты и я» — эти слова переворачивали сознание, объединяя живые существа. Лозунг «Эти дети другие» производил эффект обратный».

Представим себе больницу, в которой есть разные отделения. Там в терапии будут лежать преимущественно старички с заболеваниями сосудов, в хирургии люди с травмированными конечностями, в неврологии… Впрочем, мы все прекрасно знаем, чем отличаются больничные отделения, даже если нам не довелось в них бывать. И мы знаем так же, что люди везде одинаковые. Они нуждаются в деликатном и профессиональном уходе, в современном оборудовании и чистоте. Люди одинаковые, а болезни у них разные. Так же и дети, у них разные «заболевания», и часто кавычки тут лишние, у них разные проблемы, но нужды у всех одни: детям необходимы забота взрослых, ответственность, любовь и терпение, нужен кто-то свой, личный, кто способен их принять такими, как есть, обучить жизни в мире людей. И, конечно, мы по-разному прикоснемся к здоровой ноге или к сломанной ноге у пациента в больнице. Так же мы по-разному будем общаться с ребенком, выросшем в любви, и тем, кто встретил одиночество и равнодушие мира с первых своих дней. Мы врачи душ, и в этом курсе мы обучимся разным приемам обращения с детьми и друг другом, но прежде всего мы научимся правильному обращению с собой, что совершенно невозможно, если мы не осознали себя.

Этот курс призван совместить представление человека о себе и окружающей его реальности, расширить себя и научить управлять собой так, чтобы не вступать в неразрешимые противоречия с нею. Правила нашего дома — это несущие конструкции нашей постройки, то, на что мы будем опираться в дальнейшем. Это мосты и перила, заботливо сооруженные взрослыми людьми, чтобы, пользуясь ими, наши дети могли безопасно стремиться вперед и вступить во взрослость подготовленными к ней. Помните сравнение с полотном художника в начале страницы? Художники редко демонстрируют свои незавершенные работы, не так ли?Наши дети не должны оказаться всего лишь эскизами и набросками перед взрослой жизнью, мы должны подготовить наши картины, чтобы они могли предстать перед взглядами других людей. Мы должны серьезно подготовить к взрослой жизни наших детей.
Этот курс рассчитан на всех, кто только собирается стать родителем, и у кого в семье уже растут дети, — независимо оттого, приемные они или кровные.

На следующей неделе я продолжу рассказ о семинаре «Правила нашего дома».

Познакомиться с предыдущими и последующими описаниями слайдов вы можете, зайдя на страницу по этой ссылке.

Своевременно получайте статьи с продолжением темы, оформив подписку внизу страницы, на которую попадете по этой ссылке.