«Правила нашего дома, слайды» 11, 12, 13

Разнесенные по неделям публикации могут оставить ощущение затянутости темы, но все-таки я хочу еще некоторое время уделить вопросу порядка в доме. Не чистоты, как можно подумать, и которая тоже важна, а именно порядка, уклада, осознанного правила жизни, ее внутренней, даже интимной культуры, того, что доподлинно может быть известно только тем, кто живет в данной семье.
На левой картинке следующего слайда всем известная Федора К. Чуковского. Несложно представить себе, что такая бабушка, начни она требовать аккуратности от внуков, добьется или скандала, или молчаливого сопротивления, но никак не того, чего бы она хотела достичь. То же самое можно сказать и о молодом человеке с картинки справа. Такой отец не сумеет приучить детей ни к какому порядку в вещах, потому что слова действуют только как вторичный атрибут, и  они совсем не работают, если по делам человека выглядят пустыми. Поэтому, в частности, такое огромное количество нотаций и проповедей разбивается о пустоту, интереса и встречного внимания  не зарождая. Конечно, это не единственная причина того, дети не слушаю советов старших.

Если взрослый постоянно не демонстрирует того, к чему призывает детей, он потерпит фиаско, сколько бы энергии в свои декларации не вливал. Если же родитель  или воспитатель производит усилия по достижению каких-либо результатов и рассказывает об этом (наши усилия нередко бывают детям не видны, и это правильно, не все следует демонстрировать), вот тогда ребенок будет перенимать программу волей-неволей, со временем она станет органичной для него, и даже если в подростковом возрасте покажется, что ваш сын или дочь вообще не приняли родительских установок, анализ поведения многих семей показывает, что рано или поздно выросший ребенок по основным параметрам возвращается на родительскую стезю. Думаю, это именно то, над чем трудится каждый осознанный родитель, стараясь передать ребенку свое лучшее.
Для верующих людей и для тех, кто принимает сказанное в священных книгах религий,  в качестве примера тут можно привести многомерную Притчу о блудном сыне,  одно из объяснений которой говорит о том, что ребенок, которому переданы традиции, установки, культура дома, даже покинув «дом», т.е. свод правил, в котором был воспитан, рано или поздно туда возвращается.

Итак

Действительно, на семинарах меня иногда спрашивают:
— То есть, вы утверждаете, что, если я начну делать зарядку (читать, гулять с собакой и пр), этот оболтус тоже станет ее делать?
Если он оболтус, если уже им стал, значит, вам придется потрудиться. Ребенок, возможно, сразу зарядку делать не начнет. Но со временем, когда завершится у него пора «разбрасывать камни», он вспомнит и зарядку, и многое прочее, чем реально, а не на словах, родители занимались, и начнет это делать сам. Это Соломоново «время собирать камни». Именно из этих «камней», из ошибок и отступлений, человек потом строит себя настоящего. А молодость впитывает и испытывает, разбрасывает и обесценивает, однако важнейшее прорастает. Взрослым же надо не отступать самим, им надо показывать действиями, кем и какими стоит быть на этой земле. И вот маленький видеоролик с негативными примерами, который демонстрирует нам, как действует это правило.

Думаю, что к этому видео комментарии излишни. Но стоит напомнить о том, о чем наверняка всем известно: что-то хорошее звать долго, зато о плохом и поговорка есть: «Помяни г@@но, вот оно». Народная мудрость бывает грубой, но не бывает основанной ни на чем. Эта поговорка, в частности, именно мудрость, и заключается она в том, что строить сложнее и дольше, чем ломать, есть высказывание и об этом, и еще эта поговорка о том, что сами в садах растут одни сорняки, а высокие культуры требуют постоянных сил и ухода. Надо много и методично трудиться, чтобы наше лучшее проросло и в наших детях, и в нас. А о том, что оно необходимо, я предложу вам материал, который обещала.

Наверняка большинству из моих читателей знаком термин «Позитивная психология», я же впервые столкнулась с ней, когда познакомилась с деятельностью Михай Чиксентмихайи и его книгами «Поток» и в «Поисках потока». Эти книги я приносила с собой на семинары и даже давала их читать своим слушателям, чтобы заразить их идеей труда над возможностью быть счастливым. Я не дала своего названия тому состоянию радости жить, которое чувствовала всякий раз, преодолевая саму себя, но я демонстрировала его, свой Поток. Михай Чиксентмихайи, американский психолог, профессор психологии называет Потоком то состояние, о котором верующие христиане говорят иначе. Я проанализировала и поняла, что «быть в Духе» и быть в Потоке, по всей вероятности, одно и то же. Это состояние, когда человек охвачен радостным, жизнеутверждающим возбуждением, уверенностью в удаче того, чем занят. В этом состоянии у человека все как будто получается само собой, и поймут, о чем идет речь, те, кто помнит чувство водителя машины, летящей по открытой свободной трассе, танца под чудесную музыку с умелым партнером, написания научных или художественных статей, когда страницы буквально сменяют одна другую, любое дело, которое человек делает с упоением, которым страстно увлечен. Ученый утверждает, что это состояние может быть достигнуто специально, что человек способен обучиться ему. Мы можем сравнить это сейчас с состоянием обученной беспомощности, о котором я уже рассказывала, только с беспомощностью наоборот. В самом деле, если установками и отношением можно спровоцировать дальнейшую беспомощность и несчастливость своего ребенка, то почему бы не предположить, что и счастью тоже обучить можно. Я изучала работы Михай Чиксентмихайи в поисках подтверждений своим мыслям. Через некоторое время я набрела на статью коллеги профессора Мартина Селигмана, изучившего добродетели человечества и пришедшего к выводу, что, не обладая ими, человек счастливым быть не может. Селигман, в частности, пишет:
«Традиционная психология упорно игнорирует добродетели, зато религия и философия придают им большое значение. Замечательно, что в учениях разных времен и народов представления о человеческих достоинствах поразительно похожи друг на друга. Конфуций, Аристотель, Фома Аквинский, кодекс чести самураев, Бхагавадгита и другие источники, расходясь в деталях, единодушно называют шесть основных добродетелей:

1. Мудрость и знание;

2. Мужество;

3. Любовь и человечность;

4. Справедливость;

5. Умеренность;

6. Духовность;

Конечно, каждая из этих основных добродетелей связана с целым набором положительных качеств (которые Селигман подробно описывает. А.Г.). Мудрость, к примеру, помимо всего прочего включает в себя любознательность, желание учиться, оригинальность мышления и способность заглянуть в будущее или так называемую перспективность взгляда. Любовь предполагает доброту,  великодушие,  нежность,  сочувствие и т. п.»

Поскольку на эту тему в настоящий момент времени написано множество статей, я не буду занимать ваше внимание перепевами сказанного. Добавлю сюда, что самостоятельно пришла к тому же выводу на основании, возможно, меньших по количеству, но не менее кропотливых исследований динамики семей, того, что исповедовалось в качестве ценностей в них, и того, как вели себя родители тех детей, которые впоследствии проживали счастливую жизнь. Смотрите, я не сказала сейчас «счастливых людей», потому что это понятие расплывчато, тогда как «счастливая жизнь», если мы не помешаны на деньгах и не глупы, рисует нам людей деятельных, неодиноких, удовлетворенных своей судьбой. Оптимизм, как бы наивно это ни звучало, есть то, чему человека можно обучить. Именно это я занесла бы в Правила Нашего Дома: обучение оптимистическому мышлению воспитанием качеств, список которых мы уже составляли в предыдущих беседах, и тех качеств, которые нам предлагают ученые-позитивисты в списке необходимых свойств для успешной жизни человека, и вы увидите обзор этих качеств по одной из ссылок внизу этого материала.
«Пессимизм это следствие слабости», — утверждает Мартин Селигман. «Психолог способен предсказать очень многое, однако нередко люди с высоким интеллектуальным коэффициентом на поверку оказываются неудачниками, а многие обладатели низкого IQ отлично справляются с любыми проблемами», — уверен ученый, и мы имеем сейчас точку зрения, способную диаметрально изменить позицию воспитания детей мыслящими людьми. Человек может быть менее образованным и быть удачливым и успешным, он может быть очень хорошо материально обеспеченным, но оставаться чрезвычайно несчастным и одиноким. Большинство их нас это знает, но все никак не может сорваться с крючка проблем мира потребления.
В завершение сегодняшней статьи хочу сказать еще, что по теме воспитания позитивного мышления я уже разработала самостоятельный семинар, который на этом сайте пока не представлен, но лекцию по нему я буду читать в ближайшее время. Мы продолжим наши размышления в надежде на то, что рациональное зерно воспитания нами все-таки будет найдено.

Михай Чиксентмихайи, Википедия

Позитивная психология. Повестка дня для нового столетия

Одиннадцать цитат Мартина Селигмана

Позитивная психология, Википедия, добродетели

Притча о блудном сыне

Восстановить свой организм после травм, привести в порядок вашу нервную систему, наладить сон и открыть в себе новые возможности вам поможет остеопатия, а записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Здоровье без таблеток.

И мы продолжим нашу беседу через неделю. Вы можете  своевременно получать статьи с продолжением темы, оформив подписку внизу страницы, на которую попадете по этой ссылке.

«Правила нашего дома», 8, 9, 10

В прошлый раз мы говорили об обученной беспомощности и о том, что в нежизнеспособных наши дети превращаются не сами по себе. Это делают с ними ошибочные родительские и воспитательные программы и установки. Ограждать детей от трудностей, предварять каждое их желание, уступать каждому их требованию, избавлять их от  даже навыков ожидания, не то что от необходимости длительно терпеть, считать основанием для подрыва домашнего бюджета тот факт, что «у всех это есть», а у него «бедного» нет, в конце-концов  — бояться своих детей или давления общества, зацикленного на детских правах, все это не просто оказывает детям медвежью услугу, а, более того, резко сокращает их возможности адаптации к новым условиям и новым людям (с чем они в жизни встретятся многократно и неизбежно), сокращает их способность занимать себя и, как следствие, ограничивает их кругозор, а самое главное — уродует и девальвирует главную ценность человека, а именно — умение общаться с другими людьми вживую, обогащаясь знаниями от них. Мы будем говорить о ценности общения, как об одной из самых главных человеческих способностей для успешности в жизни, а пока стоит отметить для себя, что облегчать жизнь детям без крайней необходимости вряд ли стоит. Впрочем, уступить давлению, безусловно, легче, как в анекдоте, который гласит, что зануда это тот, кому проще дать, чем объяснить, почему нельзя.

Предыдущая статья завершилась моим обещанием познакомить вас с научными разработками, подтверждающими мои основные выводы, которые я сделала, наблюдая за воспитанием детей в семьях с разными культурно-этическими установками, однако я снова переношу это событие на следующий раз. Через неделю я дам всего два слайда для обзора в статье, остальной материал будет касаться несомненной для меня данности, что без высоких человеческих категорий, которые мы перечисляли неделю назад, человек по-настоящему счастлив быть не может. Это будет рассказ об исследовании ученых, и это очень интересно и чрезвычайно важно, но из-за того, что этим текстом я превысила положенный объем, обещанное будет в следующий раз. А пока мы продолжим рассматривать наши слайды и поговорим о том, что на них представлено.

О порядке поговорить можно. Но Стивен Кинг! К чему он здесь? Кто-то может удивиться такому решению, но жизнь хороша своим разнообразием, а если мы хотим нащупать что-то объективное, стоит посмотреть по сторонам, чтобы заметить то, что совпадает во всех источниках, и что их между собою роднит. Стивен Кинг в данном случае говорит как раз о том, о чем только что говорили мы. Взрослые люди разводят руками, потому что у них не хватает сил сопротивляться настойчивым требованиям детей, но самое главное — они не успевают посмотреть чуть дальше, на несколько шагов вперед: что будет завтра и послезавтра, если сегодня они не скажут орущему ребенку «нет». Это самое «нет», способность к которому, как мы помним из предыдущих статей, некоторые родители так хотели бы воспитать в детях, они сами в себе почти полностью заглушили. «Вот вам и перегиб, и парадокс», — пел Высоцкий, помните? Но дети в первую очередь перенимают не то, о чем им говорят, а то, что им ежедневно демонстрируют, а уж потом беседуют об этом с ними.
«Ребенок должен уметь сказать нет, чтобы на нем никто потом не ездил!» — утверждают даже самые умные из нас. Но сами мы нередко оказываемся не в силах сказать своему неуёмному чаду то самое «нет», без которого позже он не сумеет сказать жизни Да. Ведь ценить жизнь, находить ценное в каждом дне, в покое и в испытаниях, в отдыхе и нагрузках, в успешности и даже в провале можно научиться только после того, как мы становимся способными спокойно переживать и нагрузку, и испытания, и даже провал. Стоит пренебречь своим покоем, о котором говорил Стивен Кинг, и научить детей быстрому реагированию, потрудиться над тем, чтобы сделать их способными собираться, стать пластичными, гибкими, маневренными. Мы же не выбираем «ведро с болтами» для езды, машину без гидроусилителя руля для управления, например. Мы хотим, чтобы нам было просто и комфортно нашим устройством управлять. Но человек это тоже некое «устройство», и от изнеженности и безотказности наши дети становятся сами для себя похожи именно на трудноуправляемое «ведро с ботами», и дальше они не могут управлять сами собой, что за жестокая участь! Уверена, что большинство разумных родителей укротили бы свою расслабленную неспособность сопротивляться желаниям детей, перестали бы оправдывать капризы и многие необоснованные желания детей, осознав, к какому будущему они готовят их. Стоит обуздать аппетит и показать детям пример выдержки, стоит не доспать, чтобы сдержать слово или выполнить намеченный план.

К счастью ли, к беде ли, но уже подросло «поколение на шатких ногах». К счастью, потому что сейчас легко не быть голословным, такие подростки на глазах у большинства, а к беде, потому что эти дети претендуют очень на многое, но им так трудно в этом мире, который во все века выбирал из претендующих только тех, кто настойчив, упорен, чья выдержка завидна, кто умеет смотреть в будущее, ставить цели и к ним стремиться, кто научен справляться с собой. А перед нами молодые люди, для которых «я» важнее, чем «мы», у которых получать важнее, чем отдавать. Это молодые люди, которых ничего не стоит вывести из себя, выбросить из седла. Их легко «достать», «выбесить», «за@@@@@@рать», и тут я прошу не подсчитывать «собак», чтобы догадаться, какое именно ругательство имел в виду автор. Достаточно сленговых и бранных слов могут поместиться здесь, берите и растягивайте любое, я же конкретного не имела в виду. Эти взрослые дети неустойчивы к депрессии, если их уровень обеспечения и безотказности со стороны «предков» высок, то они тем более склонны к суициду, они не умеют работать в команде, потому что их ориентировали на лидерство. Но лидерство — это не выделение среди толпы и не процветание за ее счет. Лидерство, это умение объединять людей. Только почему-то именно последний фактор упускается взрослыми в ориентации потомства на будущие достижения. Результат этого расслабления взрослых — возросшее одиночество нового поколения, разрозненность и обессмысливание жизни наших детей.

Методов, для того, чтобы научиться противостоять всему вышесказанному, немало. Они, конечно же, будут представлены на этих страницах, однако, на своих семинарах я всегда напоминаю родителям, что я не склонна давать готовые схемы, не склонна задавать поступкам систему координат. В каждой семье ценности и устои свои, мы отличаемся верой, традициями, привычками, и наши допустимости, как и наши невозможности, мы должны самостоятельно определить. Если заучить схемы, то малейшее отклонение от них будет вызывать растерянность и ввергать в недоумение: такого варианта нам не называли, как же тут поступать? Поэтому я предпочитаю расставлять «маяки», чтобы каждый взрослый был предупрежден о мелях. И я хочу, чтобы каждый человек умел «поймать волну», почувствовать, понять, что именно нужно давать своему ребенку, чтобы он не вырос в неустойчивое, слабое и неуправляемое существо. И тут хочется отметить, что дети, не умеющие управлять собой, более всего склонны попадать под дурное влияние. Негативные лидеры ими, в конце концов, с успехом управляют. Вот потому мы и продолжим наши рассуждения, чтобы научиться самостоятельно и бесстрашно «плавать в водах» современного общения с детьми — кровными, приемными, в данном случае все равно.

Итак, порядок. Наверняка, в «Правилах нашего дома» порядок и разговоры о нем — ожидаемая остановка. Я приготовила два слайда, представляющие порядок, и хочу сказать несколько слов о них.

Эта кухня, кажется, стерильна, таких и не бывает. Многие хозяйки пожмут плечами, тут излишество, скажут они, такая нерабочая чистота никому не нужна, в этом доме уюта нет. Пожалуй, соглашусь я, милого теплого беспорядка тут нет точно, и мне доводилось бывать в такой кухне, ее хозяйкой была стоматологическая медсестра. Надо сказать, что эта женщина никого не терроризировала своей чистотой, следила за ней сама, и ее домашние привыкли и не сопротивлялись. По моим меркам, эта кухня выглядит как нежилая, но одно преимущество такого порядка я предположить могу. Скорее всего, он постигается легко. Если открыть шкафы, в них все будет на своем месте, каждая штучка, каждый прибор, и вряд ли внутри мы увидим беспорядок и захламленность. Если в этот дом придет новый человек, ему будет несложно объяснить, где что лежит. И этого никак нельзя сказать о том, что продемонстрировано на второй картинке:

Эта комната ужаснет хозяйку предыдущей кухни, но перед нами «песня» для творческих людей. Могу предположить, что владелец библиотеки точно знает, в какую сторону протянуть руку, чтобы достать ту или иную книгу, а может быть, на какой странице та или иная цитата, рассказ или любимые стихи. Эта комната (исключительно имхо), в отличие от кухни выше, наполнена уютом, но есть и тут закавыка: как предъявить такой порядок жизни новому человеку? Как обеспечить сохранность своего жилища? Это чрезвычайно сложно, и, если представить, что сюда зашел ребенок, то от прекрасного художественного беспорядка, в котором его владельцу все о каждой страничке известно, не останется решительно ничего.

Мне доводилось встречать людей, которые жаловались на утраченный порядок в связи с появлением приемного ребенка. Мы знаем, что хаос это скрытый порядок, на первый взгляд это как раз вторая картинка, и, расспросив родителей, я много раз убеждалась, что до «нашествия» порядок был именно творческим, а не операционным. Чем более же хаотичным на вид был уклад дома, тем чаще его владельцы страдали от нарушения привычного уклада, теперь им приходилось тратить слишком много времени на поиск вещей. О чем это говорит? И дальше мы затронем тему приемных и «приходящих» детей, т.е. детей партнеров от предыдущих браков.

Не все дети злоумышленники, хоть большинство взрослых в глубине души и готовятся к обороне, впервые приглашая ребенка в свой дом. Многие из детей вполне настроены на постижение мира взрослых, особенно поначалу, когда хотят понравиться. Это желание тоже посещает не всех, нет вообще ничего такого, что всех касалось бы в равной мере, почему я и не люблю схем развития. И те дети, которые не склонны конфликтовать, легче постигнут порядок и уклад там, где меньше вещей, где у вещей есть логичные места, и где эти места не обожествляются. Помню, как буквально в первый день после того, как наша семья увеличилась сразу на трех человек, кто-то из новых детей что-то расколотил с треском. Я пришла на звук грохота и увидела наполненные ужасом глаза, кажется, это был кто-то из младших. Помню, как я села на корточки, приблизилась к этим глазам и сказала:
— Запомни. У нас в доме по вещам не плачут.
Это была команда «отомри», весь новоиспеченный коллектив выдохнул, а дети научились со временем беречь вещи и соблюдать порядок, но, конечно же, за эту «высотку» пришлось повоевать.
Хорошо, когда у вещей есть места, но плохо, если вещи становятся важнее людей. К сожалению, нередко можно столкнуться с тем, что взрослые люди не могут описать своего порядка и своего уклада, потому что большинство действий производят автоматически, и потому что не задумывались о них. К счастью, порой достаточно несколько вопросов к взрослому человеку, чтобы автоматизмы дрогнули и потянулись к осознанности. Конечно, касается всех детей тот факт, что хорошо бы их к порядку приучить. Но если мы собираемся расширить свою семью на приемного ребенка, нам обязательно упорядочить себя, понять и произнести вслух, какие мы, отметить основные пункты «плана жизни», чего именно мы хотим от приемных детей. Ведь на это вопрос отвечают очень по-разному, от «спасти кого-то еще» до «иметь того, кто будет продолжением меня». И то, и другое понятно, и то, и другое оправдано, а эти, казалось бы, такие непохожие цели имеют общий знаменатель — те самые правила, которые мы на первом семинаре проясняем.

Итак, для того, чтобы устанавливать правила, нам надо самим эти правила понимать, а для того, чтобы требовать порядка, нам надо знать его «в лицо». Каков наш порядок и почему, какие основные принципы дома, что здесь закон, а что — каприз хозяев, и как детям обходиться с капризами взрослых, сопротивляться им или их уважать. Все имеет право на жизнь, но не следует вводить в заблуждение самих себя. Будут ли приняты правила нашего дома нашими детьми, это очень во многом зависит от того, хорошо ли мы сами осознаем эти правила, и почему у нас они именно таковы. Чем больше мы спрашиваем с себя, тем скорее наши правила будут восприняты теми, кто рядом с нами.

Снять зажимы, удалить негативные блоки, привести в порядок вашу нервную систему и открыть в себе новые возможности вам поможет остеопатия, а записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Здоровье без таблеток.

И мы продолжим нашу беседу через неделю. Вы можете  своевременно получать статьи с продолжением темы, оформив подписку внизу страницы, на которую попадете по этой ссылке.

«Правила нашего дома» , 5, 6, 7

Продолжим разговор об обученной беспомощности. Наш следующий слайд выглядит так:

Вывод настолько прекрасен, а для родителей, склонных баловать детей, одновременно настолько скандален, что хочется уточнить.  Поисковое поведение ПП становится более активным, в человеке развиваются способность стремления к достижению цели не от успеха, не от факта получения удовольствия, а от усилий, от затрат, которые человеку пришлось произвести для того, чтобы успех или удовольствие были достигнуты. Поэтому стремление родителя осыпать своего ребенка всеми благами мира «только потому, что ты есть», не дает ребенку положительных результатов.
Высокая поисковая активность ПА является своего рода иммунитетом, помогающим человеку (ребенку) стремиться к поставленной цели, достигать ее, ставить задачи и преодолевать ступень за ступенью, решая их, а так же спокойно переносить отсутствие привычного, в том числе удовольствий или период ожидания их. Конечно, это ломает некоторые стереотипы, и те воспитатели и родители, которые ставят перед собой осознанную цель приучить своих детей преодолевать трудности, а так же взрослые, не склонные мотивироваться установками «он маленький — он бедненький», имеют явное преимущество перед теми, кто упорно избегает очевидного — любая сила растет только от тренировок: сила тела от спортивных нагрузок, сила характера от тренировок в выдержанности, сила терпения от тренировок в ожидании. Не получить немедленно, не удовлетворить сейчас же, даже не утешить сразу же надо, чтобы ребенок вырос в спокойного взрослого человека, уверенного в себе и способного владеть собой. Если родитель выбирает во всем удовлетворять своего ребенка немедленно, он формирует в нем ту самую обученную беспомощность, которая затем превращается в безволие и делает человека несчастливым. Легко достигнутый успех парализует поисковую активность, ребенок, которому во всем потакают, вырастает неуверенным в своих силах и возможностях, и это тот самый способ, при помощи которого безудержная любовь родителей или неправильно организованная забота воспитателей формируют в питомцах невыживательные черты.
Начинается все с простого: ребенок рыдает, потеряв игрушку, и родитель немедленно обещает ему купить «такую же или даже лучше». В более «запущенном» случае родитель тут же отправляется добывать ребенку утешение.

Разберем один пример неправильного родительского реагирования подробнее. Ребенок приходит из школы без телефона и заявляет, что телефон украли. Если факта кражи никто, в том числе сам ребенок, не видел, телефон украденным считать нельзя, вполне возможно, что он просто потерян. Но «потерял» это неудобно, это означает «я виноват», а вот «украли», я не при чем, вполне можно быть безутешным. Хороший телефон стоит дорого, а обычный покупать неправильно, так решает иной родитель, и, высказав побольше возмущений, что является иллюзией стремления к справедливости, иллюзией наказания, родитель покупает дорогой телефон, часто в ущерб бюджету семьи. Этим поступком поощряются сразу несколько невыживательных черт, и выживательными я тут называю черты, приводящие их владельца к успешности. В данном случае право на жизнь получает возможность бездоказательного обвинения («телефон украли»), подчинение мнению толпы (с немодным телефоном одноклассники засмеют) и стремление утолять свои нужды в ущерб близким людям (покупка, наносящая урон бюджету). Интересно отметить, что семьи, в которых первые два фактора принимаются как законные, обычно склонны отправлять своих детей в школы лидерства… Парадокс очевиден, так же как факт, что такой ребенок полностью зависит от мнения сверстников, но эта тема у нас относится к другому семинару.

В прошлый раз мы говорили о гаджетах и их пагубном влиянии на формирование нервной системы ребенка. Мы не можем избежать телефонов и планшетов в нашей жизни, да и неправильно было бы стремиться к этому. Мир изменился, сейчас мы уже не в силах представить своей жизни без компьютеров. И все же я еще раз напомню о вреде, наносимом телефонами, если дети неограниченно пользуются ими.

Профессор психологии в Университете Сан-Диего США Джин Твендж, известная своими книгами и публичными выступлениями с анализом поведения представителей разных поколений в отношении работы, жизненных целей, сексуальности, религии и к культуры, растущей в современности тенденции к нарциссизму, утверждает, что смартфоны были наиболее вероятной причиной внезапного увеличения проблем психического здоровья среди подростков после 2012 года. Профессор приводит убедительные исследования, которые показывают разобщенность современных подростков и возрастающую пропорционально этой разобщенности склонность к суициду. Ей же принадлежит утверждение, что резко возросшее количество бранных слов, открыто произносимых в эфире, связано с преобладанием «я» над социальными соглашениями, и это еще одна заслуга смартфонов, способствующих одиночеству наших детей. По возможности я буду приводить ссылки на цитируемый мною материал. И мы возвращаемся к теме нашей беседы.

Какими вы хотите видеть своих детей? — спрашиваем мы наших посетителей — родителей и кандидатов. Порой взрослые начинают перечислять разные качества, которые они хотели бы видеть в детях, но иногда застывают в растерянности и начинают уточнять:
— Что вы имеете в виду?
— Когда? Сейчас? Или потом?
— Потом, когда они станут взрослыми…
— Ну, счастливыми… — этот ответ звучит практически всегда.
— Успешными! — очень частый ответ.
— Чтобы могли отстоять свое мнение! — один из самых частых вариантов ответа. Конечно, нередки и другие, более реалистичные ответы, но давайте посмотрим, что скрывается за первыми предложениями. Что именно хотят видеть в своих детях взрослые. Какими дети должны в конце концов стать.
Счастливыми. Это что уметь, чего хотеть, о чем мечтать? Это как относиться к людям? Какого отношения к себе хотеть от людей? С «успешным» вопросы примерно те же. Это значит много денег? «Пусть у нас все будет, и пусть нам за это ничего не будет»? Я утрирую, конечно, но, может быть, стоит добавить что-то еще? Что-то более важное, чем социальный успех… Навязчивая идея «отстоять свое мнение», об этом приходится говорить каждый раз. Какое именно мнение? Если оно основано на чем? Обычно сторонники «отстаивания» после этого вопроса оказываются в недоумении. Разве есть разница? Важно же, чтобы человеку не навязывали ничего, а лучше чтобы и не высказывали. Надо уметь сказать «нет»!

Во многих своих семинарах я ссылаюсь на Виктора Франкла, австрийского психиатра, психолога и невролога, бывшего узника концентрационных лагерей, на его книгу «Сказать жизни Да», и его философию жизни, которую я озаглавила бы так же. В презентацию этого семинара рассказ о Викторе Франкле не включен, но очень уж к месту вспомнить о нем именно сейчас. Сказать жизни да, мне кажется, именно в этом умении залог и успешности, и счастья. А чтобы отстаивать свое мнение, ума не надо. Ум нужен, чтобы это мнение составить, а потом, чтобы уметь это мнение донести, причем не где попало, а там, где уместно. В этот момент кто-то говорит: «Умными. Пусть дети растут умными». Другой добавляет: «Развитыми». Третий: «Пусть умеют владеть собой». Так потихоньку мы начинаем собирать портрет человека, которого согласились бы считать своим другом. Именно после этого пояснения: «Каким должен быть человек, чтобы вы захотели с ним дружить» начинается самое ценное и самое интересное.

                Что же мы ценим в человеке?

Слайд, который вы видите выше, включает в себя не все качества, которыми мы хотели бы обогатить своих детей. Но, и это является откровением каждой встречи, мы понимаем вдруг, что многие качества как будто исчезают из устного обращения, к ним перестают обращаться, на них больше не ссылаются, и они, как люди, которых никто не окликает, понемногу забывают свои имена. Я подумала об Амурских тиграх, о том, как их, занесенных в Красную книгу Земли, намерены оберегать, после того как почти уничтожили. Я подумала о том, как безжалостно человечество расправилось со своими лучшими качествами, и назвала первые, пришедшие на ум. Наверняка этот список можно продолжить:

Какие человеческие качества пора заносить в Красную Книгу Человечества:

— Честь
— Достоинство
— Совесть
— Бескорыстие
— Скромность
— Верность
— Почтение к старшим
— Уважение к людям

Для того, чтобы себя проверить, не поспешные ли выводы выше, можно задать себе несколько вопросов.
1. Когда в последний раз в беседах подростков и молодежи мы слышали упоминание о чести, слова «бесчестный», выражение «нет понятия о чести» или, наоборот, «он — человек чести»?
2. Те же вопросы можно применить к словам «достоинство», «совесть», «скромность» как положительное свойство, не как нечто, подлежащее осмеянию, это как раз вполне может быть. Верность, ее еще упоминают, но, пожалуй, исключительно в области любовных сфер, уважение, о нем едва можно услышать, а о почтении лучше не вспоминать. Когда мы собираем эти факты в единую картину, некоторые из нас ежатся, явно оказавшись не подготовленными к размеру катастрофы. Не беру в кавычки последние два слова, потому что катастрофа налицо. Но может быть, ее развитие можно остановить?

Оказывается, все качества, которые мы хотели бы видеть в наших детях, когда они станут взрослыми, а также те, которые уже сейчас могут быть занесены в Красную Книгу Человечности, воспитываются многократной демонстрацией их в действии, рассказами детям о проявлении этих свойств, повторением и «окликанием этих качеств по именам». Если мы хотим, чтобы лучшие человеческие свойства проросли и укоренились в наших детях, нам надо каждый день воспитывать их, питать наших детей настоящими свойствами человечности.

На слайде выше вы видите несоответствие нумерации слайда и оглавления в сегодняшней статье. Это неизбежно, потому что не все слайды презентации могут быть тут представлены. Суть же изображенного такова, что мы заботимся о цветах и формах, изучаем с детьми размеры. Мы хвалим ребенка за то, что он на большой красный круг пирамидки положил зеленый круг поменьше, что на синие прямоугольные кубики домика он положил треугольник крыши — тоже синий. И мы правильно делаем, что обучаем этому детей! Но почему, проходя по улице и увидев, как кто-то переводит старушку через дорогу, мы не говорим: «Этот человек добрый», не спрашиваем потом: «Как думаешь, а какой еще бывает доброта?» Почему не задаемся вопросом вслух: «А когда мы с тобой совершали добрые поступки, и какими они были?»
Кто-то может отмахнуться сейчас, к чему этот «ликбез», такие вещи должны быть понятны сами собой. К сожалению, это предположение опытом не подтверждается, а тот факт, что без высоких категорий человек счастливым быть не может, подтвержден наукой. Материалы, которые я хочу вам предложить в связи с этим, не входят в базовый набор «Правил нашего дома», поскольку я только недавно познакомилась с некоторыми из них. Но они настолько подтверждают мои догадки и убеждения, что я просто обязана представить их вам.

Снять зажимы, удалить негативные блоки, привести в порядок вашу нервную систему и открыть в себе новые возможности вам поможет остеопатия, а записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Здоровье без таблеток.

В статье упоминались:

Jean Marie Twenge
Как смартфоны уничтожили психику поколения
Виктор Франкл
Виктор Франкл «Сказать жизни Да» — если случайно эта книга прошла мимо вас, прочтите ее полностью, не пожалеете!
Вадим Ротенберг «Образ «я» и поведение — читать бесплатно
Вадим Ротенберг «Поисковая активность и адаптация»

И мы продолжим нашу беседу через неделю. Вы можете своевременно получать статьи с продолжением темы, оформив подписку внизу страницы, на которую попадете по этой ссылке..

«Правила нашего дома» , 3, 4

Наш рассказ о первом семинаре продолжается, и сегодня мы рассмотрим сразу два слайда презентации «правила нашего дома», отмечая для себя, что стоит учитывать, определяя форму воспитания наших детей. В дальнейшем в текстах слайдов можно будет видеть нарушение их очередности. Это объясняется пропуском интерактивов, которыми оснащены семинары.  Мы понимаем, что «живые встречи» всегда более богаты и примерами,  и беседами, а в описательном варианте публикуются с неизбежными сокращениями.  Сегодняшняя запись посвящена одному свойству характера, которое в ребенке может быть врожденным, но которое можно воспитать. Это свойство гарантирует его владельцу маневренность, изобретательную и нескучную жизнь в любых обстоятельствах. Рассмотрим, что же это такое.

Одной девочке было неинтересно играть как все, и она придумывала новые варианты игры или решения ситуаций. Однажды ребята, с которыми она вместе гуляла, затеяли игру в прятки. Лавки в скверу, где играли дети, деревья и пара мусорных баков, вот и все непрозрачные предметы, за которыми игроки старались укрыться, девочка же была неповоротливой и прятаться не любила, поэтому, пока дети считались, кто будет «водой», она придумала, как избежать нелюбимого дела, но остаться в игре. Когда «в’ода» отвернулся и, закрыв глаза, начал считать, ребята побежали врассыпную, девочка сделала несколько шагов в сторону и села на лавочке неподалеку. «Вода» закончил счет, обернулся, увидел ее, лицо его на миг изобразило растерянность, и мальчишка тут же утратил интерес: признак игры не соответствовал норме, раз девчонка сидит, значит, не играет, — этот вывод, выбрав из привычного, мальчику услужливо подкинул его мозг. Он отправился с обходом к лавкам, чтобы заглянуть за них, а девочка поднялась, медленно подошла и громко «выручилась по правилам того времени»: «Пала-выручала, выручи меня!»
— Это нечестно, ты не пряталась, я тебя сразу увидел! — закричал «вода».
— Так почему ты меня не застучал, если увидел? — девочка не собиралась уступать. — Выручил бы тогда!
Сейчас нам неважно, по правилам или без правил сыграла девочка, но безусловно, сработало в ней какое-то качество, которое и дало ей возможность так поступить. О чем же тут речь?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, нам надо вспомнить какие-то общеизвестные вещи, потому что именно их мы часто упускаем, как мальчик-«вода» возможность «выручить» подружку. И следующий слайд предлагает вашему вниманию цитату из книги Вадима Ротенберга «Образ «я» и поведение», напоминая об этом.

Процесс познания неисчерпаем, и он не только в открытии нового, но и в расширении и новых подходах к учету старого, в умении рассматривать одни и те же события под разными углами. Советско-израильский психофизиолог, доктор медицинских наук Вадим Семенович Ротенберг, о разработках которого мы будем сегодня говорить, снова обращает наше внимание на то, что довольно часто важное лежит на поверхности,  буквально находится под носом, но именно поэтому нам кажется, что оно  особого значения не имеет. Пример с игрой в прятки  показателен в этом плане. Наш мозг устроен таким образом, что он нового не предполагает, опознавая события при помощи блоков уже известных и обработанных данных, поэтому человеку так легко обмануться. Мальчик, который должен быть найти и «застучать» своих друзей, напрягся, увидев девочку на лавке, но, т.к. это не вписывалось в привычную картину игры, тут же отверг едва мелькнувшую, не успевшую оформиться мысль. Так не должно быть, значит, этого нет! Точно так же мы отвергаем находящиеся «под носом» объяснения множеству событий и явлений. Они попросту не вписываются в привычные стереотипы, а наш мозг привык мыслить именно ими. Поэтому же мы нередко негодуем, когда нам пытаются что-то объяснить, мы ведь и сами все знаем! Но в каждом объяснении известного может таиться какой-то новый для нас нюанс, и именно при помощи его мы могли бы скорее придумать выход из ситуации, если бы не наша строптивость и уверенность в том, что уж в этой-то сфере наш процесс познания точно завершен. Я уверена, что лучше было бы нам подумать решительно обо всем,  выслушать всяческие доводы и рассмотреть любые, даже дурацкие, примеры, допустить самые странные мысли, предположить даже парадоксальное, чтобы найти верное и обрести большую маневренность в мышлении и в жизни.

Вадим Ротенберг задался целью изучить явление, сходное по своему смыслу с родовой доминантой, о которой мы говорили в прошлый раз. И тут нам снова пригодится пример с игрой в прятки. Рассмотрим следующий слайд презентации.

 

Поисковая активность ПА или Поисковое поведение ПП, а в психологии это явление называется Пилотным Поведением, это активное поведение в условиях неопределенности, когда мы не можем знать наверняка, к чему приведут наши выборы и поступки, будут они успешными для нас или же нет. Поступая «на свой страх и риск» или из любопытства (которое так часто оказывается порицаемым родителями в детях), мы готовы менять направления действий, встречаться с неизвестным и непредсказуемым, в определенной мере рисковать и адекватно оценивать промежуточные результаты своих действий, независимо от того, победны они или проигрышны. Как мы видим, Поисковое Поведение никак с такой модной сейчас самооценкой, которая обрушивается от любой неудачи и ввергает что ребенка, что взрослого в депрессию, никак не связаны. Человек с высокими ПА и ПП не боится проиграть здесь и сейчас, от факта неудачи его свойства не истощаются. Если активность высока, такой человек готов, сменив направления движения или поиска, продолжать свои усилия по достижению цели сначала в детской игре, а после и во взрослой жизни. Неуверенность в конечном результате, утверждает ученый, как раз и придает поведению человека любого возраста, будь то ребенок или взрослый, черты поискового, повышая его возможности по достижению цели, тогда как привычный положительный результат, привычная удача сводят способность находить выходы «на нет».

Приведу еще один пример из моего детства. Пионерский лагерь, не слишком оснащенный возможностями развлечься. Лес, бурный ручей на территории. Дети толпятся, кто-то из них задумал стирать носки в ручье, кто-то смотрит, кто-то помогает. Внезапно одна помогающая девочка роняет носок подружки в ручей. Вода немедленно уносит носок, девочка сначала пытается бежать за ним, но теряет его из виду. Ее подружка, не склонная к мирному решению проблем, начинает ссору, обвиняя девочку. Та минут стоит неподвижно, затем берет оставшийся носок и бросает в воду. Дети кричат: «Что ты делаешь? Ты что, дура?» Но девочка не реагирует, потому что внимание ее полностью направленно на плывущий по ручью носок. Внезапно вода его закручивает, носок исчезает, а девочка хватает палку , ложится на землю и начинает шуровать этой палкой, приподнимая и вытаскивая из воды все, за что она цепляется. В одно из движений самодельной «удочки» девочка достает со дна два носка! Крики и ругань прекращаются, удовлетворенная помощница уходит.

Этот пример наглядно демонстрирует, как ведет себя ПА в неопределенной ситуации. Тут нет ни потери самообладания, ни реакции на случайные слова. Поиск выхода, решения, он настолько занимателен сам по себе, что ребенок полностью им поглощен. И своей цели он, как мы видим, достигает. Но вряд ли это было бы возможно, если бы в ответ на испуг девочки, потерявшей чужой носок, ее мама тут  же прибежала бы с парой других носков, а мама первой девочки вполне могла бы при этом выразить возмущение и начать так популярные сейчас выяснения отношений, показав детям пример того, как ценность вещи превышает ценность дружбы.

В первом примере девочка из истории об игре в прятки тоже имеет высокую ПА. Она изобретает что-то новое, изучает, проверяет реакции сверстников, несмотря на то, что в данном случае ПА не направлена на улучшение обстоятельств, а только на некий поиск внутри самого ребенка. Это поиск ответов, это интерес к человеческому поведению, допущение нестандартного.
Дети, обладающие высоким поисковым поведением, как правило, находят для себя занятия в детстве и во взрослом возрасте тоже, им не бывает скучно, они никогда не остаются «не у дел». Правда, поскольку они рискуют и мыслят нестереотипно, они нередко доставляют своим родителям добавочные хлопоты, и тогда родители протестуют и «бьют по рукам» фантазеров и придумщиков. Если же такие дети растут в «сверх-благополучных» семьях, ни в чем не знают отказа и привыкают иметь желаемое немедленно по возникновении идеи что-то заполучить, их поисковая активность атрофируется, а поисковое, пилотное поведение затухает. Изобилие игрушек и развлечений у «перекормленных» родительским вниманием детей приводит их к инфантилизму, к неспособности производить идеи, к сужению пространства для маневров мысли. Те же процессы происходят у детей, лишенных уединения и созерцания, не получивших привычки к тишине и минимуму развлечений, когда, находясь в некотором дефиците «иллюстраций» мозг вынужден достраивать свою реальность, как это случалось раньше при чтении книг, или когда детям приходилось мысленно достроить свои игрушки, додумать их оформление: «А давай играть, как будто это самолет!» — говорили в таких случаях дети друг другу. Когда игрушек множество, необходимость что-то додумывать у мозга не развивается, и окончательно ее отключает, буквально «перепрошивает», уводя мозг от способности «играть» в реальности, компьютерная игра. Мозг усиленно наполняется далекими от реального мира формами, как компьютер программами, но игру рано или поздно приходится отложить, и тогда мозг пытается  «считывать» реальность при помощи новых форм. Это приводит к искажению в поведении, к неврозам, истерии и агрессии. Дети чувствуют себя беспомощными перед настоящим, они боятся непонятного и враждебно настраиваются к миру вокруг себя.
Безусловно, то, о чем мы говорим сегодня, рассматривается усредненно. Есть дети, которых не оторвать от шахмат, а есть те, которых за шахматную доску не усадить. Главный герой фильма «Один дома» в условиях опасности для собственной жизни и тотального кретинизма взрослых проявляет максимальную ПА, и мы можем предположить, что его родители и прежде не слишком опекали своего ребенка и не глушили его фантазий, требуя от ребенка «правды, правды, и ничего, кроме правды», так удобной для себя. Конечно, этот пример далек от реальности, в отличие от двух предыдущих примеров с прятками и носком, в реальной жизни средний ребенок в ситуации с грабителями мог испугаться до полусмерти и выхода не найти,и все же правило это касается всех: чем больше родители облегчают жизнь своих детей, тем меньше дети становятся способны к маневренности и успешности. Чем больше родители одаривают своих детей благами цивилизации, тем слабее потом у них приспособляемость и выживаемость, да ведь и в сказках «мачехина дочка» всегда оказывалась невезучей и несчастной. Стрессоустойчивость тоже у таких детей крайне низкая, а она, что давно доказано учеными, влияет не только на качество, но даже на продолжительность жизни. Таким образом, потакая детям во всех их желаниях и воспитывая их в режиме безотказности, родители сокращают срок жизни своих детей, меняя «безоблачное» детство на неприкаянность и неудовлетворяемые амбиции взрослости.
К сожалению, многие современные родители заняты на работе, времени и сил на потомство у них остается немного, и они «откупаются» от своих детей парками аттракционов и прочими развлечениями виртуального мира, которые создают иллюзию если не всемогущества, то чего-то близкого к нему. Не будем говорить «за всю Одессу», поколение нынешних детей можно было бы считать загубленным, если бы эта тенденция касалась всех. К счастью, все больше семей сейчас вылавливает своих детей из иллюзорного омута наслаждений, который их чуть не поглотил. К сожалению, все еще очень много родителей не очнулось от разрушительного состояния, в котором их дети «ни в чем не знают отказа» и просто обязаны жить «лучше, чем жили мы».  Залюбленные и задаренные их потомки очень быстро приобретают синдром «обученной беспомощности», именно так называет Ротенберг неспособность детей переживать отказы, изменения маршрутов, рокировки и прочие обстоятельства, которые могут им показаться нежелательными, даже если таковыми не являются. Бесконечные требования, истерия, саботаж в раннем детстве, в подростковом родительская безотказность приводит и к трагедиям, описывать которые я не буду. Но даже на уровне «он меня не любит» взрослые рискуют потерять своего, потерпевшего отказ, влюбленного ребенка, а начиналось все с того, что маленьким он не знал слова «нет».
Ротенберг показывает, что паника, как и эйфория, тоже могут иметь стереотипные формы, оба эти состояния обездвиживают мышление человека. Задача взрослого не погружать детей в наслаждение, придерживаться умеренности и обучать их выходить из положения или смиряться с ним, без драмы принимать положение вещей, осмысливая происходящее на уровне, возможном в каждом конкретном возрасте.

Неделю назад после публикации предыдущего слайда, когда в ФБ я выложила отрывок текста со словами «Огорчайте своих детей», последовал такой комментарий: «Ну, может, не просто огорчать, а ставить в ситуации выбора, небольшого конфликта интересов. Иначе может вырасти бесхребетником, на котором все будут ездить». Не соглашусь ни с первым, ни со вторым предположением.
Выбор — святое дело, и задача родителей обучить детей осуществлять самые разные выборы — от предпочтительно-лучшего до меньшего из зол, умению отказываться от заманчивого и находить удовольствие в другом, сразу не видном. Вообще находить смыслы в предложенном. Но бывают ситуации и безвыходные, и каждый взрослый об этом хорошо знает. Утверждение «выбор есть всегда» популярное, но не слишком конкретное, потому что, если действие невозможно, ожидание — единственное, что остается, но это не выбор, это «сухой остаток», который при неблагоприятном течении обстоятельств не должен ожидающего сломать. Выбором же здесь является ситуацию принять. Вот этому и надо обучить ребенка. Что касается вывода «на нем будут все ездить», то мне современные люди кажутся слишком озабоченными тем,чтобы на них никто не ездил. Это следствие главного веяния нашей современности — сепарации, вычленения «я», разрушения позитивного восприятия общества. Мы будем говорить об этом снова и снова, пока скажу только, что не страшно, если на тебе едут, плохо, если ты от этого кажешься себе уязвленным. Ценности наши находятся не в действиях, а в том, как мы к ним относимся. Это утверждение слегка преждевременное, т.к. мы еще не договорились о терминах, и что такое «ценности» может быть ясно не совсем, эта тема следующей беседы. Я же знакома со многими людьми, которые используют любую возможность, чтобы кому-то помочь. Быть нужным — именно это наполняет их жизнь смыслом, а по большому счету, именно в этом смысл большинства представителей здорового человечества. Мы будем рассматривать утверждения современности, губительные для возможности человека ощущать себя счастливым , а пока еще раз повторим, что обученная беспомощность (Ротенберг) — следствие воспитания, при котором ребенок превращается в своего рода «священную корову», а поисковая активность, поисковое поведение очень часто граничат с фантазиями, даже ложью, потому что ложь помогает моделировать способы достижения цели, с нестандартными решениями, а это все неудобно для родительского восприятия, потому что требует остановки и раздумий, настройки на другую волну. Именно поэтому подобные проявления объявляются неугодными и давятся… Если при этом ребенка изнеживают и всячески балуют, давятся успешно.
Поисковая активность сама по себе требует серьезных усилий и больших энергетических затрат.Она толкает человека на поиск неизведанного, нового, порой даже рискованного. Ребенок в процессе своих поисков развивает свои способности еще больше, он не пугается неудачи, потому что процесс исследования захватывает его. Ни в коем случае не следует в это время препятствовать растущему человеку исследовать мир и людей. Ведь использовать стереотипы проще и безопаснее, не искать, не придумывать, не сочинять, жить по шаблонам намного легче, привычнее и понятней. Для ощущения безопасности наш мозг любит прогнозировать развитие событий, а это куда проще именно исходя из стереотипов. И взрослый человек обрывает попытку ребенка построить свою реальность: «не придумывай». Краски меркнут, маячки угасают, фантазия отключается. В руках появляется гаджет, в котором и без стараний мозга достаточно ярких красок и ничего не требуется создавать самому.
К счастью, все не так плохо, потому что тенденция эта не всесильна, мы не ставим перед собой цели вернуться в прошлое, потому что настоящее прекрасно своими возможностями. Наша задача — научиться использовать их максимально, не разрушая своих детей и себя.
Снять зажимы, удалить негативные блоки, привести в порядок вашу нервную систему и открыть в себе новые возможности вам поможет остеопатия, а записаться на прием к специалисту вы можете, зайдя на сайт Здоровье без таблеток.
И мы продолжим наш рассказ через неделю. Вы можете своевременно получать статьи с продолжением темы, оформив подписку внизу страницы, на которую попадете по этой ссылке..

 

«Правила нашего дома» , 2

— Как вы думаете, — нередко спрашиваю я родителей, — какой человек может считаться более знающим и более устойчивым в жизни: тот, кто пережил проблемные времена, кто столкнулся с испытаниями и справился с ними, кто научился ровному поведению в разных обстоятельствах и не падает духом, довольствуясь малым, или тот, кто не знал ни в чем отказа, привык получать все по первому требованию и не напрягался для того, чтобы что-нибудь иметь? Какой человек надежнее, рядом с каким спокойнее и уверенней чувствуешь себя? Какому человеку… легче жить?
— Ну, — родители обычно не думают долго. — Наверное, это о том, который не все имел и что-то там такое пережил. У таких и опыта больше, и сильнее они…
— Как вы думаете, почему тогда люди так стараются оградить своих детей от любых испытаний и создают им тепличные условия для жизни? Ведь преимущества тех, кто привык справляться с проблемами, очевидны.
Несмотря на действительную очевидность, очень часто взрослые люди застывают в удивлении или разводят руками. Разумного ответа на этот вопрос у них нет. Они так делают, потому что любят и жалеют своих любимых. Последствия такой любви, к сожалению, часто оказываются плачевными.
Второй слайд презентации содержит видео-сюжет, который я и предлагаю посмотреть вместе.

Наша задача — найти ответы на вопросы, многие из которых люди себе не задавали, потому что вопросы эти кажутся само собой разумеющимися. Они действительно выглядят примитивными и излишними, но именно в таких, лежащих на поверхности, часто скрывается ключ к пониманию важных родительских проблем.
Когда же этой самой… бабочке… помогать, а когда нет?
Что нужно знать, чтобы она в конце концов полетела?
Ведь значительно проще многое сделать самим, чем ждать, когда ребенок соизволит оторваться от игр, или чем убирать потом последствия его «помощи»… Родители говорят: «Да, конечно, надо детей учить, надо иметь терпение, все верно», и добавляют: «Но он же еще маленький, что он сейчас понимает, пусть побалуется. А вот подрастет…».
Как только ребенок начинает что-то пытаться сделать сам, такие родители либо сопровождают его действия на первый взгляд безобидными репликами, которые, однако, ребенка обижают, либо просто отодвигают ребенка и делают все сами, причем, мужчины в принятии детской помощи оказываются не более терпеливыми, чем женщины. И это в том, что пока находится на уровне игры.
Все обстоит значительно серьезней, когда дело касается чего-то, опасного для ребенка по мнению взрослых. Едва ребенок немного подрастает, «туда не ходи — этого не трогай» становится во многих семьях своеобразной мантрой. Родительская тревога привычно увеличивается, забота поднимает градус: «Мы хотим, чтобы у вас было все, чтобы вы себе ни в чем не отказывали. Мы хотим, чтобы вы жили лучше нас». Но чем больше обережения в родительском поведении, тем чаще можно увидеть сопротивление, недовольство и неблагодарность у подрастающих детей. Бабочка не расправляет крылья, дети вырастают капризными, нередко скандальными, они осыпают родителей упреками, а договориться с ними становится все сложнее.

— А у нас очень спокойный ребенок, — нечасто, но случается, что возражают мне. — У нас практически нет споров, он послушный, с ним не возникает никаких проблем.
Обычно так говорят о детях от 6-7 до 11-12-ти лет, это начальная школа, наименее конфликтный период в жизни ребенка.
— Вы когда-нибудь говорите ему «нет»?
— Да, в общем, не приходится, — удивляются родители. — Он и так со всем согласен!
И тогда я произношу фразу, удивляющую всех родителей без исключения. Я говорю: «Значит, надо вашего ребенка специально огорчать».

И начинается неразбериха. Родители спрашивают, зачем это надо, неужели действительно следует огорчать детей специально, и может быть, я шучу. Но все это чрезвычайно серьезно.

Кормить-поить-одевать-давать образование — это самые распространенные и самые популярные направления деятельности родителей. Но это совсем не главное из того, чему взрослый обязан научить ребенка, и что должно быть вписано в правила нашего дома. Одно их этих правил — умение осознать препятствие и придумать, как его преодолеть, или как его обогнуть. Из этого правила вытекает второе и третье свойство:
— умение определить, возможно ли, уместно ли преодоление и нахождение способов для этого;
— способность сделать шаг, а то и несколько шагов назад, чтобы обойти это препятствие, не сталкиваться с ним лоб в лоб, если сейчас его преодолеть невозможно.
Без этих способностей и навыков человеку сложно стать успешным в жизни, а ведь именно успешность есть то, о чем взрослые мечтают для своих детей. Современность призывает никогда не отступать, именно этому взрослые учат детей. Вернее, не учат, а эти слова повторяют, потому что не отступить не означает двигаться напролом. К сожалению, растущие дети совет не отступать воспринимают однозначно, иначе они бы о разнообразии способов достижения желаемого знали. И не все цели, к сожалению, достижимы. Сталкиваясь с ними, дети без привычки к отказу чувствуют себя растерянными, они теряются и падают духом, утрачивают веру в себя. К счастью, существуют разработки ученых, подтверждающих этот важный тезис: чтобы расти крепким, ребенок должен научиться переживать отказы в детстве. Взрослый человек, воспитывающий ребенка, просто обязан обучить его следующему:
— сохранять спокойствие при встрече с нежелательной ситуацией;
— уметь рассмотреть несколько видов выхода из ситуации;
— уметь найти замену своей деятельности в случае, если ситуация в данный момент решению не поддается.
Сейчас много времени уделяется идее удержания на высоте своей самооценки, но самооценка обрушивается при первой неудаче, и, чем более дети росли безотказно, тем сокрушительнее ее падение. Напротив, самооценка оказывается хорошо застрахованной, если мы научили нашего ребенка спокойно встречать отказ и обдумывать решение ситуаций неоднозначных. Для каждого возраста это будет свой вариант невозможности получить желаемое, от «не той» игрушки для малыша и спокойно воспринятых взрослым детских слез разочарования в связи с этим до отказа любимой девушки или молодого человека в подростковом возрасте с горьким разочарованием, но без трагедии ни для кого.

Конечно, отказы и огорчения должны случаться изредка и для того, чтобы выработать у ребенка навык к преодолению. Многое должно получаться, а родители рядом в процессе создания и «получения» чего-то желаемого — это большая радость и большая удача, которые не должны стать неизбежными. Нам надо научиться «не подрезать кокон», каким бы сильным ни было желание нашему ребенку помочь.

Во время ведения семинаров я часто привожу в пример различные истории, которыми богата моя жизнь, а также те, которыми со мной поделились слушатели семинаров — конечно, с разрешения последних. Безусловно, любое описание проигрывает в сравнении с живым общением, поэтому сегодня, не видя ваших глаз, я вспоминаю только одну историю, которую и привожу, потому что она хорошо иллюстрирует то, о чем мы сегодня говорим.

Однажды одна мама привела к врачу свою дочь, которая собралась произвести на свет ребенка. Первые роды у дочери были через кесарево, и мать хотела узнать, насколько возможно в этом случае родить самостоятельно. Этот вопрос она и задала врачу, когда они вместе с дочерью пришли незадолго до родов на прием.
— Теоретически родить самостоятельно после кесарево возможно, — ответил женщине врач. — Мы со своей стороны обеспечим мониторинг состояния матки, шва. Вопрос только в одном, и на этот вопрос надо дать ответ до наступления родов, до принятия решения: какова у вашей дочери родовая доминанта?
Этот вопрос врача явился для женщины мгновенным ответом на тот, что она задала ему ранее. Стремление и способность преодолевать препятствия в сложных обстоятельствах у ее дочери было не слишком высокое, девушка была склонна себя жалеть и отступать. Не медля, женщина приняла решение не рисковать, и в план родов было записано кесарево.

Этот пример — всего лишь образ. Но в этой жизни мы рождаем не только детей. Мы рождаем наши дела и мечты, наши идеи как от желаний, так и от протестов, воплощаем их в жизнь, и они становятся нашими «детьми», тем, что определяет судьбу и остается после нас. От того, какова у нас «родовая доминанта», какова способность «выродить из себя» идею, мысль, осуществление, зависит наше сегодня и наше завтра, а также сегодня и завтра тех, кто окружает нас. Родовая доминанта — это способность как напирать, так и терпеть, мгновенно остановить напор. Сформировать высокую родовую доминанту в ребенке — осознанный родительский труд, творческий и возможный, направленный на будущую состоятельность личности. И это, безусловно, сложнее, чем быть безотказным.

Это было краткое содержание второго слайда установочного семинара «Правила нашего дома». Разговор о том, что говорят ученые о последствиях «безоблачного детства», которое взрослые так часто стараюсь своему потомству обеспечить, мы продолжим через неделю. Вы можете своевременно получать статьи с продолжением темы, оформив подписку внизу страницы, на которую попадете по этой ссылке.

«Правила нашего дома», 1

Каждый человек подобен полотну художника. Чем дольше и скрупулезнее художник трудился над своей картиной, тем лучше в ней выписаны детали, тем она ближе к совершенству. Родитель мне представляется именно таким художником, а процесс воспитания ребенка стараниями творческой личности родителя сотворить произведение из своего замысла. В замысле же ответ на вопрос, какими мы хотим видеть своих детей, но это не о профессии, как можно подумать в первую минуту, не о том, чтобы воплотить в ребенке свои несостоявшиеся мечты. Но о чем же тогда?

Поскольку программа «Целый-невредимый» авторская, то нет другого способа повествования, как только от первого лица. Так я и буду писать эти статьи.

И вот наш первый слайд.

Перед нами «шапка» семинара, народ за столом явно старается договориться. А может быть, их уже соединяет некий свод условностей, то, что принято в кругу этой семьи, ведь речь пойдет именно о семье. Тем не менее, практика показывает, что люди часто не отвечают на вопросы о том, что принято в их семье. «Ну, говорят они, я не знаю. Мы вместе смотрим футбол, хотя нет, тоже не все » или «Иногда мы встречаемся всей семьей». Точно так же, как о традициях семьи, которые как раз и являются объединяющими условностями, люди оказываются не готовы ответить, что они считают недопустимым, а что почетным. Во всяком случае, до тех пор, пока не перейдешь на личности. «О, — сразу тогда реагируют они, — он не должен так часто пить пиво, меня это раздражает!» или «Она тратит слишком много денег, нет, это не для меня». Я называю эти, неподходящие черты, «невозможностями», а те, на которые мы при определенных условиях можем согласиться, «допустимостями».

Что может быть допущено в крайнем случае? Чего мы не согласны допустить никогда? А какие черты мы посчитали бы исключительными и гордились бы ими? Хорошо, когда человек на эти вопросы готов ответить. К сожалению, в наше стремительное время взрослые часто не успевают остановиться, чтобы подумать об этом. И дети, не получая ответов на важные вопросы, оказываются перед необходимостью добывать их самостоятельно там, где тоже не до них. Разве мы подлинные на бегу, когда скорость бега не позволяет рассмотреть цветок на обочине? От подобной поспешности в семье страдают и дети, и взрослые.

Правила нашего дома — семинар о том, какие мы, чего мы хотим, что нам нравится, на что мы готовы, а чего не сделаем ни за что; каковы наши невозможности и наши допустимости, то, что сам о себе твердо знает человек, и то, что он своими поступками демонстрирует окружающему миру. Ведь очень часто то, что человек о себе представляет, и то, каким он предстает в сознании окружающих, сильно отличается друг от друга. При таком положении вещей детям очень трудно определить, что хорошо и что плохо, и практически невозможно обрести уважение к своим родителям, которые говорят одно, а делают другое. Мы должны что-то узнать о себе, чтобы такими родителями не оказаться, потому что у этих родителей растут несчастные, лишенные ориентиров дети, и потому что подобного рода сюрпризы никому не нужны.

Несколько слов о том, почему мои семинары одинаково нужны и семьям с кровными детьми, и семьям с детьми приемными. Прежде всего, те и другие рано или поздно встретятся, поэтому практику образования родителей приемных семей и оставления «не в курсе» семей кровных я считаю не слишком дальновидной. Хорошо и тем, и другим что-то понимать друг о друге, знать, что их объединяет, а чего, возможно не стоит говорить и, может быть, даже думать. А еще хорошо шагать в ногу со временем. Это куда эффективнее, чем подпитывать свою фантазию рассказами любителей мрачных историй. Все непросто, но вовсе не безнадежно, и лучше узнать детали из первых рук.

В сфере приемных семей, где я проработала дольше двадцати лет, принято, упоминая о приемных детях, говорить: «эти дети другие». Я всегда протестовала в душе против такой формулировки, которая, прежде всего, разделяет детей и их будущих родителей еще до их соединения. Я видела последствия от этих слов. «Другой» это «чужой», подсознание играло по своим правилам, и ребенок заранее настораживал и отторгался. Помните, как было в «Маугли» Киплинга? «Мы с тобой одной крови, ты и я» — эти слова переворачивали сознание, объединяя живые существа. Лозунг «Эти дети другие» производил эффект обратный».

Представим себе больницу, в которой есть разные отделения. Там в терапии будут лежать преимущественно старички с заболеваниями сосудов, в хирургии люди с травмированными конечностями, в неврологии… Впрочем, мы все прекрасно знаем, чем отличаются больничные отделения, даже если нам не довелось в них бывать. И мы знаем так же, что люди везде одинаковые. Они нуждаются в деликатном и профессиональном уходе, в современном оборудовании и чистоте. Люди одинаковые, а болезни у них разные. Так же и дети, у них разные «заболевания», и часто кавычки тут лишние, у них разные проблемы, но нужды у всех одни: детям необходимы забота взрослых, ответственность, любовь и терпение, нужен кто-то свой, личный, кто способен их принять такими, как есть, обучить жизни в мире людей. И, конечно, мы по-разному прикоснемся к здоровой ноге или к сломанной ноге у пациента в больнице. Так же мы по-разному будем общаться с ребенком, выросшем в любви, и тем, кто встретил одиночество и равнодушие мира с первых своих дней. Мы врачи душ, и в этом курсе мы обучимся разным приемам обращения с детьми и друг другом, но прежде всего мы научимся правильному обращению с собой, что совершенно невозможно, если мы не осознали себя.

Этот курс призван совместить представление человека о себе и окружающей его реальности, расширить себя и научить управлять собой так, чтобы не вступать в неразрешимые противоречия с нею. Правила нашего дома — это несущие конструкции нашей постройки, то, на что мы будем опираться в дальнейшем. Это мосты и перила, заботливо сооруженные взрослыми людьми, чтобы, пользуясь ими, наши дети могли безопасно стремиться вперед и вступить во взрослость подготовленными к ней. Помните сравнение с полотном художника в начале страницы? Художники редко демонстрируют свои незавершенные работы, не так ли?Наши дети не должны оказаться всего лишь эскизами и набросками перед взрослой жизнью, мы должны подготовить наши картины, чтобы они могли предстать перед взглядами других людей. Мы должны серьезно подготовить к взрослой жизни наших детей.
Этот курс рассчитан на всех, кто только собирается стать родителем, и у кого в семье уже растут дети, — независимо оттого, приемные они или кровные.

На следующей неделе я продолжу рассказ о семинаре «Правила нашего дома».

Познакомиться с предыдущими и последующими описаниями слайдов вы можете, зайдя на страницу по этой ссылке.

Своевременно получайте статьи с продолжением темы, оформив подписку внизу страницы, на которую попадете по этой ссылке.